На острове Казачьи Луга найден пропавший паром

На острове Казачьи Луга на Иркуте, чуть ниже Синюшиной Горы, пропал паром — большая голубая лодка. Паром перевозил дачников и постоянных жителей островного садоводства на материк.

Обитатели садоводства «Иркутянин» страшно расстроились, ведь попасть на свои огороды они могут только по воде. К счастью, в садоводстве нашлась обычная лодка, на которой дачников катали с берега на берег в течение недели. Потом паром нашелся — его обнаружили в Затоне.

Паром исчез как раз в те дни, когда на Иркуте стояла после дождей полная вода. Жители негодовали, предполагая, что его украли на металлолом. Юный паромщик Миша прикинул цену: тысяч десять-пятнадцать за него дадут — как за металл. Пока не было парома, Миша возил дачников на обычной лодке.

Сейчас он вспоминает неделю сомнительного удовольствия: «Все болело. Думал, у меня руки отвалятся». Не так-то просто целыми днями сидеть на веслах, учитывая, что поток дачников не иссякает даже в будние дни. Миша и сам дачник, подрабатывает на пароме.
Садоводы подключили полицию. Но паром вскоре сам нашелся. Председателю садоводства сообщили, что он приплыл в Затон. Как он оказался в Затоне? Местные считают, что не обошлось здесь без хулиганской руки.

— Вряд ли сорвало его. Все говорит о том, что ему помогли уплыть. На берегу, кстати, бутылку из-под виски обнаружили, — рассказывает Вениамин Иокинфович, житель другого, материкового берега в районе Каи.

Поселок Черемушки, где проживает Владимир Иокинфович, в пятидесятых годах был выстроен «в нахаловку». Рядом с ним — промзона устрашающего вида. Поселок когда-то сильно страдал от наводнений. А когда-то остров и материк представляли собой одно целое — во времена вполне исторические.

— В 1971 году промыло эту протоку, и образовался остров. Здесь много островов, это же дельта. Рядышком — Девятый остров, его мало посещают. Он так зарос, что по нему как по джунглям пробираться надо… Раньше эта местность называлась Казачьи Луга, теперь остров Казачьи Луга. В царские времена казаки ставили здесь летние лагеря.

Вениамин Иокинфович прикидывает, что размеры острова примерно четыре километра на два. Правая часть занята садоводством, левая пустая.

В советское время, когда Казачьи Луга еще не были островом, туда ходил автобус, и считалось это место одним из редких мест цивилизованного городского отдыха.

Место отдыха относилось к радиозаводу, который поставил спортивные снаряды, бетонные домики. С тех пор строения и сооружения разрушились так, что их и найти на густо заросшем острове трудно.

Дороги на острове сохранились еще с тех времен. Имеется и несколько авто — полуразрушенных, советского производства. И еще есть — стоит на берегу, красуется — трактор, приобретение одного молодого дачника. Технику полноценно можно использовать только зимой — перебираться по льду на материк.

— Пока не было протоки, остров был в хорошей доступности, все там было повытоптано. Сейчас природа восстановилась, даже грибы, говорят, есть. Я туда иногда за шиповником езжу.

Единственная экологическая потеря — черемуха. Район этот и прибрежное материковое садоводство называются Черемушки. Но лет десять назад кустарника в округе, в том числе и на острове, не стало. Было нашествие насекомых — любителей черемухи. Как нам поведал житель садоводства Сергей Сергеевич, гусеницы ползли сплошным ковром в метр шириной.

Сергей Сергеевич развернул на острове дачный быт лет пятнадцать назад. С тех пор много воды утекло, не одно поколение дачников сменилось.

— Участки здесь давала полувоенная организация «Радиан». Раньше, конечно, и участки были другие, и домики ограничивали в размерах. А сейчас люди хорошо расстраиваются. Мой домик в советские времена считался бы хоромами.

Появились уже и постоянные жители, в том числе молодые, с детьми. На работу ездят на материк. Задерживаться с работы не рекомендуется — ночью на остров не попасть, паром не ходит. Постоянно проживает около тридцати человек. Многие пенсионеры наведываются сюда не только летом, но и зимой. Кое-кто обосновался по-деревенски прочно: двое завели уже скотину — держат коров, поэтому по острову то тут, то там выкосы. Не все соседи довольны таким соседством — вытаптывает скотина траву. Но молоко востребовано.

Быт островитянина суров и прост: с собой — большие сумки продуктов.

Магазинов на острове нет, ближайший киосочек — на материковом берегу. Некоторые и воду питьевую с собой берут. Дети везут велосипеды — дорог здесь много, машин нет; тот редкий советский автопром, на котором перевозят в основном стройматериалы и урожай по зиме, летом редко курсирует по острову.

Осенью и весной попасть на остров затруднительно. Хотя есть один способ. К двум роликам прицепляют тросики, между ними кладут доску и, перебирая руками, движутся с берега на берег.

— Вода там маленькая, сантиметров тридцать, но холодная, течение сильное, — говорит Сергей Сергеевич. — Я один раз попробовал, больше не хочу. По возрасту не могу больше на этой фиговине передвигаться. Падают с нее, бывает. Председателем садоводства одно время был учитель — меленький, но жилистый человек. Он свалился однажды в воду. А у берега — лед, в воде — лед. Ничего, выплыл, обогрелся. Опасность ведь в том, что вода быстрая, может под лед затянуть — и не выплывешь.

Есть еще брод, по которому осенью может пройти машина. Но около месяца островитяне почти отрезаны от мира.

Два раза им обещали мост.

— Как выборы, так нам мост обещают — мол, только проголосуйте. А потом вроде как забывают об этом.

Но вопрос моста спорный — не все жители острова согласны с тем, что садоводству нужен мост.

— Многие старухи против моста. Да и молодые есть, которые против. Аргументы их такие: будут воровать. Но воровали и раньше — на лодке приплывали, а зимой на машине приезжали. От воровства это не избавит, — считает Сергей Сергеевич.

Сам он за мост. Говорит, что сельхозработы на участках начинаются слишком поздно, так как весной переправа затруднена.

— Мы все делаем впопыхах, быстро, чтобы успеть.

У противников моста, правда, есть один аргумент, который нам, людям со стороны, кажется при любой системе аргументации весьма разумным: если построят мост, найдется много желающих посетить остров. А то и на машине заехать. И дачники, которые чувствовали себя уединенно в черте города, эту милую уединенность утратят. К их счастью, обещания тех, кто куда-либо баллотируется, исполняются редко…

Паром, которого на неделю лишились островитяне,  похож на большую лодку.
Паром, которого на неделю лишились островитяне, похож на большую лодку.
Дачнику Сергею Сергеевичу мост не помешал бы...
Дачнику Сергею Сергеевичу мост не помешал бы...
Загрузка...