На мысе Бурхан прошла выставка керамики

Международный симпозиум керамистов на Ольхоне — третий по счету — собрал в этом году художников из России, Белоруссии, Литвы, Казахстана, Турции.

Иркутские керамисты в этом году решили открыть профессиональные курсы для любителей. А также надеются, что в скором времени смогут открыть музей керамики.

Если пару лет назад об этом симпозиуме знал только узкий круг людей, то сейчас аудитория достаточно обширна. Идейным вдохновителем и организатором этого проекта является Татьяна Ерошенко, художник-керамист, член Совета художников России.

— Раньше я преподавала в университете, затем открыла свою студию, в которой раз в год выставляла свои работы. И в какой-то момент почувствовала, что мне не хватает художественной подпитки, встряски. Тогда я решила пригласить друзей-керамистов на Байкал для того, чтобы творить вместе. Я и не думала, что это перерастет сначала в российский симпозиум, а затем и в международный.

— А с чем связан акцент на вторую часть слова в названии «КераМистика»?

— Ни для кого не секрет, что Байкал — сосредоточение местной шаманской культуры. А к самим керамистам в различных странах было разное отношение. На Руси гончар и кузнец приравнивались к волшебникам, т. к. гончар, перед тем как копать землю, проводил обряд, чтобы попросить прощения у земли за то, что он вторгается в нее. Да и сама технология обжига необычна: художник сам не всегда знает, что у него получится.

— Происходило ли на вашем симпозиуме что-либо мистическое?

— Мы заехали к Валентину Хагдаеву, он нам рассказывал, что первым шаманом на Земле был Орел. И по приезде на сам остров над нами стал парить орел. А я еще давно знала, что орел — это хороший знак, символ одобрения высших сил. И я сказала ребятам: «Все будет хорошо, погода будет отличная!». Это и подтвердилось: стояла жара 30 градусов.

А в последний день мы сделали выставку на мысе Бурхан, спросили разрешения у администрации, но не догадались спросить разрешения у духов. На нашей выставке были христианские, буддийские, шаманские символы. Духи нам разрешили постоять полдня. Часа в три подул сильный ветер, Сарма. До того жара стояла неимоверная, ничто не предвещало изменения в погоде. Мы работы собрали, упаковали, увезли, и ветер стих. После мы вернулись с мужем на мыс и стали задабривать богов: поливать молоком, сыпать рис. Все это может звучать странно, но я поняла, что здесь культура шаманская жива, на этой земле она действует.

Татьяна говорит, что керамический проект оказался в нужное время в нужном месте, у него бешеный темп.

— Проводя этот симпозиум, мы решаем несколько задач. Во-первых, симпозиум — это возможность показать себя. Художники-керамисты из Европы не знали, что в Сибири есть, без ложной скромности, художники высокого уровня. Во-вторых, это возможность творческого развития для каждого художника. В Иркутске нет сформировавшейся школы керамики, но по прошествии трех симпозиумов можно сказать, что складывается очаг нашей, байкальской школы.

В этом году иркутские керамисты запускают пробный проект: открывают институт керамистики для молодых: студентов, керамистов-самоучек, для тех, для кого керамика является хобби (в профессиональной среде их так и называют — «хоббисты»). Мастер-классы будут проводить художники из Иркутска, Красноярска, Австрии.

Сейчас в музейной студии открыта передвижная выставка, на которой представлены лучшие работы с трех симпозиумов.

— Но моя самая большая мечта — это строительство музея керамики в Иркутске, — говорит Татьяна.

baikalpress_id:  96 465