Мужчина для счастья

Одной плохо. Ира об этом не думала, и поэтому устраивала своему мужу веселую жизнь. Чуть что не по ней — хлобысь тарелкой об стену.

А муж сидит и хоть бы зажмурился, такая выдержка у парня — обзавидуешься прям, как Штирлиц держится. А Ира от этого еще больше заводится. И ревновала ведь его ужасно. Вот ведь парадокс — женщина все делает для того, чтобы мужик от нее в ночь сорвался, а сама потом еще и ревнует, и сцены устраивает при посторонних. А Ирин муж налево никогда не ходил, он, наоборот, все скрывал даже от своих близких друзей, жалел Иру. Прятался он на вокзале, а когда машину купил, катался бесцельно по городу, бензин жег. Или в аэропорт приедет и сидит там, словно он пассажир или встречает кого. Потом домой приедет под утро. Ира устала, спит крепко. А как не спать, если такой выход энергии, такие траты. Говорят, что особо настроенные психические артистки по килограмму веса за спектакль теряют. А Ирин муж все осколки соберет в совок, завтрак приготовит и ждет, когда надо дочку будить, в сад-школу вести. Дочка встанет, а на столе уже булочки горячие из пекарни и какао. Ира заглянет на кухню: картинка идиллическая, папа с дочкой беседуют вполголоса, планы на выходные строят. Ира тут же из себя выходит, но она сдерживается, силы копит до вечера.

Конечно, от такой жизни рехнешься. А Ире что, хорошо? Ее знакомые спрашивают: чего ты, Ира, все бесишься, из себя выходишь? А Ира как заведется, как начнет все-все-все рассказывать. У знакомых этих глаза на лоб. Как это? Из-за такой ерунды на стенки лезть? Ну, не вспомнил он про день рождения твоей матери, так ведь, Ира, ты и сама не такая уж почтительная дочь, чтобы каждый вечер звонить в свой родимый дом, интересоваться здоровьем своих родителей. И к свекровке ты тоже не особо чтоб с уважением и с подарками. Ну, забыл он про дату вашего первого поцелуя. Так ведь и ты много чего про него не помнишь. Короче, на личности переходили.

Ира обижалась сразу, плакать начинала и дверью хлопать. Или прямо в глаза всем им все говорила, в частности вспоминала, что про них, про этих знакомых, на самом деле думает и говорит Ирин муж.

И что он не такой, что о нем говорят эти люди, он другой. И только Ира знает всю правду, и пора глаза-то открыть. А эти знакомые женщины — они все сплошь какие-то подруги-приятельницы ее мужа, а своих собственных подруг у Иры не было совсем. Не везло, не получалось у нее дружить, с этой женской дружбой потом одни проблемы. А кто так не считает, тот, значит, и не дружил никогда. Это если Иру спросить про подружек. Ира вспыльчивая, потому что правдивая. И она подробно может рассказать, начнет рассказывать, как и в пятом классе у нее была подруга, и в десятом, выпускном. И как все закончилось подлостью. Ира еще что-то может вспомнить, и опять плачет и жалеет себя, какая она искренняя и ничего никому не жалеет. Короче, грустно. А муж ее все равно любит. И он так считает, и сама Ира. И так давно это все длится, что они уже всем надоели.

А потом Ира встретила одного, и ей показалось — родственную душу. У родственной души, правда, была жена. Но он Ире намекнул, что там у них развод со дня на день. Поэтому Ира и не стала обращать внимание на то обстоятельство, что он живет пока в прежней семье. Но это же временно, правда? Ира ведь даже не догадывалась, что жена ее возлюбленного пока не в курсе, что предстоит развод. Та женщина не знала, что ее муж уже в поиске. Ирин муж тоже ничего не знал. Хотя Ира и порывалась ему все-все-все рассказать, но что-то удерживало, точнее, времени на разговоры со своим мужем у Иры не было. Потому что Ира переживает романтику чувств. С мужем у Иры никакой романтики, одни скандалы.

Поэтому Ира ушла в свою новую любовь как в море, а то, что осталось, все осталось на берегу — и муж Ирин в том числе.

Муж ведь Ире никаких стишков никогда не читал, говорил, что стесняется выдавать чужие стихи за свои, да и учить наизусть лень. А этот новый Ирин возлюбленный никого не стесняется, так и шпарит один стишок за другим. А у Иры голова кругом. Конечно, она вообразила себе… А Ира такое страсть как любит — когда стишки. Потом он еще много каких забегаловок знал, где недорого и почти со вкусом. То есть и с собой можно принести все вплоть до еды, и сидеть сколько хочешь, никто не гонит, а наоборот, все знакомые и приветливые. Хоть даже пиво из баночек пьешь, никто никаких замечаний не сделает, хоть сколько таких баночек и бутылочек. А Ира домой придет, а там скукотень, муж за уроками с дочкой сидит, задачки у нее проверяет. Иру тогда все раздражает. Даже то раздражает, что везде убрано и ужин на столе с пирожными. «Вот интересно, кого это вы тут принимали, что даже пол перемыли по всей квартире?» — это Ира у своей семьи строго спрашивает. А дочка простодушно докладывает, что папин друг приходил. И не один приходил, а с женой. Красиво, да? Они тут чаи распивают, пока хозяйки дома нет. Вот, в самом деле, это нормально? Иры дома нет, а эти, значит, гостей приваживают. Слово за слово — и по новой, вплоть до того, что Ира учебники дочкины рвала, потом ее муж всю рванину по квартире собирал и клеил полночи. А дочка перед учителями оправдывалась, про какого-то кота сочиняла. Хотя все же ее подружки знали, что никаких котов в доме нет. Потому что тетя Ира никаких котов не любит. Ни котов, ни собак.

В общем, Ира так жила и страдала. Потихоньку, конечно, бегала на свиданки и ждала, когда в ее жизни все, наконец, устроится.

Но дочка Ирина школу окончила и отмочила номер — вместо поступления в институт взяла и замуж вышла. Иру только перед фактом поставила. Отцу сказала, а матери нет. И главное, одновременно с дочкиным подлым поступком Ирин муж тоже от нее ушел к своей знакомой врачихе. Пришел на прием, а эта врачиха кого-то там замещала. Судьба. Он с какой-то пустячной проблемой пришел, а эта врачиха видит — хороший мужчина и такой грустный. Она и взялась его лечить. У него дочка замуж собралась, а жена по свиданкам бегает. Домой придешь — никого. И что ему делать, если он себе даже кота или собачку завести не может в утешение. Врачиха все сообразила, быстренько привела его к себе домой, а там у нее весь комплект — и кот тебе, пожалуйста, и собачка. И такие, главное, ласковые животные, сразу к нему подошли и за своего в доску приняли. И что особенно ведь понравилось — что никакой эти животные особой породы, чтоб по выставкам таскаться, а наоборот, такие беспризорные, видно, в прошлом. Собственно, как он сам — в настоящем. В общем, не стал мужик время тянуть и обманывать сам себя.

Взял и сказал сразу Ире — разводимся! А Ира ему — раз так, тогда никакого тебе размена жилплощади и дележки имущества. Он говорит — и не надо. А сам пошел к врачихе и спрашивает: примешь меня без всего? Без ложек-вилок чистого серебра и перин пуховых? И без жилплощади дополнительной? А врачиха заплакала слезами счастья. Потому что какая еще жилплощадь — это во-первых. А во-вторых, все же можно купить, если что. И дочке его купить, и всем. Хоть что хочешь, то и купим. И дочку твою никогда не забудем и не обидим. Это она в порыве, конечно, потом несколько поутихла в своем альтруизме, но держалась все-таки каких-то правил. Вслух, во всяком случае, не особо попрекала, что все было оставлено бывшей Ире. Но то, что было обещано, все оставлено. А слово надо держать.

В общем, все устроились, даже Ира. Тот парень, романтик, ее бросил, конечно, как только узнал, что она свободна, как Куба.

Ира переживала, а потом удачно разменяла квартиру. Одну сдает. Денег хватает, времени тоже. Ира с выбором спутника жизни теперь спешит. Теперь главное — самой понять, кто ей нужен, какой мужчина для счастья. Хорошо бы, конечно, чтоб романтичный, но порядочный — это важнее. Ира не сдается, счастья она хочет. Пока есть и такая радость — булочки горячие к утреннему какао. Ира любит какао пить по утрам. А пекарня у нее совсем рядом с домом. Ира выходит на утреннюю прогулку, покупает сдобу: когда с корицей, когда с творогом, с изюмом. Идет по улице, красивая, молодая, свободная. Ира улыбается, смотрит по сторонам.

А мимо идут мужчины. Почти все — с собаками. И собаки — все как одна дворняжки.

baikalpress_id:  109 584