Мудрость тувинцев

Культура тюркомонгольских народов уникальна.

Из глубины веков до нас дошли языки, традиции и обряды наших далеких предков. До недавнего времени они не получали должного развития, и лишь в последние десятилетия народы России стали возрождать и развивать свои национальные культуры. В соседней Республике Тыва прошед- ший 2015 год был объявлен Годом народных тра- диций. В статье речь пойдет о традициях и обря- дах тувинского народа, которые во многом похо- жи на традиции и обряды бурят-монгольского народа, в частности на традиции и обряды при- байкальских племен булагатов, эхиритов и дру- гих. Надеемся, прочитанное не оставит читателей равнодушными, вызовет у них интерес к своему прошлому, к сравнению с культурами других наро- дов Центрально-Азиатского региона и в конечном итоге приведет их к пониманию необходимости возрождать и развивать свой язык, традиции, обряды и многое другое — все то, что называется национальной культурой.

Добыча поровну

Предки тувинцев, чтобы избежать голода, занима- лись охотой, а также рыбо- ловством. Они бережно относились к лесному богат- ству. Была добрая традиция, согласно которой строго запрещалось хищническое истребление зверей, птиц и рыб. Среди жителей одного аала, независимо от того, являлись они кровными род- ственниками или нет, быто- вала традиция обязательно- го наделения мясом всех семей общины. Например, если кто-нибудь в аале колол свою овцу или корову, то, по обычаю, каждый житель дан- ного аала — общины — дол- жен был получить хотя бы кусочек кровяной колбасы (хан) или вареных тонких кишок (чореме). В каждую семью-юрту давали хотя бы немного сырого мяса, чтобы сварить один обед или ужин.

Охотники в свою очередь наделяли мясом убитых зве- рей все семьи аала. О таком взаимном распределении продуктов свидетельствует и обычай хапдуптээр («мешок не пустой»). Обычай этот заключается в том, что мешок, в котором родствен- ники или одноаальцы приво- зили или приносили друг другу любые продукты (гостинцы и т. д.), не возвра- щали пустым. В него обяза- тельно клали хотя бы малень- кий кусочек какого-либо про- дукта. Когда кололи барана или корову и посылали сосе- ду кусок вареного мяса на блюде, то блюдо тоже не воз- вращали пустым, на него обязательно клали что-ни- будь из продуктов.

Священные дети

Особого внимания заслу- живает комплекс обрядов, сопутствующий детям в период младенчества — от рождения до трех лет. Дети для тувинцев — самое доро- гое из того, что у них есть. В них они видят главный смысл своей жизни. К ним относят- ся удивительно нежно и заботливо, их никогда не наказывают. До трех лет раньше дети ходили наги- шом, а зимой их укутывали в меха, грудью кормили до тех пор, пока не начнут ходить.

Ребенка не целуют, а нюха- ют, что является наивысшей формой ласки у тувинцев.

Бездетность в тувинском обществе воспринимается как большое несчастье, поэ- тому нет ничего предосуди- тельного в том, чтобы взять на воспитание чужого ребен- ка. Ребенок — это лучшее, что может пожелать себе человек. У тувинцев содер- жать детей в большом коли- честве не считается бреме- нем; напротив, многодет- ность обеспечивает им дальнейшее продолжение рода. Существует множе- ство защитных обрядов и табу, чтобы уберечь ребенка от всего злого. К числу последних относится целая система часто суеверных предписаний, например обмазывание лба ребенка сажей, если вечером его должны вынести из дома; пришивание к его одежде когтя медведя или орла, которое, по поверьям, защи- щает от порчи и сглаза; запрет перешагивать через одежду ребенка, дабы не лишить его покровительства добрых сил; обычай давать ребенку несколько имен, чтобы таким образом обма- нывать злых духов, вознаме- рившихся забрать его душу.

Если дети в семье часто умирают, то, желая сохра- нить новорожденному жизнь, ему дают небла- гозвучное имя. Имена детей у тех родителей, у которых дети раньше не задержива- лись, умирали, были свое- образными. Например, Чудек-оол («некрасивый»), Калдар-оол («чумазый»), Багай-кыс («нехорошая девочка»), Кушкаш («птич- ка») и т. д. В этих же целях иногда мальчика называют женским именем, девочку — мужским; девочку одевают как мальчика, а мальчика как девочку, при этом пер- вой стригут волосы, второ- му, наоборот, их отращива- ют и заплетают в косу. Очень популярен у тувинцев праздник первой колыбели, устраиваемый на третьи или седьмые сутки после рождения ребенка. До этого он безотлучно находится с матерью и спит с ней в одной постели. Поскольку тувинские семьи, как прави- ло, имеют больше одного ребенка, детей принято растить в одной и той же колыбели, которая перехо- дит от старших детей к младшим. Прежде чем положить новорожденного в колыбель, его обмывают освященной и ароматизи- рованной можжевельником водой, затем его пуповину кладут в маленький мешо- чек, который привязывают к изголовью колыбели, где он висит до тех пор, пока малыш не покинет свое пер- вое ложе. Под малыша раньше подкладывали одек — сушеный овечий помет, который выполнял функцию памперса, т. к. помимо задачи пропускать и впиты- вать влагу, удерживать тепло он обладал опреде- ленным бактерицидным свойством. Праздник пер- вой колыбели называют обрядом очищения матери и ребенка от скверны, якобы всегда сопутствующей родам — нечистому акту с точки зрения традиционных представлений.

Роль приемных малышей

Раньше у тувинцев широко бытовала традиция усынов- лений, а другими словами — рационального перерас- пределения детей между многодетными и бездетны- ми семьями. В этом смысле владельцы тысяч голов скота — князья, у которых в юртах не было слышно детского плача, — считались бедны- ми и несчастными в сравне- нии с многодетными, а зна- чит, счастливыми аратами, пасущими их скот. И тради- ция велела отдавать ребенка тем, кого небо не наделило своими детьми. Приемные дети почитались, их любили, ничем не отличали от род- ных. Отношение к усынов- ленным становилось даже лучше, когда в этой семье начинали рождаться родные дети. Приемные в этом слу- чае считались драгоценны- ми существами, приносящи- ми счастье, ибо привели за собой «на хвосте» в этот мир других малышей. Бездетные семьи, принося дары, специально просили чужого ребенка не просто как спа- сение от одиночества, а как своего рода средство от бесплодия. И многодетные матери и отцы понимали, насколько это важно для просящих, и не могли им отказать.

Древние тувинцы очень бережно относились к колы- бели ребенка, никогда грубо не клали ее на землю, считая, что такое обраще- ние с колыбелью приведет к тому, что душа ребенка может покинуть тело. Они никогда не ломали колы- бель своего ребенка, считая ее священным предметом.

Важность чаепития

Была у тувинцев такая традиция: любого человека, проезжавшего мимо аала или юрты, обязательно при- глашали в жилище отдох- нуть с дороги, поднося в первую очередь аяк (пиалу) горячего чая с молоком. В народе говорили: «Акты амзадыр, аякэрнинызыр- тыр» («Белую пищу попро- бовать, пиалу слегка пригу- бить»). Это было еще не уго- щение, а, скорее, форма выражения доброго отно- шения хозяина к гостю, которому подносится мно- гими азиатскими народами белая пища — ак чем, «цвет молока». За чашкой чая обменивались новостями. А после чая перед гостем ста- вили все виды самого вкус- ного кушанья.

Запрещенные действия — Нельзя плевать в огонь. — Нельзя бросать мусор в огонь. — Нельзя перешагивать через огонь. — Нельзя загрязнять воду. — Нельзя бросать мусор в реку. — Нельзя рубить лес. — Нельзя справлять есте- ственные нужды около реки.

Запрещалось истребле- ние птенцов. Запрещалась охота на зверя с детены- шем. Тувинские охотники никогда не убивали косулю или маралиху с маленьким детенышем. Предки говори- ли, что у человека, который убил косулю с козленком, неизбежно заболеют дети.

Люди просто обходили их стороной.

По материалам, предоставленным Пий-Хемской центральной кожуунной библиотекой, Республика Тыва. В.И.Ханхашкеев, историк, юрист

Иллюстрации: 

Дети для тувинцев — самое главное богатство. Существовало большое количество защитных обрядов, чтобы уберечь малышей от злых сил
Дети для тувинцев — самое главное богатство. Существовало большое количество защитных обрядов, чтобы уберечь малышей от злых сил
Бережно относиться ко всему живому — в характере настоящего тувинца
Бережно относиться ко всему живому — в характере настоящего тувинца