Мотоциклы и купание в Байкале

Один из призеров конкурса, Данил Зурмаев, рассказал о своих увлечениях

Первым на пороге редакции появился Данил Зурмаев из поселка Хужир Ольхонского района. Парня с Байкала сопровождала мама, Елена Юрьевна, которая настоятельно посоветовала в свое время сыну поучаствовать в проекте.

Данил признался, что краеведение не его любимый конек, из школьных предметов ему больше нравится физика, а свободное время он отдает технике. Уверяет, что возиться с мотоциклом куда интереснее, чем сидеть в душной комнате за компьютером. Данил уже давно освоил «Иж-Планета» и «Урал», который на первоначальном этапе показался тяжеловатым в управлении, но потом покорился.

— Я ему говорю, что еще рано ездить по поселку на мотоцикле, — рассказывает Елена Юрьевна, — а он отвечает: когда окончу школу, обязательно стану милиционером, тогда точно никто не остановит.
Помимо мотоциклов у Данила есть еще одно экстремальное увлечение — плавание в Байкале. Вместе со сверстниками Зурмаев открывает сезон 15 мая и купается до сентября. Кто хоть раз бывал на Байкале, знает, как прохладно здесь весной и даже в начале июня в бухту течением может пригнать лед.

Самым сложным для призера оказалось задание относительно прочитанного произведения. На первый взгляд, казалось бы, какая проблема — расскажи о том, что прочитал недавно. Но, как выяснилось, не все любят художественную литературу, тем более на носу лето. Пришлось Данилу перечитывать замечательную повесть Валентина Распутина «Уроки французского».

 В итоге все старания оправдались — плеер обрел хозяина.

  • Членам жюри понравилось то, как Данил рассказал о движении двухсотников на примере своих земляков. Несомненно, школьник проделал большую работу. Ответ получился настолько эмоциональным и трогательным, что мы решили его опубликовать.

«Гонишь коня, а в глазах кусок хлеба и большой-большой котел ухи»

«Движение двухсотников — одна из форм социалистического соревнования, выражавшееся в увеличении выработки продукции (до 200% плана). Зародилось в предвоенные годы. Размах получило в годы Великой Отечественной войны на заводах, под лозунгом: «Работать за себя и за товарища, ушедшего па фронт!»

Особой страницей прошла война по истории Маломорского рыбозавода острова Ольхон. С началом войны всех мужчин, способных держать оружие, забрали на фронт. На месте остались женщины, дети и старики. Но завод закрывать было нельзя — фронту нужна была рыба. И вся тяжелая доля рыбака легла на слабенькие плечи детей, которые снабжали страну ценнейшими продуктами питания — рыбой и мясом.

Женщинам пришлось рыбачить, работать в лабазе, зимой они выдалбливали глыбы льда и тянули на канате в лабаз, готовили в лесу клепку для бочек, валили лес. Рядом — подростки. Работали по 12—14 часов. А дома — голодные глаза детей. Еда — «заваруха» из отрубей на воде, зеленые капустные листья, ширка — бычки.

Рассказывает Марта Павловна Венцак: «В море на лодках в основном ходили женщины. Сети из обыкновенной нити нужно было сразу разобрать, повесить сушить на сушила, починить. Было очень тяжело, недоедали. На карточки давали 600 граммов хлеба, 200 граммов полагалось иждивенцам. Масла, сахара, соли и крупы давали очень мало».

Из воспоминаний старейшей работницы завода Александры Иосифовны Беклемишевой: «С 11 лет начала рыбачить на неводе. Бригада состояла из 20 детей и 5 взрослых, голодали. На рыбалку ходили пешком, жили в будках, в лодках гребли веслами. А зимой ездили на лошадях».

Вспоминает Раиса Всеволодовна Нейберг: «На работе было очень строго. Опоздания не допускались, а за воровство судили показательным судом. Дусю Аструнову осудили на 2 года за двух омулей. Одевались плохо. Работали не за деньги, а за хлеб, за карточку. Шкуры коров, лошадей ели — поджаришь, идешь домой и грызешь».

В годы войны работал на заводе коногоном 14-летний Вячеслав Пинин. Тогда невод тянули конской силой. «Гонишь коня, а в глазах кусок хлеба и большой-большой котел ухи», — вспоминает Вячеслав Иванович.

Тяжелый был труд, но героический.

Из воспоминаний Дарьи Егоровны Власовой: «Во время войны рыбу пластали, солили и укладывали в бочки по 2—2,5 центнера. Женщины работали на длинных скамейках, рядом стояли деревянные ушаты, ведра, куда сбрасывали внутренности от рыбы. Как только ведро наполнялось, его несли в жиротопку — цех, где топили жиры, нерпичий и рыбий. Затем эти жиры отправляли в госпитали в город Иркутск, для раненых бойцов. Работали в три смены. Рыбообработчицы не могли взять рыбу для еды. Если в проходной обнаруживали у кого из женщин одного омуля — судили и отправляли в лагерь в Песчаной на один год. Рыбакам разрешали в день съедать не больше двух омулей. Порой приходилось очень трудно. Но все старались поддержать друг друга в трудную минуту. «Тыл делал для фронта очень много, не было бы тыла, не было бы и фронта», — рассуждает Дарья Егоровна.

Я горжусь, что мои земляки-сибиряки делали все, что могли, для победы в тылу и на фронте.

Несмотря на суровые условия Сибири, жители Ольхонского района внесли весомый вклад своим трудом в победу над врагом».

Иллюстрации: 

Данил вместе с мамой Еленой Юрьевной
Данил вместе с мамой Еленой Юрьевной
baikalpress_id:  105 262