Молоко: от поля до прилавка

Какой путь проходит молоко, перед тем как попасть на столы иркутян

В четырех хозяйствах группы предприятий «Янта» живут 2557 дойных коров. Каждый день на Иркутский молочный завод спешат машины, полные свежего, только что выдоенного молока из Иркутского и Боханского районов. Не пройдет и 4—15 часов после прибытия молоковозов, как это молоко уже в виде кефира, закваски, ряженки, сметаны, питьевого молока и множества другой продукции, выпускаемой «Янтой», поступает на прилавки. В компании с достоинством подчеркивают, что контролируют весь процесс — от выращивания кормов до поставки продукции в магазины. А покупатели уверены в качестве товара.

Тайна «механической коровы»

В одном из новых гастрономов Иркутска недавно появился удивительный аппарат — молокомат. Несложно догадаться: предназначен он для выдачи молока. Умная машина наливает молоко в пластиковые бутылки, по форме очень напоминающие советские, стеклянные. Да и сам процесс покупки молока на розлив вызывает в памяти картинки из, казалось бы, не столь далекого, но уже подзабытого прошлого.

Но отличия от старой системы розлива из молоковозов — кардинальные. Здесь нет тетеньки, считающей мелочь и наливающей молоко, нет белесых луж в поддоне, а за стерильность емкости, где находится продукт, и за условия его хранения можно не опасаться.

Непривычная к самообслуживанию я некоторое время стою в замешательстве перед молокоматом. Помогает подробная инструкция, прикрепленная к панели. Чтобы получить желаемое, нужно взять пластиковую бутылку, подцепить ее горлышко за специальный держатель в аппарате и нажать кнопочку. Из недр механизма раздается устрашающий шип, вырывается холодная струя воздуха, а следом льется белая и тоже холодная струя. Собственно, температура молока — это главное, что отличает «механическую корову» от настоящей. В остальном же молоко по всем характеристикам — как у бабушки в деревне. И его так хочется попить сразу, тут же, как говорится, не отходя, а вернее не доходя, до кассы.

Что я и делаю.

— Ух ты, какое вкусное! — сам собой вырывается восхищенный возглас.

— Да, очень! Уже не первый раз покупаю! — поддерживает меня стоящая рядом женщина, крепко держащая за руку кучерявого малыша. — А откуда такое?

— Вот же написано! — обращает наше внимание на другую табличку, прикрепленную к автомату, продавец. — ООО «Луговое».

— А это где?

— Да тут, рядом с городом, в селе Хомутово Иркутского района…

Ну если рядом, то и тем более есть все возможности побывать на ферме, посмотреть на коров, которые дают такое вкусное молочко, и на людей, которые этих коров кормят, поят, доят, в общем, говоря производственным языком, содержат.

На лугу пасутся ко…

На долю «Лугового» приходится более трети молока, произведенного в хозяйствах «Янты». Совсем немного везут в молокомат, большую часть — на переработку на Иркутский молочный завод. Дойное стадо хозяйства насчитывает 960 коров, все — высокопродуктивные, черно-пестрой породы.

Меня встречает руководитель «Лугового», заслуженный работник сельского хозяйства России Николай Горячев. Он же, кстати, является председателем Союза производителей молока Иркутской области. Сами понимаете: абы кого на такую роль не выбирают, а только человека, во‑первых, знающего все о молочном производстве, во‑вторых, умеющего отстаивать права и свои, и коллег.

— К сожалению, невзирая на все громкие декларации, в нашей стране отношение к сельскому хозяйству — по остаточному принципу —практически не меняется, — сетует он. — И мы бы тоже вряд ли выжили, если бы не государственно мыслящий человек — Тамара Ивановна Баймашева, генеральный директор Иркутского масложиркомбината, ядра холдинга «Янта». Только благодаря инвестициям этого предприятия, всемерной поддержке мы держимся на плаву и стараемся оправдать все вложения, дать горожанам продукцию высшего качества.

А вложено действительно немало. «Луговое» базируется на бывшей птицефабрике, разваленной в свое время. Все корпуса реконструированы под коровники и телятники, облагорожена территория. Но модернизация продолжается. До конца текущего года будут реконструированы три коровника, рассчитанных на беспривязное содержание животных, и телятник-родилка.

В апреле этого года хомутовский комплекс и вовсе преобразился, вышел на качественно новый уровень — в хозяйстве построен доильный зал с использованием оборудования немецкой GEA Farm Technologies, который может обслуживать одновременно 36 коров, а в сутки — до 1000. В будничной жизни эту установку называют каруселью. И это действительно коровья карусель — во время доения животные делают полный круг на вращающейся широкой платформе. Система управления компьютерная. «Карусель» обсуживают только три доярки- оператора. В соседней комнате за монитором специалист следит за всем процессом. Причем видит не только количество и качество молока от каждой коровы, но и состояние животного.

Я смотрю на медленно проплывающих мимо меня коров и заглядываю в их окаймленные пушистыми ресницами глаза, пытаясь понять, нравится ли им новый метод доения.

— Нравится, — отвечает за своих подопечных главный зоотехник «Лугового» Денис Лисовский. — Конечно, коровы привыкли не сразу, но преимущества нового способа доения очевидны. Автоматизированная система позволяет полностью выдаивать коров, что благотворно сказывается на их самочувствии и объемах молока. А операторам, обслуживающим «карусель», работа — в радость. Конечно, интенсивность труда намного выше, но и условия работы тоже.

А главное — высокое качество молока. Оно обеспечивается температурным режимом и полной автоматизацией процесса. Молоко, вплоть до поступления на молочный завод, нигде не соприкасается с внешней средой. А значит, остается абсолютно чистым. Ну а кормовая база «Лугового» — 3,2 тысячи гектаров пашни только под зерновые, 700 под кукурузу, около 3 тысяч под однолетние, многолетние травы — гарантирует и жирность, и ферменты, и витамины…

ООО «Луговое» — не первое хозяйство, где внедрена передовая система. Еще в 2012 году доильный зал все той же немецкой фирмы появился в ОП «Ширяево» на ферме села Лыловщина. Правда, там «каруселька» поменьше — всего на 24 коровы. Зато введенный в начале 2014 года коровник на 360 мест для беспривязного содержания животных не имеет аналогов в Приангарье. Высота потолков — 7 метров, теплые полы, чесалки, специальные коврики в местах отдыха буренок. Полностью автоматизированная система навозоудаления, поения.

В планах «Янты» — в ближайшее время внедрить беспривязную систему в ОП «Олонки». А вот в соседнем ООО имени Балтахинова такой необходимости пока нет. Там стадо содержат в традиционных условиях. Но отменных. Построены новые здания, проведена реконструкция, завезены племенные высокопродуктивные телки. И оттуда тоже поступает на Иркутский молочный завод только высококачественное молоко!

Флагман иркутской молочки

Завод полностью обеспечен сырьем для производства натурального молока и ежедневно поставляет на прилавки иркутян свежие продукты. За последние годы предприятие значительно расширило номенклатуру выпускаемых товаров. Молока и кисломолочной продукции здесь выпускают 120 видов: в тетрапаках, в пластиковых пакетах, в ПЭТ-бутылках. «Янта», «Байкальское», «Любимая чашка», «Молочная лавка» — все это торговые марки иркутского завода.

Мой гид по Иркутскому молочному заводу — главный инженер Вячеслав Щапов — начинает экскурсию с помещения, куда приходят молоковозы. Сюда стекается сырье собственных хозяйств «Янты», а также с пяти молокоприемных пунктов, через которые компания собирает молоко в 12 районах Иркутской области. Кроме того, везут в Иркутск молоко предприятия — партнеры холдинга, в том числе из Красноярского края и Бурятии. Желающих поставлять сырье на иркутский завод за последние годы стало так много, что «Янта» имеет возможность выбирать только лучшее.

Первым делом сырье проходит через лабораторию: специалисты в белых халатах определяют плотность, кислотность и чистоту молока. Лаборанты контролируют качество не только при поступлении молока на завод, но и при производстве, перед розливом и при реализации продукции.

Из «приемного отделения» молоко поступает непосредственно на производство. Немного огорчаюсь: все процессы закрыты, нигде не видно, как бурлит молоко, перетекает из одного чана в другой… Везде лишь металлические емкости и трубы, трубы, трубы.

— Весь процесс производства идет в закрытых емкостях, молоко течет по трубам, это позволяет минимизировать развитие бактерий и микроорганизмов, — поясняет мне Вячеслав Щапов.

Он подводит меня к гордости Иркутского молочного завода — современному высокотехнологичному оборудованию, уникальному для Приангарья: итальянскому FDB-Italy и немецкому GEA Westtalia Separator. Эти машины гомогенизируют и деаэрируют молоко.

Страшными на первый взгляд словами обозначают процессы размельчения жировых шариков для достижения однородной консистенции и удаления газов. В процессе гомогенизации жировые шарики разбивают, их «осколки» равномерно распределяются в продукте.

В процессе деаэрации нагретое до 60 градусов молоко помещают в вакуум. Вроде температура невысокая, но благодаря вакууму идет интенсивное испарение — выходят посторонние запахи и газы. Именно поэтому вся молочная продукция иркутского завода всегда очень вкусная!

После молоко пастеризуют, что позволяет увеличить срок хранения. «Длительный срок хранения нашего молока обеспечен исключительно технологической обработкой на современном оборудовании и строжайшим соблюдением всех санитарно-гигиенических правил», — резюмирует главный инженер.

Самый интересный цех на заводе — цех розлива готовой продукции. Тут по конвейеру ползут коробочки с йогуртами, там — синие пакеты с молоком, здесь — ярко-горошистые «Любимые чашки». Все гудит и шевелится. Непостижимым образом машины складывают правильными параллелепипедами молочные упаковки. На другой линии за стеклом в них тут же наливают молоко. С чпоканьем хитроумный аппарат выдувает из пресс-форм пластиковые бутылки. В другом зале машина сама разливает кефир по бутылкам, строго дозируя его объем, герметично запечатывает и наносит дату выпуска. Только и успевают мелькать яркие этикетки. Царство непрерывного ритмичного движения меня гипнотизирует. От текущих конвейерных лент с молочной продукцией невозможно оторвать глаз. Из оцепенения меня выводит Вячеслав Ильич: «Ну что, пойдем склад готовой продукции смотреть?»

И мы идем. И только здесь я понимаю масштабы нашего молочного завода. На площади 2,1 тысячи кв. м — уходящие к потолку ряды упаковок. Скоро вся эта продукция попадет на прилавки магазинов. Сегодня, завтра, через месяц, через год я в качестве покупателя буду брать с витрины знакомый синенький пакетик молока, улыбаться нарисованной пятнистой корове и вспоминать добрые глаза в ореоле пушистых ресниц буренок из «Лугового».

baikalpress_id:  107 791