Молодые люди утверждают, что боролись за справедливость, но оказались за решеткой

Ни для кого не является секретом тот факт, что понятия справедливости и закона далеко не всегда совпадают.

Порой бывает и так, что они в корне противоречат друг другу. Ниже — история нескольких парней из города Шелехова, которые, руководствуясь собственным пониманием справедливости, в результате оказались в местах лишения свободы. 

В конце ноября 2009 года в седьмом доме шестого квартала г. Шелехова произошел обычный, на первый взгляд, бытовой конфликт. Подвыпившая компания молодежи, выражаясь казенным языком протокола, частично состоявшая из ранее судимых лиц, ведущих асоциальный образ жизни, отмечала какой-то праздник. Отмечала, как водится, шумно, с песнями и криками. Празднество затянулось, и уже за полночь в дверь к веселившимся постучался Сергей Жданов с просьбой сделать музыку и голоса чуть тише — он с женой и маленькой дочерью находился в гостях в квартире, расположенной непосредственно над квартирой, где шел «праздник». В ответ на справедливую просьбу находившиеся в квартире молодые люди начали жестоко избивать Жданова. В ход пошли руки, ноги, бейсбольная бита… В итоге, когда шевелиться Жданов перестал, компания вернулась в квартиру. Веселье продолжилось.

В результате произошедшего Сергей впал в кому, и в течение десяти с небольшим дней было неясно, выживет ли он.

К слову сказать, на сегодняшний день он является инвалидом второй группы — бесследно столь тяжелые травмы проходят редко. А что же происходило в это время за больничными стенами?

Супруга Жданова, напуганная ночными событиями и словами врачей о том, какие суммы могут потребоваться на лечение (а речь там шла о числах с пятью нулями), позвонила знакомому мужа — Константину Григорьеву. Вникнув в ситуацию, он принял решение, о котором впоследствии не раз успел пожалеть, — попросил супругу Жданова пока что с полицией не общаться, пообещав уладить проблему собственными силами. Константин утверждает, что хотел предложить гражданам, избившим Жданова, альтернативу: или они помогают деньгами на лечение покалеченного ими человека, или же им придется иметь дело с органами правопорядка. Памятуя о количестве парней, участвовавших в конфликте, Константин позвонил своему знакомому Роману Шашкину и поделился с ним произошедшем…

Через некоторое время возле злополучного подъезда стояли все те, кто впоследствии оказался на скамье подсудимых.

Это были Роман Шашкин, Александр Дербуш, Руслан Шалаев, Дмитрий Андрейченко, Андрей Пьянков и Константин Григорьев. Кто-то из них знал друг друга, а кто-то, по их же словам, даже не был знаком между собой, но причину их появления там они называют одну: желание помочь. Так получилось, что в силу своего жизненного опыта никто из этих парней не верил в официальное правосудие.

Итогом дальнейшего общения молодых людей стало следующее. Двое из трех молодых людей, принимавших участие в избиении Жданова, согласились помочь его жене материально, что и было сделано, причем через нотариуса. Борцы за справедливость говорят сейчас, что старались действовать максимально в рамках закона. Третий же из находившихся в ту ночь в квартире, некий Александр Починкин, сказал, что ничего, кроме доли в однокомнатной квартире, у него нет. В итоге было решено продать эту долю. Со слов Романа Шашкина, Починкин предложил с полученной от продажи доли в квартире суммы внести около ста тысяч рублей на лечение Жданова. Сказано — сделано.

Правда, возникла небольшая заминка: Починкин якобы узнал, что в связи с избиением Жданова его разыскивает милиция, и обратился за помощью к Шашкину, попросив спрятать его на время, пока оформляются документы на продажу квартиры. Шашкин согласился и с помощью своего знакомого Андрея Пьянкова спрятал Починкина сначала в селе Баклаши, потом в Чистых Ключах, а потом уже и в квартире в самом Шелехове.

Однако изложенная выше версия, которой с самого начала придерживались все шестеро осужденных, в корне не согласуется с той, что выдвинул Починкин в суде.

По его словам, ОПГ под руководством Дербуша в течение двух месяцев насильно удерживала его в разных местах, держала взаперти. На улицу его не отпускали, измывались и вымогали квартиру. По версии, принятой судом как единственно верной, Починкин под физическим и психическим давлением оформлял документы у нотариуса и совершал иные действия, необходимые для оформления сделки, а по своей воле квартиру он продавать не стал бы никогда.

Два абсолютно противоположных мнения. Как быть? По закону суд обязан проверить все выдвинутые сторонами версии произошедшего и на основании представленных ими доказательств сделать вывод об истинности той или иной из них. Однако сторона защиты утверждает, что доказательства, реально подтверждающие версию подсудимых, не были приняты судом во внимание. Какие именно? Давайте попробуем разобраться.

Так как денег у Починкина не было, его содержание фактически взяли на себя Шашкин и его знакомые. В какой-то момент, по словам осужденных, Починкин принял решение отправиться в Республику Бурятия — хотел поработать там на добыче нефрита. Но, как водится, сделать у него это не получилось, так как те деньги, что он вез с собой, были, по словам защиты, прогуляны им подчистую. Что же сделал «похищенный»? Позвонил в Шелехов своим «похитителям» и попросил выслать ему денег. Взаймы. Чтобы доехать до дома. Было это 29 декабря 2009 года, то есть спустя ровно месяц после даты предполагаемого похищения. И перевод на сумму 2850 руб. действительно был отправлен в Бурятию Шашкиным. Более того, Починкин его получил, о чем свидетельствуют подписи на соответствующих платежных документах.

Документы, подтверждающие факт отправления и получения перевода, были предъявлены стороной защиты в суде, однако сам Починкин это отрицал. В Бурятию, мол, он не ездил, денег не получал, паспорт у него кто-то забрал и получил этот перевод за него. С какой целью — пояснить не смог. Как могло третье лицо получить деньги по его паспорту, он также пояснить не смог. И суд принял эти объяснения.

В ответ на ходатайство стороны защиты о проведении экспертизы по сличению подписей на платежных документах, заполненных в Бурятии, с подписями Починкина суд отказал, назвав это способом затягивания процесса. Показания многочисленных свидетелей, родственников и друзей Починкина, видевших его свободно передвигавшимся по Шелехову в период «похищения», также остались неуслышанными. Похоже, кому-то очень сильно хотелось, чтобы сидевшие на скамье подсудимых парни как можно больше времени провели за решеткой.

Хотя время расставляет все по своим местам. Ряд должностных лиц из правоохранительных органов, имевших отношение к следствию по этому делу, в настоящее время сами попали под пристальное внимание своих коллег.

Например, бывший следователь по особо важным делам областного управления Следственного комитета Владислав Матвеев не столь давно осужден по целому букету статей к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В течение достаточно длительного времени предварительное расследование по уголовному делу в отношении Дербуша и других обвиняемых из нашей истории осуществлял именно он. И, как следует из той информации, которой поделились осужденные, далеко не всегда его методы ведения следствия укладывались, по их мнению, в процессуальные рамки.

В результате Шашкин, Дербуш, Пьянков и другие осужденные получили длительные сроки лишения свободы. И в сообщениях об осуждении членов «банды Дербуша» не было ни слова о том, что большая часть обвинений в кражах, грабежах, хранении оружия были в суде сняты и по этим эпизодам подсудимые были оправданы. Не упоминалось и том, что суд не стал вменять подсудимым совершение преступлений организованной группой. Как ни старалось следствие, но слепить из парней организованную преступную группу не вышло. В итоге в приговоре, от которого некоторые, возможно, ждали новых звезд на погоны и повышения по службе, остались лишь похищение человека и вымогательство.

И даже по этим двум обвинениям у вдумчивого человека возникает немало вопросов. Например, как можно говорить о вымогательстве, если осужденные, по их собственным словам, не получили со всего произошедшего ни рубля? Как можно говорить о похищении, если похищенный находился, предположительно, за несколько сотен километров от похитителей и просил у них денег, чтобы вернуться?

Конечно же, нельзя говорить, что осужденные абсолютно невиновны. Да, они действовали вопреки закону и, наверное, заслуживают наказания. Однако десяти ли лет лишения свободы в колонии строгого режима? Девяти лет там же? Восьми? А ведь это сроки заключения, щедрой рукой отмеренные осужденным…

У Шашкина и Дербуша есть свои версии того, почему они все еще за решеткой и почему до сих пор вышестоящие судебные инстанции не исправили возможное упущение своих коллег. Однако то место, в котором они сейчас находятся, не располагает к откровенным беседам. Защитить свои жизни и здоровье там гораздо сложнее, чем на воле, а корни этой истории могут быть настолько глубокими или же, наоборот, тянуться настолько высоко, что в это даже верить не хочется.

Иллюстрации: 

Поселок Чистые Ключи. Именно здесь, по версии следствия, некоторое время удерживали потерпевшего. Однако сами обвиняемые утверждают: тот жил в Чистых Ключах совершенно свободно.
Поселок Чистые Ключи. Именно здесь, по версии следствия, некоторое время удерживали потерпевшего. Однако сами обвиняемые утверждают: тот жил в Чистых Ключах совершенно свободно.
Андрей Пьянков был осужден за «похищение» на три с лишним года. Весь срок он уже отсидел.
Андрей Пьянков был осужден за «похищение» на три с лишним года. Весь срок он уже отсидел.
Роман Шашкин до сих пор находится «в местах не столь отдаленных».
Роман Шашкин до сих пор находится «в местах не столь отдаленных».
baikalpress_id:  100 605