«Мне пришлось вынести слишком много горя»

Бабушка из интерната пишет стихи и мечтает увидеть великую княгиню

В своей жизни Надежда Татарникова перенесла немало ударов судьбы. В молодости ей приходилась вертеться как в белке в колесе, чтобы помочь родителям прокормить большую, многодетную семью. Впоследствии, словно преследуемые злым роком, один за другим все родные и близкие покидали ее. Кто-то умер, кто-то пропал без вести. Единственный, кто остался и ради кого она живет, — это сын Алексей. А душевное спокойствие приносят стихи. В отличие от многих поэтов, Надежде Васильевне не приходится переживать муки творчества. Строки ложатся сами собой. «Человеку, который в жизни многое вынес, есть что сказать», — говорит она.

Семейное проклятье

Надежда Татарникова знает историю своей семьи только со слов родителей. Ее мама осиротела в два года, и девочку воспитывала двоюродная бабушка. Она была иркутской белошвейкой и, по слухам, приходилась дальней родственницей купцам Шубиным. Это единственный факт, который ей знаком о родне по материнской линии.

Немногим больше известно и об отцовской. Фамилия Татарниковых была указана в первой подушной переписи Иркутского острога, поэтому Надежда Васильевна предполагает, что, возможно, ее далекие предки были в числе первопоселенцев столицы Восточной Сибири.

— Единственное, о чем мне рассказывали, когда я была маленькая, — это то, что бабушка моя, Татьяна, мама отца, была из зажиточной семьи. Она жила в Усть-Орде, а дед Мартемьян работал там батраком. Он увел девушку из семьи, а она потом всю жизнь по утрам пешком ходила в отчий дом. Мне как-то сказали, что, возможно, кто-то из ее родни тогда и наложил на отца проклятье, потому как сегодня почти вся наша ветвь вымерла.

Всего у Татьяны с Мартемьяном было 13 детей. Один из них — Василий, отец Надежды. Из всех многочисленных родственников Надежда Татарникова хорошо запомнила только одного своего дядю, Ивана. С ним была связана еще одна своего рода семейная легенда. Все звали его Иваном Большим, поскольку был в семье еще и Маленький. Однажды Иван Большой отправился куда-то на лошадях, и одна из них, запутавшись, упала. Тогда он отрубил ей ноги. Через несколько лет он ушел на фронт и в результате ранения ему удалили правую руку — ту самую, которой он ноги лошади отрубал. Он вернулся домой, к родителям. Своей семьей он так никогда и не обзавелся, а когда приезжал к своему брату, отцу Надежды, то его детям всегда рисовал только лошадей.

В 1940 году дед Мартемьян умер, а перед смертью предрек, что на следующий год будет война. На нее отправились все его сыновья. Василий Мартемьянович на Курской дуге попал в плен. Несколько раз он вместе с товарищами пытался бежать. И когда наконец ему это удалось, он оказался в лагере интернированных. Только в 1946 году он вернулся домой. К тому времени его семье уже несколько раз приходили извещения с фронта о его пропаже, и родные отчаялись его увидеть живым. Сразу после приезда он отправился в Иркутск. Устроился работать экспедитором, познакомился с будущей женой, и в тот же год они поженились. Однако семейное счастье длилось недолго. Через семь лет он попал в аварию, в результате которой ему отняли часть ноги. После этого отец стал работать на дому — плел хозяйственные сетки для швейной фабрики. В этом ему помогали дети.

Фидель Кастро и Брежнев

Так сложилось, что у Василия с супругой родилось 13 детей, как и у его родителей. Семеро из них умерли еще маленькими. Дом их находился на 8-й Советской (ныне ул. Волжская), в районе нынешнего кинотеатра «Баргузин». Надежда Васильевна вспоминает, что, когда они там жили, в Иркутск приезжал Фидель Кастро. Он проезжал по улице Байкальской, поэтому детвора смогла рассмотреть знаменитость.

— Он ехал стоя в открытой машине. На нем была рубашка цвета хаки. Я тогда была совсем маленькая, поэтому запомнила только цвет одежды и его бороду.

В начале 60-х, когда в Иркутске ждали визита американского президента Эйзенхауэра, весь их околоток велели снести, а взамен на Цимлянской им дали квартиру. Для многодетной семьи она была совсем маленькая. Однако выбора не было. В 1967 году старшая сестра Надежды, которой едва минуло 17 лет, поехала работать в одно из хозяйств Черемховского района, а через полторы недели родителям пришло страшное известие о том, что ее задавил трактор. Старший брат тогда был в армии, поэтому Надежде Васильевне пришлось бросить учебу и идти работать, чтобы помочь родителям. Шестнадцатилетняя девушка устроилась на швейную фабрику, где отучилась на швею-мотористку. Весь ее небольшой заработок шел в общую семейную копилку. Когда после армии вернулся Надин брат, он сразу завербовался на работу в Мамско-Чуйский район. В первое время родители получали от него весточки, но в 1972 году он исчез. Семья подала в розыск, но найти его так и не удалось.

Надежда, ставшая главной помощницей в семье, перешла на работу закройщицей, а затем решила кардинально сменить профессию. Для этого она прошла обучение и стала работать начальником почтового вагона, трудилась на прижелезнодорожном почтамте. Часто приходилось отправляться в дальние рейсы, зато можно было увидеть новые города. Бегать на посиделки с подругами или на танцы ей было некогда. Все время проходило на работе. Главное событие, которое ей запомнилось за те трудовые годы, — это приезд генсека КПСС Леонида Ильича Брежнева в 1978 году. Он совершал поездку на поезде по всему Советскому Союзу и делал остановку в Иркутске.

— К его приезду была организована грандиозная уборка. В день прибытия нас на работе даже не подпускали к окнам. Мы с одной девочкой побежали на привокзальную площадь, где все было перегорожено. Люди стояли с транспарантами, ждали его приезда. Леонид Ильич выехал через восточные ворота. И единственное, что мне удалось увидеть, — это краешек его шляпы.

Похороны в день рождения

Расторопную и трудолюбивую Надежду в коллективе любили. За время работы там она родила двух мальчиков, переехала с ними в общежитие. Правда, устроить собственное семейное гнездышко ей не удалось, поэтому сыновей воспитывала она одна. Когда младшему сыну, Васе, вот-вот должно было исполниться шесть лет, ее постигло очередное горе. Вася перебегал с другими ребятишкам дорогу, и его сбила машина. В больнице сообщили, что у мальчика разрыв печени. Полночи Надежда провела у дверей операционной, молясь, чтобы все обошлось. Врачи ее обнадежили, сказав, что операция идет успешно, и отправили домой отдохнуть.

— Я помню, что дома прилегла на диван, заснула, а затем, открыв глаза, вижу — мой Васенька стоит рядом. Потом видение исчезло. Рано утром мне позвонили из больницы и сообщили, что сынок умер. Хоронила я Васятку в его день рождения…

Полгода она не могла прийти в себя, с работы ушла, поскольку там все напоминало о прежней жизни, о Васе. Она вернулась со старшим сыном, Алексеем, к родителям, устроилась сначала в поликлинику, а затем в трикотажное ателье. В 1989 году умер отец, а через год и мама. Когда ее хоронили, младшая сестра сказала Надежде, что следующей будет она. Так и получилось. Она умерла в 30 лет. Диагноз остался для родственников неизвестным. Из близких у Надежды остались только два брата. В 2003 году один из них, Валерий, пропал без вести. Второй, Сергей, умер в этом году. 

«Такое бывает раз в жизни»

Сама Надежда Васильевна уже несколько лет живет в доме-интернате для престарелых и инвалидов. У нее своя небольшая комната, в которой уютно и светло. Здесь она хранит дорогие сердцу вещи. В семейную квартиру она возвращаться не хочет, поскольку считает ее своего рода проклятой. Слишком много горя в ней пришлось перенести. Сын ее часто проведывает, звонит.

Впрочем, и сейчас Надежда Татарникова находит чем заняться. На маленьком участке у нее есть собственный парник, в котором растут помидоры, а неподалеку — цветы. В интернате она также занимается творчеством: из самых простых подручных средств она создает красивые, удивительные вещи. Однако самое большое ее увлечение — это стихи. Через них она раскрывает свою душу и сердце, делится мыслями и переживаниями.

— Это вся моя жизнь. Я начала писать поздно, когда мне исполнилось 52 года. В то время я не могла устроиться на работу. Приходилось подрабатывать то в одном, то в другом месте. И все эти неприятности, разочарования однажды выплеснулись в стихи. Я просыпалась по ночам или перед рассветом, и строки сами лились в тетрадь. Так происходит и сейчас. С листком бумаги я разделяю все свои чувства — одиночества, горечи, утраты. Но есть, конечно, и веселые стихи.

Для работы она приобрела ноутбук. Стихи Надежда Татарникова публикует на литературном сайте. Несколько ее произведений было опубликовано в газете «Мои года», а в прошлом году ей предложили напечатать стихи в альманахе «Наследие». Надежду Васильевну номинировали на соискание литературной премии, учрежденной Союзом писателей России совместно с Российским императорским домом под личным покровительством главы Российского императорского дома великой княгини Марии Владимировны. Премия вручается ежегодно и представляет собой статуэтку в форме золотого пера на пьедестале из лазурита, а также контракт на издание книги за счет Союза писателей России. Вручение премии пройдет 27 сентября в Москве, в Центральном доме литераторов.

— Мне отправили официальное приглашение на это мероприятие, и я очень хочу на него попасть. Такое событие происходит один раз в жизни. Может быть, мне удастся увидеть великую княгиню. Вот только все, как ни банально это звучит, упирается в финансы. Самой собрать деньги на поездку мне не удастся. Но я надеюсь, что найдутся неравнодушные люди, которые помогут мне осуществить мою единственную мечту, которую я лелею и днем и ночью. Ведь мир не без добрых людей. И я в это верю.