Мэтр кинодокументалистики Владимир Самойличенко отметил свой юбилей

Владимир Самойличенко из тех легендарных горожан, без которых Иркутск сегодня сложно представить.

Его можно назвать летописцем. Фильмы Владимира Самойличенко — это фактически история освоения Сибири и Дальнего Востока. Он кинодокументалист, создавший более сотни документальных и научно-популярных фильмов, киножурналов, получивших множество наград, в том числе и международных, а также идейный вдохновитель и организатор экологического фестиваля документального кино «Человек и природа», воспитывающий новое поколение режиссеров и сценаристов. В 75 лет Владимир Иванович полон идей и замыслов. А свой рассказ о том, как он стал кинодокументалистом, Владимир Иванович начал с телевидения, которое полюбил еще мальчишкой.

— Первое, что я увидел на экране телевизора, — лицо диктора. Это было в Комсомольске-на-Амуре. Диктор появилась и сказала: «Здравствуйте! Меня зовут Любовь Белянина. Я расскажу вам о том, что вы сегодня увидите». Покорило то, что она сказала это лично мне. Ни в театре, ни в кино такого чувства я прежде не испытывал. Кстати, когда одного японского мальчика спросили, чем отличается телевидение от кино, он ответил: «В кино говорят друг с другом, а на телевидении говорят со мной». И я считаю, что это самое главное в телевидении — доверительное, искреннее общение с каждым зрителем. Ведущего, которому удается, словно пробивая экран, прикоснуться к душе, чувствам, мыслям каждого человека, обязательно будет любить телезритель. А понимание, что я сам хочу работать на телевидении, появилось, когда увидел в Комсомольске-на-Амуре телепавильон с огромными камерами, светильниками. Там была такая таинственная, интригующая атмосфера… И, конечно, тогда я вспомнил о первом своем сильном впечатлении от увиденной в юности телепередачи.

— Сегодня на телевидении немало скандальных, откровенно желтых передач, множество ток-шоу низкого уровня… Подозреваю, что у вас к ним отношение негативное…

— Вы знаете, на центральном телевидении был такой легендарный директор — Борис Лапин. Его как-то спросили, почему на телеканале идут такие передачи, которых, по-хорошему, не должно быть. На это он ответил: «Пипл хавает». Так вот, мне кажется, телевидение должно научить пипл хавать то, что нужно.

Нужно подтягивать зрителей до более высокого уровня, а не снижать планку.

— Расскажите о своем первом фильме.

— В Комсомольске-на-Амуре я снял свой первый фильм — «Песня моя тебе, Комсомольск!». Я решил так его назвать, потому что так назывался триптих, мозаичное панно знаменитого художника Николая Долбилкина. Я познакомился с человеком, от которого оторваться было просто невозможно! Он трудился сутками, днем и ночью. Причем когда работают со смальтой, то ее кладут лицевой стороной вниз, выкладывают рисунок, а потом заливают все раствором. И художник, только закончив свою работу, перевернув панно, может увидеть конечный результат.

В процессе съемки мы были влюблены в нашего героя, и он был для нас открыт. Такая атмосфера обязательно должна быть при съемках кино о человеке. И, конечно, в хорошем фильме должна быть тайна. В нашем фильме она была связана с тяжелой болезнью героя. Когда он завершил работу, на открытии триптиха разрезали красную ленточку. Люди, поаплодировав, разошлись. И вдруг я вижу — он сидит в центре зала на ящике и плачет. Мы сняли этот последний план, медленно наезжая на его руки и лицо. Таким был конец фильма.

Художник, к счастью, выздоровел. Мы повезли фильм на региональный фестиваль в Иркутск и получили приз за лучший кинодебют. Это был мой первый фильм, первая победа. Конечно, этот успех меня очень вдохновил. А потом в Комсомольск-на-Амуре приехал иркутский театр. Я руководил телевизионной постановкой всех спектаклей на телевидении, и мне предложили поработать в Иркутске.

Здесь я начал снимать документальное кино на телевидении и на Восточно-Сибирской студии кинохроники, которая была лучшей в стране, с потрясающей школой операторского мастерства.

В то время на студию приехала группа вгиковцев: Валерий Хоменко, Тамара Чиркова и другие.

В те годы я сделал довольно много фильмов. Среди них — «Два дня Усть-Илима», «Урок по сибирской программе, «Взгляд сквозь годы», «Геологи Восточной Сибири», «Энергетики Советского Союза». Это был замечательный опыт — столько героев, такие истории, столько поездок на огромные стройки, столько удивительных людей! Мы были вдохновлены великими стройками. С Татьяной Зыряновой мы сделали фильм «Удушье» и получили гранатовый Гран-при на Международном кинофестивале в Чехословакии, а затем и большую медаль на международном кинофестивале «Экофильм-90». Этот фильм заметили, потому что там судьба людей и природы на изломе, там трагедия.

Именно тогда в студии возникла идея сделать байкальский фестиваль, который сейчас называется «Человек и природа».

— Как сегодня привлечь зрителей к документальному кино?

— Мы, к сожалению, потеряли зрителя. Ни кинотеатры, ни телевидение не любят демонстрировать документальное кино. Продюсерская, прокатная работа ведется примитивно. К тому же зрители перестали отличать документальный кинематограф от журналистики. Они смотрят по телевизору историческую передачу и думают, что это и есть документальное кино. Зритель привык к репортажу. У людей клиповое сознание.

Им нужно все сразу, они не любят задумываться. Сегодня нужно воспитывать, образовывать зрителя на хороших фильмах. Возможно, с этим не все согласятся, но мне кажется, что рост интеллектуального потенциала накапливается, когда смотришь именно документальное, а не художественное кино.

— Как вы относитесь к тому, что иркутяне стали активно снимать полнометражные художественные фильмы?

— Я отношусь к зарождению иркутского художественного кинематографа с восторгом. Очень люблю энтузиастов. Когда Люмьеры сняли свой первый фильм о приходе поезда, он потряс всех, как трюк. А сейчас этот фильм приводят в учебниках как образец прямого телевизионного вещания. Но с этого зернышка родился в мире великий кинематограф. Я видел «Похабовск». Там есть интересные находки. Мне очень понравился финал — оригинально придумали, есть хорошие цитаты. Лично я бы его сократил ровно наполовину. Думаю, в нашем молодом иркутском кинематографе не хватает профессионализма. И не хватает Люмьеров. Такая проблема и в документалистике существует. Нужен именно замысел, а не сценарий.

Сейчас очень любят снимать на сотовый телефон, на фотокамеру, делают видеоролики, причем снимают и себя, и город, и природу, и разные события. Считаю такой опыт бесценным.

В будущем это станет видеофольклором, исторической хроникой. Медиарепортажи могут послужить темами для фильмов и передач.

— Как вы думаете, у сегодняшней молодежи есть потенциал и возможности снимать хорошие документальные фильмы?

— Я собрал множество работ студентов, которые представляют интерес, и у меня возникла идея создать на кафедре группу людей, интересующихся документальным кино. Это будет небольшая учебная студия, в которой можно пройти от «я хочу» до замысла, развернуть это в синопсис и попытаться, если это необходимо, сделать сценарный или съемочный план. Затем продумать режиссерское решение и понять, где искать финансовые возможности для создания фильма.

Досье

Владимир Иванович Самойличенко родился в 1940 году на станции Бирокан Хабаровского края. Окончил Дальневосточный институт искусств по специальности «режиссер телевидения». Работал на владивостокской студии «Дальтелефильм», «Иркутсктелефильме» и Восточно-Сибирской студии кинохроники.

В 1969 году снял свой первый иркутский фильм «Два дня Усть-Илима». Потом были 9 фильмов об Усть-Илиме — с первого десанта до пуска гидростанции, серия фильмов «Города Сибири и Дальнего Востока», фильмы о Байкале и многие другие.

В 1990 году его фильм «Удушье» получил Гран-при на Международном фестивале экологического кино в Чехословакии. В течение 20 лет был председателем Восточно-Сибирского регионального отделения и секретарем Союза кинематографистов России. Заслуженный работник культуры России. Академик киноакадемии «Ника». Один из организаторов международного кинофестиваля документальных, научно-популярных и учебных фильмов «Человек и природа».

Сегодня доцент Владимир Самойличенко преподает режиссуру и тележурналистику на факультете рекламы и журналистики Иркутского национального исследовательского технического университета.

Иллюстрации: 

Владимир Иванович Самойличенко: «Мы, к сожалению, потеряли зрителей. Они перестали отличать документальный кинематограф  от журналистики. Зрители смотрят по телевизору историческую передачу и думают, что это документальное кино, потому-что привыкли к репортажу.   У людей клиповое сознание, им нужно все сразу, они не любят  задумываться. Сегодня нужно воспитывать, образовывать зрителя на хороших фильмах. Мне кажется, рост интеллектуального потенциала накапливается, когда смотришь именно документальное, а не художественное кино».
Владимир Иванович Самойличенко: «Мы, к сожалению, потеряли зрителей. Они перестали отличать документальный кинематограф от журналистики. Зрители смотрят по телевизору историческую передачу и думают, что это документальное кино, потому-что привыкли к репортажу. У людей клиповое сознание, им нужно все сразу, они не любят задумываться. Сегодня нужно воспитывать, образовывать зрителя на хороших фильмах. Мне кажется, рост интеллектуального потенциала накапливается, когда смотришь именно документальное, а не художественное кино».
baikalpress_id:  104 012
Загрузка...