Место скорби обретет хозяина

Руководство Иркутской области намерено навести порядок на мемориале жертв политических репрессий 

Областная комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий 1937—1940 годов не собиралась давно. Практически с того самого момента, когда отменили выборы губернаторов. И за все это время ни один губернатор-назначенец даже не счел нужным посетить мемориал под Пивоварихой. И вот, наконец, после 28 марта впервые за долгие годы комиссия собралась в расширенном составе. На заседание были приглашены активисты различных общественных организаций и движений: «Иркутский некрополь», «Мемориал — Иркутск», «Ассоциация жертв политических репрессий» и другие. 

В первую очередь надо отметить огромную роль заместителя председателя правительства региона Валентины Феофановны Вобликовой, которая проделала титаническую работу, чтобы возобновить работу по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. А проблем за эти годы накопилось много. 

Вопрос номер один — определение границ территории массового захоронения под Пивоварихой. В настоящее время известны только три рва, в которых были обнаружены тела, на этой поляне в начале 90-х был создан мемориальный комплекс. Но это лишь малая часть захоронения. По разным подсчетам, в лесу, на территории около 170 гектаров, вокруг зоны скорби погребены останки 16—20 тысяч человек. 

— Пока эта земля остается необследованной, не имеет никакого статуса, она практически незащищена. Поэтому есть опасность, что здесь начнут строить коттеджи, рубить лес, — высказал опасение лютеранский священник Альберт Мазуренко. 

И не только коттеджи. Все помнят драматические события 2015 года, когда было объявлено о планах расширения иркутского аэропорта и о возможном переносе останков. Дескать, мешают строить. Над территорией массового захоронения нависла реальная угроза. В отсутствие правового статуса землю могли просто огородить, выставить охрану и закатать под бетон. Хорошо, что тогда территорию удалось отстоять, но нужно думать о гарантиях неприкосновенности на будущее. 

Все члены комиссии согласились, что необходимо исследовать каждый метр этой земли, но этот вопрос требует огромных подготовительных работ и финансовых ресурсов. Только на археологические работы понадобятся десятки миллионов рублей. 

— Определение границ территории захоронения — это важнейшая задача, — сказала Валентина Вобликова, — но для начала нам нужно определиться с организационно-правовой формой. Необходимо создать всю инфраструктуру, связанную с увековечиванием памяти жертв. В один момент все вопросы решить невозможно. Основная задача сейчас — это приведение в порядок зоны скорби под Пивоварихой. Нужно придать достойный вид тому, что имеем. Чтобы люди могли приехать на мемориал и поклониться. 

Действительно, много лет порядок на мемориале держался исключительно на энтузиазме администрации Ушаковского муниципального образования, спонсоров и волонтеров. Власти о мемориале попросту забыли. Последние два года на его благоустройство вообще не выделялось ни копейки. Ситуация также осложняется тем, что мемориал долгое время был как бы бесхозным. 

По словам министра культуры и архивов Ольги Стасюлевич, сейчас идет активная работа по передаче мемориального комплекса в областную собственность. Для этого нужно внести дополнения в устав областного центра по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области, чтобы решить вопрос полномочий. Будут полномочия — тогда по-явится возможность привлекать бюджетные средства. А деньги понадобятся немалые. 

Валентина Вобликова рассказала, что губернатор Сергей Левченко уже провел много встреч с потенциальными инвесторами, и есть организации, готовые профинансировать проект по облагораживанию территории мемориала: 

— Мы все понимаем, что это очень большая ответственность, поэтому все средства должны быть аккумулированы в специальном фонде, во главе которого должны стоять честные, принципиальные и порядочные люди. Каждая копейка должна быть доведена до исполнителя, и люди должны увидеть результат этих вложений. 

В ходе работ предполагается установить на мемориале новые ограждения, провести электричество, построить сторожку, учредить ставку сторожа и т. д. По словам зампреда правительства, уже разработана дорожная карта с указанием конкретных сроков, когда и что делать.

На комиссии также поднимался вопрос о завершении издания Книги памяти жертв политических репрессий. Печальная история. В других регионах поименные мартирологи уже давно изданы, а у нас эпопея с книгой тянется еще с прошлого века. В 2006 году вышел восьмой том — и все застопорилось. За десять лет не вышло ни одного тома. Многие люди ушли в мир иной, так и не дождавшись официальной публикации о признании реабилитации. 

Светлана Иевлева, заместитель министра социальной защиты, сообщила, что ситуация с книгой непростая. Дело в том, что анкетные карточки ФСБ были переданы людям, которые занимались подготовкой восьмого тома, и эти карточки до сих пор не возвращены. Министерство обращалось по этому поводу в правоохранительные органы и ФСБ. Надежда, что карточки все-таки будут найдены, есть. Иначе придется заново обрабатывать личные дела реабилитированных. 

По словам Валентины Феофановны, нынешняя областная власть прекрасно осознает ответственность и намерена изменить ситуацию, которая сложилась за последние годы. Тем более в прошлом году премьер Дмитрий Медведев подписал государственную концепцию по увековечиванию жертв политических репрессий. «Россия не может в полной мере стать правовым государством и играть ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий», — говорится в документе. 

Таким образом, увековечение памяти жертв признано задачей государственной важности.

  • Помощь реабилитированным 

По словам Светланы Иевлевой, замминистра социальной защиты, опеки и попечительства Иркутской области, ежемесячную денежную выплату из бюджета Иркутской области получают 5433 реабилитированных гражданина. Кроме того, в Иркутской области наравне с денежной выплатой реабилитированным лицам сохранены все натуральные меры социальной поддержки: лекарства, возмещение расходов на проезд по России, бесплатный проезд в пригородном и междугороднем транспорте. В прошлом году на эти цели из областного бюджета было выделено 143 млн рублей. На 2016 год объем финансирования составляет 154 млн рублей. Плюс льготы по оплате услуг ЖКХ, которые распространяются также на членов семей.

Иллюстрации: 

В 1937 году в Иркутской области началась борьба с «врагами народа», в ходе которой людей сотнями расстреливали в подвалах здания на улице Литвинова по приговору тройки НКВД-УНКВД. Тела затем свозили на территорию дачи НКВД, расположенной в районе Пивоварихи, и там тайно хоронили в лесу. Долгие годы это место было обнесено колючей проволокой, и никто не догадывался, что там происходит.  В 1989 году по факту страшных находок на территории бывшей спецзоны было возбуждено уголовное дело, начались раскопки. В течение лета удалось извлечь останки 300 человек. Очевидцы поисковых работ рассказывали, что жертвы лежали слоями, прямо в одежде на полуметровой глубине. Найденные останки были торжественно перезахоронены здесь же на территории мемориала возле памятника, на котором высечены слова Марка Сергеева: «Помни, Родина, нас. Всех, кто погиб невинно. Будь милосердна и возврати нас из небытия». Однако в лесу вокруг мемориала могут находиться еще десятки таких братских могил.
В 1937 году в Иркутской области началась борьба с «врагами народа», в ходе которой людей сотнями расстреливали в подвалах здания на улице Литвинова по приговору тройки НКВД-УНКВД. Тела затем свозили на территорию дачи НКВД, расположенной в районе Пивоварихи, и там тайно хоронили в лесу. Долгие годы это место было обнесено колючей проволокой, и никто не догадывался, что там происходит. В 1989 году по факту страшных находок на территории бывшей спецзоны было возбуждено уголовное дело, начались раскопки. В течение лета удалось извлечь останки 300 человек. Очевидцы поисковых работ рассказывали, что жертвы лежали слоями, прямо в одежде на полуметровой глубине. Найденные останки были торжественно перезахоронены здесь же на территории мемориала возле памятника, на котором высечены слова Марка Сергеева: «Помни, Родина, нас. Всех, кто погиб невинно. Будь милосердна и возврати нас из небытия». Однако в лесу вокруг мемориала могут находиться еще десятки таких братских могил.
Когда Иркутской областью руководили Юрий Ножиков и Борис Говорин, на территории мемориального захоронения были проведены работы по благоустройству: проложены дорожки, высажены деревья и цветы. Однако со временем кладбище стало приходить в упадок. Пользуясь отсутствием охраны, туда повадились ездить разные мерзавцы. Одни вандалы глумились на месте скорби, стреляя по стендам и указателям. Другие — спилили и увезли в скупку все чугунные ограждения
Когда Иркутской областью руководили Юрий Ножиков и Борис Говорин, на территории мемориального захоронения были проведены работы по благоустройству: проложены дорожки, высажены деревья и цветы. Однако со временем кладбище стало приходить в упадок. Пользуясь отсутствием охраны, туда повадились ездить разные мерзавцы. Одни вандалы глумились на месте скорби, стреляя по стендам и указателям. Другие — спилили и увезли в скупку все чугунные ограждения
Лев Сериков, заслуженный художник России, представил свой проект памятника жертвам политических репрессий. Скульптор рассказал, что его вдохновили «Колымские рассказы» Варлама Шаламова. Сам памятник представляет метафорическую клетку в виде куба с лицами замученных узников, стоящую на одном из углов. «Такой памятник должен быть в Иркутске, — уверен скульптор, — чтобы память об этой трагической странице нашей истории сохранилась для потомков». Возможным местом установки может быть одна из аллей Лисихинского кладбища
Лев Сериков, заслуженный художник России, представил свой проект памятника жертвам политических репрессий. Скульптор рассказал, что его вдохновили «Колымские рассказы» Варлама Шаламова. Сам памятник представляет метафорическую клетку в виде куба с лицами замученных узников, стоящую на одном из углов. «Такой памятник должен быть в Иркутске, — уверен скульптор, — чтобы память об этой трагической странице нашей истории сохранилась для потомков». Возможным местом установки может быть одна из аллей Лисихинского кладбища
Загрузка...