Мэр Головинки

Будни сельского старосты из Аларского района
По всем вопросам жители села обращаются к своему старосте Владимиру Позднякову
По всем вопросам жители села обращаются к своему старосте Владимиру Позднякову

Раньше в Головинке была собственная пекарня. Сегодня о ней напоминает лишь колодец, который так и называется — пекарский.
Раньше в Головинке была собственная пекарня. Сегодня о ней напоминает лишь колодец, который так и называется — пекарский.

Когда-то, еще в XIX веке, в малых и крупных населенных пунктах была такая должность — сельский староста. В деревнях это было самое уважаемое лицо, поэтому именно к нему в первую очередь обращались жители по всем наболевшим вопросам. Староста собирал сходы, следил за порядком и благоустройством селений, состоянием дорог, пожарной безопасностью и вправе был наказывать местных за мелкие проступки. Работа была хлопотливая, не всякий за нее брался, и поэтому со временем она себя изжила. Четыре года назад в Иркутской области вновь ввели забытую всеми должность. И сегодня сельские старосты трудятся уже в 614 населенных пунктах. Среди них есть маленькая деревушка Головинка Аларского района. В ней свою почетную миссию несет бывший железнодорожник Владимир Поздняков.

Бурьян вместо огородов

Сразу стоит сказать, что Головинка — это название народное, так ее по-свойски называют жители. Официально же это село Головинское. И действительно в прежнюю пору у него был особый статус. Вдоль главной улицы, Ленина, протягивается старый Московский тракт, который ведет в районную усадьбу — Кутулик. С одной его стороны в селе стояли большая бревенчатая школа, в которой дети учились в две смены, магазин, фельдшерский пункт, а с другой — столовая, пивнушка, куда частенько заглядывали иногородние. Чуть в стороне находилась пекарня, единственным напоминанием о которой сейчас является старый колодец. Он и по сей день называется пекарским.

Конечно, вокруг таких важных объектов бурно кипела жизнь. Дома возводились плотно, без намека на свободное пространство. А скот подчищал окрестности так, что нельзя было найти ни травинки, ни былинки. Сейчас эти события остались лишь в воспоминаниях. Владимир Поздняков показывает нам на заросшие бурьяном просторы, где когда-то стояли крепкие хозяйские дома. Теперь они стали для него настоящей головной болью.

— В каждом дворе был свой огород, а это удобренная земля, на которой сейчас каждое лето всходит сорняк. Никто его не убирает, территория ведь бесхозная, вот и переживаешь в пожароопасный период, как бы где не вспыхнуло. Хорошо хоть люди прекрасно понимают ситуацию, радеют за свою деревню, стоят на страже, а потому следят за тем, что вокруг них происходит. Свои дворы они убирают, траву скашивают, а эти заброшенные участки никому не нужны. Зарастают травой, лебедой, — говорит сельский староста.

По словам Владимира Позднякова, в прежние годы на улице Ленина находилось 200 домов, сейчас осталось 54. Арифметика простая, так что вычислить, сколько осталось заброшенных дворов, несложно. А вот увидеть их невозможно. Как только хозяева бросают свои избы, в них заселяются односельчане, но это в том случае, если дом крепкий и хороший. В противном — разбирают его на части и пускают на хозяйские нужды. Так что в настоящий момент в Головинке имеется только один опустевший дом. Жильцы оставили его в прошлом году, и пока его не постигла участь остальных. Впрочем, это вопрос времени.

В пожарах виноваты люди

За железной дорогой, которая делит Головинку на две половины, картина поприятнее. В 60-х годах рядом с железной дорогой построили подстанцию, а вместе с ней и 10 двухквартирных домов для железнодорожников. С названием улицы мудрить не стали, поэтому так и назвали — Железнодорожная. Практически в каждом дворе жители пробурили скважину, так что с водой здесь проблем нет. Есть и холодная, и горячая. Вдоль улицы еще имеются колонки, но они уже давно нерабочие. Трубы сгнили от ветхости.

В конце села есть и небольшая улица Васильева. Свое название она получила в честь первого председателя Заларинского волисполкома Георгия Васильева. В 1918 году он был расстрелян белогвардейцами. На этой улочке также когда-то стояло немало домов, а теперь осталось лишь семь. Центральное место занимает неполная средняя школа. Напротив нее в прошлом году оборудовали место для 10-кубовой емкости под воду, чтобы в случае необходимости пожарные расчеты могли своевременно и без труда пополнить свои запасы. К счастью, как отметил Владимир Поздняков, к этим мерам прибегать пока не приходилось.

— Я работаю не один, есть у меня два помощника. И наша главная задача — это профилактика. Недавно мы провели сход с населением и еще раз напомнили о пожароопасной обстановке. Ведь 70% возгораний происходит по вине человека. В прошлом году у нас дом сгорел. Кто-то из супругов кинул окурок в картонную коробку, которая у них стояла с мусором в сенях, и огонь быстро занялся. Хорошо хоть они сами выскочить успели. Дом деревянный, сухой, сгорел за считанные секунды, — рассказывает Владимир Алексеевич. — Два года назад кто-то поджег мусор в ямах на территории кирпичного комбината. Он работал в советские годы, но в 70-х его ликвидировали. В этот день дул ветерок, пусть небольшой, но его силы было достаточно, чтобы огонь быстро начал распространяться по траве и пошел в лес, в сторону воинской части, которая расположена в 12 км от Головинки. Тогда нам большую помощь оказали солдаты и пожарные расчеты части. Они окружили и ликвидировали возгорание.

Мгновенно реагирует на сообщения и пожарная часть в Кутулике. Огнеборцы приезжают на вызов в течение 20 минут благодаря тому, что районный центр находится всего в 9 километрах от Головинки. Если есть потенциальная угроза возникновения пожаров, администрация Кутулика дополнительно направляет в село трактор с цистерной воды. Это касается улицы Ленина, где в наличии есть только старые колодцы. Воду жители черпают оттуда ведрами, а для тушения пожара этого явно недостаточно.

— Хорошо, что у нас местность как на ладони. Если вдруг где-то вижу дымок, сразу сажусь в машину и выезжаю на место происшествия, — продолжает рассказывать сельский староста. — Конечно, не всегда люди виноваты в пожарах. Например, в прошлом году на ЛЭП в одном месте провода провисли, и при порывах ветра они схлестнулись так, что искры попали на траву. Начался пожар. Сначала подумал на селян, а потом увидел, как провода в очередной раз схлестнулись. Вызвали электриков, те все устранили. Страшная история произошла в соседней деревне Шульгино. Мама ушла в магазин, оставив двух малолетних детей дома. Начался пожар, и дети погибли. Такие ситуации служат для нас дополнительным сигналом. Зимой мы в составе специальной комиссии обходим дома, где живут неблагополучные и потенциально опасные семьи. Проводим профилактическую работу, смотрим состояние электронагревателей, печей. В прошлом году пришли к одной семье, а у них над топкой вывалился кирпич и видно, как огонь сквозь дыру пылает. Привезли им кирпичи, жильцы сами отремонтировали печь.

В 70-х годах в селении возвели 10 двухквартирных домов для железнодорожников. Сейчас это самая большая улица.

И участковый, и таксист

Главная страда сельского старосты начинается весной, когда население приступает к генеральной уборке в огородах. Многие, как правило, не вывозят мусор, а сжигают его на месте. Каждый такой случай на контроле. Один из жителей никак не хотел прислушиваться к доводам старосты и сжигал отходы прямо на улице, около дома. Справиться с ним удалось только надзорным органам. Нарушителя наказали рублем. Однако такие случаи единичны.

— В целом, повторюсь, люди с пониманием относятся и в случае чрезвычайной ситуации не отсиживаются дома, приходят на помощь. Другое дело, что не всегда можно что-то сделать. Те же пустыри, заросшие травой. Скот не пасется, трава не выкашивается. Стоит этот сухостой круглый год. В прошлом году у нас фермер взял себе один участок земли и держит там крупный рогатый скот, так что хоть за этот уголок я теперь спокоен.

Кроме работы по противопожарным вопросам у Владимира Алексеевича немало и других забот. Кому справку сделать, кому повестку из военкомата вручить. А еще и бытовые ссоры уладить. Так что по всем вопросам селяне знают, к кому обратиться.

— Я в 1992 году приехал работать в Головинское. Родился и вырос в Забитуе, поступил в железнодорожный институт, 20 лет прожил в городе. Затем мне предложили возглавить Головинскую железнодорожную станцию. Так я сюда и перебрался с семьей. В то время здесь проживало почти 600 человек, а сейчас чуть более 200. Ближе к окончанию службы работал и специалистом I категории в администрации МО «Кутулик». Обслуживал Головинское. Помогал во время призывной кампании, прописывал, выписывал жителей, оформлял различные справки. Всего понемногу было. Сейчас, можно сказать, функции остались прежними. Где-то даже и таксистом подрабатываю, — смеется Владимир Алексеевич. — Я часто езжу в Кутулик по долгу службы, все знают, поэтому звонят, спрашивают, ездят.

На наш вопрос, зовут ли его местные старостой, Владимир Поздняков лишь посмеялся и ответил, что чаще мэром зовут. Солиднее получается.

С высоты небольшой железнодорожной станции хорошо видно, какие пустоши образовались в селе вместо домов по улице Ленина
С высоты небольшой железнодорожной станции хорошо видно, какие пустоши образовались в селе вместо домов по улице Ленина
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments