Мечтал носить погоны

Майор полиции Андрей Могилев уверен, что оперативник — это не профессия, а состояние души

Для тех, кто не сталкивался с работой полиции, словосочетание «отдел уголовного розыска» ассоциируется с телесериалами типа «Улиц разбитых фонарей». Все у оперов получается сразу — в одной серии и убийцу арестовали, и угнанную машину нашли, и мелкую шпану на путь истинный направили. Реальность далека от телеэкрана. Чтобы раскрыть преступление, приходится бегать так, что подошва у обуви стирается. И это не гипербола: в жизни майора полиции Андрея Могилева был такой случай. Об этом, а также о том, как работают настоящие оперуполномоченные, журналист «Копейки» узнал у начальника отдела уголовного розыска отдела полиции № 3 УМВД России по городу Иркутску.

— Андрей Аркадьевич, чем занимается отдел уголовного розыска?

— Расследует кражи, грабежи, причинение тяжкого вреда здоровью, убийства, изнасилования. Наша территория — это микрорайоны Университетский, Первомайский, Синюшина Гора, так называемая в народе Нахаловка на Кае. Районы спальные, поэтому есть своя «специфика» — у нас происходят в основном кражи личного имущества, квартирные. С каждым годом становится все меньше грабежей и разбоев, хотя еще 10 лет назад, когда я только пришел сюда работать, грабежей было много: людей избивали, отбирали все, что можно. Особенно этим славился Первомайский.

Тянуло на оперативную работу

— Почему вы выбрали профессию полицейского? Это была мечта детства или продолжение славной династии?

— В нашей семье никогда не было полицейских. А я с детства мечтал носить погоны. Отец с пониманием отнесся к моему выбору, а мама, как и положено, сильно переживала, когда я в начале карьеры по двое-трое суток не приходил домой, волновалась очень, звонила постоянно: где сын, что с ним... Потом смирилась — поняла, что я нашел свое призвание. Я пришел работать в отдел полиции № 3 в 2005 году, после окончания Восточно-Сибирского института МВД. Молодой, можно сказать — зеленый. Занялся расследованием грабежей в Первомайском, самом неспокойном районе — там в то время молодежь активно промышляла грабежами, их регистрировали до 5—6 в сутки. Так начались трудовые будни, и про свободное время я тут же забыл. В работу сразу втянулся: уголовный розыск не предусматривает раскачки. Через три года меня повысили до старшего оперуполномоченного уголовного розыска. В 2009 году ездил на полгода в командировку в Чечню, в Аргун. После возвращения проходил службу в Свердловском районном управлении — в отделе по раскрытию убийств, потом работал в оперативно-разыскной части по борьбе с организованной преступностью при Главном управлении МВД России по Иркутской области. Вроде пошел на повышение, но меня все время тянуло на оперативную работу. И в 2011-м я решился и вернулся в родной райотдел № 3. Через полгода начал исполнять обязанности заместителя начальника отдела уголовного розыска, в феврале этого года назначен на должность начальника отдела. В подчинении у меня 19 человек. 1 сентября исполнилось ровно 10 лет, как я работаю оперативником. Знаете, у нас случайные люди не задерживаются. Опер — это не профессия, а состояние души.

Дома о работе ни слова

— Как вам удалось жениться при таком плотном графике работы?

— Ну немного-то свободного времени у меня было. С Настей мы познакомились 10 лет назад. Долго дружили и в 2011-м только поженились. У нас два сына, Александру на днях исполнился месяц, Аркадию — 4 года. Старшего назвали в честь моего отца, младшего — в честь второго деда. У нас вся семья получилась с инициалами А.А. — все четверо Могилевы А.А.

— Быть женой полицейского, наверное, нелегко…

— Конечно, жене хочется видеть мужа и отца своих детей рядом с собой. Но Настя — умная женщина и понимает, за кого вышла замуж. Она всегда меня поддерживает, ждет с работы. Среди друзей у меня нет полицейских, и они тоже давно привыкли, что в праздники и дни рождения на меня можно не рассчитывать. Если честно, я бы не хотел, чтобы мои сыновья работали в полиции. Это тяжело, и даже не физически, а морально. Ведь люди идут к нам со своим горем. А те, с кем мы встречаемся по долгу службы, далеко не лучшие представители нашего общества. Поэтому нужно уметь абстрагироваться: вышел с работы — перестроился. Дома хочется получать положительные эмоции, поэтому мы с женой договорились: о моей работе — ни слова.

Стоптал за ночь каблуки 

— Вы помните свое самое первое дело?

— 2005 год, девять утра. Планерка. Мне и напарнику поручают дело о похищении мобильника обманным путем. Как это было раньше: «Дай телефон позвонить» — и все, уходит телефон. А дело было в здании профтехучилища № 67. Определили подозреваемого, нашли его, привезли в отдел. А он молчит. До вечера с ним разговаривали, и уже после окончания рабочего дня он сознался. Так что оперативники со временем приобретают большой жизненный опыт, учатся общаться с разными людьми, искать подход, устанавливать психологический контакт.

Еще хорошо запомнилось первое дежурство в составе следственно-оперативной группы. В тот вечер в Первомайском было зарегистрировано сразу три убийства. Такое случилось первый раз лет за десять. Два из них — бытовые — были раскрыты сразу, а третьего убийцу до сих пор ищут. И вот как раз за то дежурство я стоптал каблуки на туфлях и исписал полностью ручку.

Как сказать, что дочь убили?

— Какие громкие дела последних лет раскрыл ваш отдел?

— В начале 2014 года было совершено сразу шесть разбойных нападений на торговые точки. Два человека с обрезом и пистолетом открыто похищали деньги в аптеках, маленьких магазинах, пунктах приема платежей и т. д. Это была явная серия. Пришлось побегать, и уже в апреле мы задержали организованную преступную группу из 8 человек. Трое из них, уже судимые жители Киренска, находились в дачном поселке в Мельничной пади. Помню, всю группу взяли за субботу-воскресенье, работали с ОМОНом. Всего у них было 9 ограблений, их всех осудили на срок от 10 лет.

Не могу забыть убийство водителем маршрутки 17-летней Даши Скорняковой. Она жила в общежитии здесь неподалеку и в тот день поехала к подружке в областную больницу, в роддом. По пути позвонила маме, сказала: «Мам, я еду в маршрутке, мне скучно — поговори со мной». После этого ее больше никто не видел, а телефон не отвечал. Родные забили тревогу, из деревни приехала Дашина мама, ей в Иркутске особо некуда было идти, и она почти все время была у нас, звонила мне постоянно. Когда установили подозреваемого, он признался в убийстве и сообщил, где тело девочки. Мне пришлось рассказывать об этом матери Даши, и это было очень тяжело, я пытался подобрать слова, хотя понимал, что утешить женщину невозможно. На суде подтвердился факт изнасилования, убийца получил 23 года лишения свободы и во время отбывания наказания покончил жизнь самоубийством.

На прошлой неделе мои сотрудники раскрыли убийство. Честно признаюсь, нам сильно повезло. 9 мая в Университетском был найден труп гражданина с множественными ножевыми ранениями. Ни одной зацепки не было вообще. И вот спустя столько времени мы получили информацию, которая помогла найти убийцу. Дело было так: случайная встреча двух людей без определенного места жительства, распитие спиртных напитков и, как пишут в сводках, «убийство на почве внезапно возникшей неприязни».

Добро побеждает зло

— Действительно, морально очень сложно приходится. А смешные случаи бывали?

— В самом начале моей работы я, как самый молодой, дежурил в новогоднюю ночь с 31 декабря 2005 года на 1 января 2006-го. Часа в два ночи поступила заявка — ссора между соседями, огнестрел. Выехали. Общежитие малосемейного типа. Въехали новоселы, решили познакомиться со старожилами, возник конфликт. Предполагаемый подозреваемый, который отстрелил ухо новоселу, закрылся в ванной с женой. Я стучу, чтобы открыли. А в тот момент за мной еще не было закреплено табельное оружие, и добрые коллеги дали мне газовый пистолет без патронов — для виду. Открывается дверь, стоят мужчина и женщина — пьяные. Подозреваемый идет на меня, и в руке у него что-то блестит. По спине пробежал холодок, я выхватываю пистолет, вспоминаю, что в нем нет патронов. А я отработал всего три месяца. Воображение рисует у него в руке тесак для разделки мяса, но все-таки наставляю на него пистолет и говорю: «Бросай оружие!» Он бросил на пол… обычную овощерезку. Потом, конечно, мне было смешно, но там я испугался.

— А бывает ли в вашей непростой работе что-то доброе и хорошее?

— Добро побеждает зло, виновных наказывают по закону. Было несколько случаев, что ко мне приходили после отсидки люди, которых я задерживал, и… благодарили. Да-да. И знаете за что? За то, что за решеткой они бросили пить, перестали употреблять наркотики. Я понимаю, что на путь исправления встает небольшой процент отсидевших, но, если хоть один их них не умрет от передозировки, это уже хорошо.

  • Справка «Копейки»

Кто придумал праздник для оперов?

5 октября 1918 года НКВД РСФСР было создано Центральное управление уголовного розыска — Центророзыск (согласно Положению об образовании отдела уголовного розыска). Именно поэтому выбор пал на 5 октября, хотя история службы уголовного розыска берет свое начало еще несколько столетий назад, когда в 1711 году было принято государственное постановление, предоставлявшее специальные полномочия должностным лицам, которые занимаются розыском, преследованием и поимкой разбойников и воров.

У всей семьи Могилевых имена начинаются на «а»: Андрей, Анастасия, Александр и Аркадий
У всей семьи Могилевых имена начинаются на «а»: Андрей, Анастасия, Александр и Аркадий
Бывали случаи, что после возвращения из мест лишения свободы бывшие преступники благодарили майора полиции Могилева — за то, что за решеткой бросили пить или колоться
Бывали случаи, что после возвращения из мест лишения свободы бывшие преступники благодарили майора полиции Могилева — за то, что за решеткой бросили пить или колоться
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments