Мастер из села Обуса изготавливает охотничьи обереги

Два года назад Анатолий Хамаганов получил звание народного мастера по серебру и чеканке.

Созданные его руками изделия есть в коллекции у многих высокопоставленных чиновников, известных лиц не только в России, но и за рубежом. Сегодня он по-прежнему занимается любимым ремеслом, а его знания и опыт переняли сыновья.

Когда речь заходит об осинских умельцах, многие сразу вспоминают Анатолия Хамаганова. К нему не раз приезжали журналисты, бывали и именитые гости. Свои творения он создает в небольшой мастерской, куда посторонним вход воспрещен. Мастер готов часами корпеть над своим изделием, внимательно оттачивая каждую деталь. С самого детства он тяготел к творчеству. С первого класса рисовал акварелью и карандашом. Никто ему не подсказывал и не помогал. Свои первые азы в искусстве он постигал сам. Рисовал многих политических деятелей, писал пейзажи. Особенно любил рисовать диких животных. В 14—15 лет подросток освоил резьбу по дереву и по кости.

Многие рисунки и узоры мастер придумывал сам. Он любил фантазировать, мечтать. Не случайно после окончания иркутского профессионального училища, где получил специальность слесаря-сантехника, на год Анатолий Дагдынович отправился в гости к своему другу в Тофаларию. Вместе с ним он занимался промыслом — охотился и рыбачил. В то время был романтиком, и очень ему хотелось открыть для себя что-то новое, побывать в незнакомом, но живописном краю. Однако душа рвалась домой, и вскоре он уехал к родным.

Следующий год проработал в геологоразведке в Бильчире, ездил в командировки в Жигаловский и Усть-Удинский районы. Затем вернулся в Обусу, где устроился в родной совхоз «Бильчирский» трактористом-комбайнером. Эта работа была для парня не в новинку — с первого класса он подрабатывал в хозяйстве. Летом бегал в совхоз, а осенью шел в школу.

Впрочем, 20 лет Анатолий Хамаганов проработал и лесником. К этому времени он уже освоил чеканку и занялся таксидермией. Делал чучела из кабарги, глухаря, медведя, волка. Везде, где бы он ни трудился, у него всегда находилось время для творчества.

Перебрав несколько направлений, в конце концов он остановился на ювелирном деле.

И не прогадал. Именно эта работа приносит ему душевное равновесие и наполняет здоровым духом. Несмотря на то что Анатолий Дагдынович ушел на пенсию и, казалось бы, на покой, времени на отдых у него и сейчас не остается.

— Я не могу спокойно лежать на диване и смотреть телевизор. Так ведь и заболеть можно. Поэтому я себя порой даже заставляю заняться делом. Например, сходил на рыбалку, поймал четыре ленца. И нет чтобы отдохнуть, посидеть — сразу отправляюсь в мастерскую и принимаюсь за работу, — говорит Анатолий Хамаганов.

В свое время обусинского мастера звали учиться в Санкт-Петербургский институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина, однако по семейным причинам он отказался. Зато получил уроки у известного народного художника РСФСР Даши-Нимы Дугарова.

Изделия Анатолия Хамаганова хранятся в музеях Бурятии и Иркутской области, в личных коллекциях Иосифа Кобзона, Леонида Драчевского, Сергея Миронова и многих других известных лиц. «Серебряный» мастер изготавливает сувенирные и охотничьи ножи, огниво, трубки, ювелирные украшения и обереги — онгоны.

До 50 лет художник часто засиживался за работой по ночам, до 4—5 часов. И сейчас, если не может уснуть, направляется в свою мастерскую. Анатолий Хамаганов уверен, что его искусство не исчезнет, все свои знания и опыт он передал сыновьям. Они, как и отец, стали ювелирами.

При этом такой путь братья выбрали сами. Частенько, детьми, они тихо подходили к отцу и наблюдали за тем, как он работает. Старший сын, Евгений, открыл свою мастерскую в Усть-Ордынском, а второй сын, также ювелир, работает в Иркутске. Их дети также хорошо рисуют, и вполне возможно, что кто-то из них в будущем решит стать серебряных дел мастером.

— У нас это автоматически передается по генам, — с улыбкой говорит Анатолий Дагдынович.

Количество своих работ он никогда не считал, но, по его примерным подсчетам, порядка тысячи изготовленных ножей у него наберется.

Согласно бурятским традициям, он получил звание белого дархана, или белого кузнеца, что на порядок выше, чем шаман. Среди его изделий особое место занимают обереги. Много лет мастер их изготавливает на заказ, сам очищает и отдает людям. Единственное наставление, которое он при этом дает всем, — носить оберег всю жизнь и никогда не снимать.

Материалы для изделий он чаще всего достает сам: заказывает по Интернету или договаривается со знакомыми. Однако, по его словам, поиск необходимых материалов — это не так сложно, как сама работа. Мелкие ювелирные украшения мастер уже не делает, а вот за крупные, серьезные заказы берется. Сейчас у него в работе находится трубка. Дома у него совсем немного готовых изделий, все свои творения он сразу раздаривает.

— Я как сапожник без сапог. Делаю и сразу дарю. Для меня важно быть занятым, тогда и времени не остается на то, чтобы болеть, — отмечает народный умелец.

Иллюстрации: 

Анатолий Хамаганов: «Мастерство в нашей семье передается по генам»
Анатолий Хамаганов: «Мастерство в нашей семье передается по генам»
Такой нож, сделанный по индивидуальному заказу, прослужит долгие годы
Такой нож, сделанный по индивидуальному заказу, прослужит долгие годы
baikalpress_id:  92 207
Загрузка...