Маленькая Чечня на берегу Каи

Под Иркутском строится квартал Рамзана Кадырова

Столица Приангарья вновь попала в горячую обойму федеральных новостей. На этот раз поводом стало появление в пригороде Иркутска жилого квартала имени Рамзана Кадырова. И все это на фоне грандиозной дискуссии по поводу инициативы топонимической комиссии Санкт-Петербурга о присвоении имени Ахмада Кадырова (отца нынешнего главы Чечни) мосту через Дудергофский канал. Санкт-петербургские дела не входят в сферу интересов «Пятницы», но съездить в поселок Маркова, где находится квартал Кадырова, мы посчитали своим долгом.

Найти квартал имени Рамзана Ахматовича Кадырова оказалось очень легко. Несколько минут от конечной остановки на выезде в сторону Шелехова. Поворот на Маркова, дальше проезжаешь колонию строгого режима, потом поворот налево — и через 500 метров ты на месте.

Елена Абубакарова, основательница квартала и заказчица строительства, живет здесь же. У входа в ее дом приветливо машет хвостом огромная кавказская овчарка. «Видите, собака чувствует людей, — пояснила вышедшая к нам хозяйка, — раз не лает, не бросается, значит, вы не со злом к нам пришли».

Елена Валерьевна немного рассказала о себе: «Я замужем за чеченцем уже 21 год, у нас 5 детей. Этнические корни у меня татарские, но по этому поводу у нас никогда не было никаких конфликтов».

Елена всю свою жизнь прожила в Иркутске. По образованию — музыкальный работник, педагог. В 90-е годы преподавала в музыкальной школе, потом ушла в коммерцию. Последние лет 15 занималась производством огромных катушек (бухт) для кабеля. Причем на предприятии были созданы рабочие места для инвалидов по слуху, и они работали с удовольствием. Но в связи с кризисом и санкциями кабельный завод сократил объемы, соответственно, производство катушек тоже сократилось. Практически в 10 раз.

В поселке Маркова Елена живет уже 15 лет: места очень красивые, и до города рукой подать. Никаких проблем с соседями у нее не возникало, наоборот, поддержка и взаимопонимание. 

— Первое время здесь прямо на улице были стихийные свалки. Я сама обходила соседей, убеждала собрать деньги на контейнеры и вывоз мусора. И сейчас вы не увидите свалок. И дорогу мы добились, чтобы отсыпали. Только в согласии и мире можно добиться улучшения.

О шуме, который поднялся в прессе вокруг названия квартала, Елена Абубакарова знает. Но ее удивляет не столько шум, сколько сенсационная подача: «Вообще-то квартал не вчера возник. В 2009 году мы приобрели два гектара земли, все узаконили, в 2013-м получили разрешение использовать для строительства многоквартирных жилых домов. То есть мы уже три года как существуем и никогда не занимались саморекламой. Строим добротное качественное жилье и назвали его именем уважаемого человека».

Естественно, негативная реакция на решение назвать квартал именем Рамзана Елену огорчает: «На днях был сюжет по РЕН ТВ, и один сосед высказался, дескать, с жителями название не согласовывали. Я удивилась. У нас обособленная территория, мы не претендуем переименовать улицу, свои подъездные пути, свой план застройки. Мы никому не мешаем».

Более того, по словам основательницы, строительство квартала послужит на благо всего поселка — будут созданы новые рабочие места. Планируется открыть магазин, парикмахерскую, аптеку и даже терапевтический кабинет, потому что в поселке есть много пожилых людей, которые физически не могут добраться до поликлиники.

И все же — почему Кадыров? Все-таки мы живем в Сибири, далеко от Чечни.

— Рамзан Ахматович Кадыров — публичная личность, Герой России, земляк, чеченец по национальности. И название нашего квартала — это знак глубокого уважения и признательности.

Елена Валерьевна искренне восхищается руководителем Чеченской республики, называет его исключительно по имени-отчеству. Сравнивает свой первый приезд в Чечню в 2003 году, когда там был ужас, разрушенные города, упадок, нищета, с нынешним процветанием.

— Рамзан Ахматович — суперличность. Пример для подражания во всем.

Восстановить республику из пепла и построить город-сад — это действительно нужно быть героем. И мы хотим в Иркутске построить квартал в его честь, чтобы все увидели и оценили. Чечня — лучшая республика в России. По всем параметрам, в том числе и по тому, как люди относятся друг к другу. Очень приветливые и вежливые, всегда готовые прийти на помощь. Вообще, чеченский народ очень доброжелательный. Ни хамства, ни грубости там не встретишь. Я не являюсь этнической чеченкой, но ни разу меня никто за это не упрекнул, не посмел высказать недовольство.

— Елена Валерьевна, но вы же умная женщина, вы не можете не знать, что в обществе очень сильны националистические настроения и не все разделяют ваше отношение к личности Кадырова. Взять хотя бы реакцию на решение властей Петербурга присвоить имя Ахмата Кадырова одному из мостов. Многие высказываются резко против.

— Я очень рада, что в честь Ахмата Кадырова назвали мост. Люди разделились в своих оценках и предпочтениях, а этот мост их соединит. На нападки я не обращаю внимания. Хочу брать от других только хорошее, заслуживающее восхищения. Не вижу смысла реагировать на роптания и наговоры. Обычно недовольство высказывают люди, слабые духом.

Елена призналась, что с негативом и ей приходилось и приходится сталкиваться. Полтора года назад во дворе сгорели две машины. Неизвестно, была ли это случайность или умышленный поджог, но факт остается.

Имя лидера Чечни кварталу далось нелегко. Администрация поселка долго не согласовывала заявление о присвоении почтового адреса. Елена даже хотела обращаться в суд, но обошлось — документы были подписаны. На сайте застройщика можно увидеть фото страницы паспорта первого покупателя с регистрацией. Внутри штампа вписан адрес: квартал Р.А.Кадырова, 9.

Сейчас о квартале, как уже состоявшемся проекте, говорить рано. Всего на участке 20 гектаров планируется построить 20 таунхаусов общей площадью 15 000 метров. Пока построен только один.

— Мы строим на свои собственные, честно заработанные деньги, кредиты не берем. Причем сначала строим, а потом продаем, чтобы люди видели, что покупают. Одну блок-секцию мы уже продали, еще одну покупает женщина, сейчас она продает свою квартиру в Иркутске. Еще две покупательницы намерены купить секцию пополам.

Идем смотреть дом изнутри. Нельзя не признать — сделано все добротно: никакого пенобетона, только кирпич. Толстые стены, мощные балки, высокие потолки. В каждой секции имеются гараж и земельный участок в две сотки, лоджия. Естественно, все удобства: электричество, отопление, горячая и холодная вода, плюс видеонаблюдение, Интернет, цифровое телевидение. Кстати, по словам основательницы квартала, перед строительством были вложены немалые деньги в установку новых железобетонных опор для электричества. Все сделано капитально и безопасно. При этом цена квадратного метра в квартале весьма привлекательная: 25 000 рублей. А пенсионерам и молодоженам полагаются хорошие скидки.

Впрочем, на сайте «Квартала Кадырова» имеется пункт, который несколько озадачивает. Написано: «непьющие соседи (благоприятное социальное окружение)». Означает ли это, что покупатель обязан подписать договор о полном отказе от алкоголя и курения табака на территории квартала?

—Нет, никаких особых условий, — заверяет Елена, — имеется в виду образ жизни нашей семьи и чеченцев вообще. Наши обычаи не позволяют нам пить и курить, хамить, мусорить и т. д. Мы это презираем, хотим, чтобы у нас было чисто на душе и на улице. Нам повезло, в поселке очень хорошие люди живут, много пенсионеров. Смотрите, идет стройка, стоит инструмент, бетономешалки, но у нас даже мысли не возникает прятать, убрать под замок.

Елена верит в идею создания образцово-показательного квартала. «Мы построим самый хороший городок под Иркутском, — говорит она, — люди это поймут и оценят».

Между тем, судя по комментариям на форумах и в социальных сетях, далеко не все иркутяне и вообще жители России разделяют точку зрения Елены. Кстати, это же касается и моста в Санкт-Петербурге. Под петицией за отмену переименования моста в честь Кадырова на сайте change.org подписались 100 454 человек (по состоянию на 28 июня).

  • «У меня все по закону»

Во время подготовки репортажа о квартале Кадырова в СМИ появились публикации, что в поселке Маркова чуть ли не назревает народное восстание против застройщицы Абубакаровой. Группа местных жителей утверждает, что Елена Валерьевна их стращает, выживает и занимается самоуправством. Недовольные обвиняют Абубакарову в тоталитарных и агрессивных методах управления. Боятся, что она создаст закрытый квартал, приватизирует дороги, поставит шлагбаумы, будет скупать их дома по дешевке. Негодуют, что предпринимательница скупает бесхозные земли и оформляет их. Одна соседка, как выяснилось, находится с Еленой Валерьевной в состоянии длительной судебной тяжбы. Она утверждает, что по вине предпринимательницы с 2013 года ее дом отрезан от центрального водо- и теплоснабжения. Кроме того, оппоненты Абубакаровой делают акцент на этнической составляющей конфликта, не исключая, что предпринимательница может воспользоваться связями с чеченской диаспорой.

В ответ на эти претензии Елена Абубакарова подтвердила «Пятнице», что тяжба по поводу теплотрассы действительно существует. «Есть недовольная соседка, которая считает, что имеет право бесплатно пользоваться моим имуществом. Она самовольно подключилась к моей теплотрассе. А теперь ведет против меня войну, но есть решение суда, согласно которому врезка в трубу была признана незаконной».

Разговоры про захват земли, по словам Елены, являются ложью: «Если я беру землю, должна предоставить схему, поставить кадастровый учет, пройти аукцион, и только потом ее получить. Мне эту землю на блюдечке не принесли, я этим занималась, оформляла документы, прошла аукцион. Все по закону». 

Елена считает, что против нее идет тихая война, потому что есть круг лиц, которые ее ненавидят. Дошло до того, что она подала в полицию заявление о защите чести и достоинства. «В моей работе есть плюсы и минусы, всем хорош не будешь». Акцент на этнической составляющей конфликта Елену очень огорчает.

— Какой бунт?! Я проложила для них теплотрассу, сделала все дороги, в день субботника своим грузовичком вывезла тонны мусора. Я из своего личного кармана доплачиваю ежемесячно человеку, чтобы он содержал мусорку в порядке.

— Елена, может, вас хотят выжить из Маркова?

— Никогда этого не будет. Не дождутся.

Метки: Жизнь, Иркутск