Магазин колонистских товаров

Товары, сделанные руками осужденных, продают в Ирутске
Есть у работ какой-то общий стиль, который уже известен иркутянам.
Есть у работ какой-то общий стиль, который уже известен иркутянам.

Алексей Семенюк находит время на продвижение магазина.
Алексей Семенюк находит время на продвижение магазина.

В одном из иркутских торговых центров есть необычный павильон. С виду все привычно: солидная вывеска, баннеры, яркие стикеры «Хит продаж». Покупателей встречают блестящие черными боками мангалы в виде ретромашины и сундуков, коптильни, украшенные металлическими узорами почтовые ящики и люстры, картины с видами города и сценами из жизни заядлых рыбаков и охотников. Секрет места выдает продавец: «Производство у нас тут рядом… на зоне».

Есть цеха, но нет заказов

Исправительная колония № 6 на Синюшке появилась в 1950 году, на месте бывшего лагеря для японских военнопленных. Руками осужденных строились обходные железнодорожные пути к Байкалу, масложиркомбинат, автосборочный завод, который позже был перепрофилирован в завод радиоприемников… С годами микрорайон вокруг колонии разросся, и сегодня жителей Синюшиной Горы от осужденных отделяет только трехметровый забор с запретной зоной. Интересно, что и факт этого соседства сегодня иркутяне оценивают по-разному: кто с равнодушием, кто с возмущением, а кто-то  и позитивно. Сегодня в колонии строгого режима отбывают назначенное судом наказание около девятисот мужчин, у которых за плечами не один срок. Кражи, разбои, наркотики, нанесение тяжких телесных… Многие из здешних обитателей проводят большую часть жизни за решеткой, перемежая длительные сроки буйными загулами на воле. Только в колонии они начинают беспокоиться о здоровье, восстанавливать потерянные документы, учиться и даже работать.

Сегодня исправительные учреждения не обеспечиваются государственными заказами и вынуждены самостоятельно трудоустраивать сидельцев: изучать рынок, открывать новые производства, приглашать к сотрудничеству коммерсантов. В «шестерке» успешно работают швейный и мебельный цеха, участок металлообработки, производство моющих и дезинфицирующих средств. Освоив выпуск конструкций из ПВХ-профиля, учреждение перешло на деревянные евроокна: квалификация осужденных позволяет делать более сложные изделия, на местном рынке конкурентов у колонии немного, и изделия весьма востребованы. Среди образцов изделий учреждения есть школьные парты, библиотечные стеллажи, металлические кровати, постельное белье, в том числе и качества люкс, униформа для автосервисов и охранных агентств. Заказы колония получает от постоянных клиентов, участвует в аукционах на интернет-площадках, выходит на муниципалитеты и госучреждения — они, кстати, единственные покупатели товаров из-за колючки, которые могут заключать контракты с колониями без проведения торгов и аукционов, не боясь на­рваться на недобросовестного поставщика и имея возможность постоянного контроля над исполнением заказа.

Работа идет, но имеющихся заказов недостаточно, чтобы обеспечить работой всех осужденных. «Нужно развивать розницу!» — так решили в колонии еще пять лет назад, и магазин колонии переехал в торговый центр.

От «Любимой мебели» к «Супермаркету мангалов»

Собственный магазинчик у колонии был и раньше — с начала нулевых в легком павильоне впритык к учреждению, затем снималась площадь в торгово-офисном здании. Место непроходное, и торговля шла вяло, едва покрывая аренду. Тем временем буквально в пятистах метрах от колонии, на улице Сергеева, расцвели сразу несколько торговых комплексов. Покупатели ходили совсем близко, нужно было только показать товар лицом. Колония взвесила все возможные риски и решила действовать.

— Пять лет назад мы арендовали павильон, за торгово-выставочной площадью закрепили специалиста отдела маркетинга, и работа пошла. Мы начали бурно изучать рынок, рынок изучал нас — сегодня можно уверенно сказать, что магазин не только окупает аренду, но и приносит прибыль, — рассказывает заместитель начальника колонии — начальник центра трудовой адаптации ИК-6 ГУФСИН России по Иркутской области Алексей Семенюк.

В 2018 году магазин колонии выручил около 2,5 млн рублей, при этом в целом учреждением поставлено товаров, выполнено работ, оказано услуг на 126 миллионов. Для розницы цифры неплохие, к тому же основной целью магазина сотрудники колонии считают не единомоментную выручку, а адресную работу с заказчиком и продвижение продукции.

— Идет покупатель мимо, видит интересный мангал, останавливается: «А лавочки у вас есть? А фонари? А что еще умеете?» Мы ему предлагаем каталог, оставляем визитку, рассказываем о производстве, составляем калькуляцию. Потом — благодаря сарафанному радио — приходят его знакомые. Так потихоньку клиентура растет, — говорит Семенюк.

В павильоне и вокруг него расставлены лучшие образцы продукции, почти все — хиты продаж.

— Линейку формировали постепенно, ориентировались в первую очередь на покупательский спрос. Еще пять лет назад основной упор сделали на мебель из массива дерева — крепкую, надежную, с эффектом старения. Назвались «Любимая мебель». А теперь спрос постепенно угасает, перешли на обустройство зоны отдыха. Начинали со скамеек, добавили урны, мебель для бани и сауны, постепенно дошли до мангалов, в 2018 году начали делать костровые чаши и стали внедрять название «Супермаркет мангалов». В планах — развивать строительство мобильных строений. За зиму продали несколько полностью укомплектованных мобильных бань на металлокаркасе. Внутри там печь, лавочки, освещение проведено, ставь на участке и затапливай. Заказы уже есть, — рассказывает Алексей Семенюк.

Кому это надо

В каждой колонии существует центр трудовой адаптации, задача которого — обеспечивать трудо­устройство осужденных. В составе центра есть отдел маркетинга, обязанный найти сбыт для произведенной продукции. Парадокс в том, что основной целью работников торговли является не извлечение прибыли, а максимальное привлечение к труду осужденных. Весь доход идет в пользу государства, на развитие производственной базы и никаким образом не отражается на заработной плате сотрудников колонии. Таким образом, развитие колонистских продаж целиком и полностью зависит от энтузиазма и амбиций отдельно взятого коллектива.

Среди исправительных учреждений Иркутской области колония № 6 по праву считается лидером в области торговли: только у нее в областном центре есть точка продаж, ежегодно учреждение выпускает рекламные буклеты и календари, участвует во всевозможных выставках и ярмарках, даже завело странички в социальных сетях под именем Irkmangal. За всем этим — слаженная работа замначальника центра трудовой адаптации осужденных Александра Ращупкина, начальника участка по производству металлоизделий Григория Кузнецова, начальника отдела маркетинга Юлии Бобрышевой, специалиста по договорной работе Натальи Вантеевой, специалиста по тендерам и закупкам Екатерины Кимайкиной, продавца Елены Сахновой и, конечно, главного вдохновителя и организатора — заместителя начальника колонии Алексея Семенюка.

На рабочем столе Семенюка табличка: «Если вам нечего делать, делайте это не здесь!». За полчаса разговора десятки раз звонит телефон, в дверь заглядывают заказчики, поставщики, сотрудники. Рабочая суматоха не прекращается ни по вечерам, ни в выходные.

— Идея завести аккаунт в «Инстаграме» пришла летом, в отпуске. Почитал в интернете об SMM-продвижении, начал учиться, пробовать. Результаты есть, люди звонят, пишут, интересуются продукцией, такой эффект с моментальной обратной связью сегодня не могут обеспечить ни радио, ни телевизор, ни газеты.

— Но когда же вы успеваете еще и в интернете странички вести?

— По ночам, — кивает Семенюк.

Поздним вечером «Инстаграм» колонии приглашает посетить экспозицию учреждений ГУФСИН на выставке «Байкалтур» в «Сибэкспоцентре»: «Мы приготовили интересные новинки к предстоящему дачному сезону». Внимание притягивают дачное кресло на металлокаркасе с приставной тумбой, диванчик-трансформер. Вещи добротные, и видно, что будут служить годами.

Спрос на товары из колонии есть. Покупателей привлекают надежность материалов, невысокие цены, а также возможность изготовления любого изделия на заказ — по своим размерам и с авторскими усовершенствованиями. Вряд ли иркутян, украшающих загородные дома затейливыми коваными мангалами, заботит идея создания дополнительных рабочих мест для осужденных.

Интересно, что свою принадлежность к колонии магазин не особо афиширует, но и не скрывает.

— Постоянные покупатели, конечно, знают, что все работы выполняют осужденные. Многие смотрят на ручную ковку, некоторую мебель — и понимают, что колония. Видимо, есть у работ какой-то общий стиль, который уже известен иркутянам, — улыбается продавец павильона Елена Сахнова. — Есть и такие люди, кто наотрез отказывается покупать даже очень понравившиеся вещи, говорят — плохая энергетика. Тут уж всем не угодишь.

Спрос на товары из колонии есть.
Спрос на товары из колонии есть.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments