«Любовь и голуби»: 30 лет популярности

В память о черемховском драматурге Владимире Гуркине вышла книга с одноименным названием.

Книгу «Любовь и голуби» представили в Иркутске жена и дочь черемховского драматурга Владимира Гуркина. В библиотеке им. И.И.Молчанова-Сибирского, где проходила презентация, вспоминали знаменитого земляка, его произведения, истории из жизни. Наибольшую известность Гуркин получил после выхода на советские экраны фильма «Любовь и голуби» по одноименной пьесе — кинолента мгновенно разошлась на цитаты, живущие до сих пор. В одном из своих последних интервью во время приезда на родину Владимир Гуркин рассказал, что история о любви и голубях подлинная, произошедшая с его соседями Кузякиными.

— Книгу «Любовь и голуби» Володя и наша дочь Катя хотели собрать уже давно и говорили об этом еще весной 2010-го, — рассказала жена драматурга, Людмила Гуркина. — У Володи никогда не было своих пьес в напечатанном виде, он их всем раздаривал. Наверное, поэтому и пришла в голову идея собрать свое творчество в одном месте. Но вышло так, что они поговорили — и Володя уехал в Черемхово, будучи уже больным. А 21 июня 2010 года его не стало. Он умер в день рождения своего сына Жени…

В книгу вошло 8 пьес Владимира Гуркина и воспоминания его коллег, друзей, знакомых.

— После смерти папы я занялась книгой, начала собирать воспоминания. Сначала было пять человек, а потом список расширялся и расширялся, и пришлось наконец остановиться, — вспоминает дочь Екатерина. — Михаил Рощин, Сергей Юрский, Николай Чиндяйкин, с которым отец работал в Омском драматическом театре…

Людмила Гуркина любовно держит в руках книгу и говорит:

— Книга замечательная, теплая какая-то, как Володька, толстенькая. У нас была презентация в Москве, в магазине «Библиоглобус», приходили Володя Меньшов, Саша Михайлов, они рассказывали про фильм, про Володю. А в Центре Высоцкого ребята поставили спектакль по пьесе «Любовь и голуби» — абсолютно новое прочтение пьесы, новая музыка, новое либретто. Приятно, что история живет и находит свое прочтение у следующих поколений.

Владимир Гуркин часто приезжал в Черемхово. Его тянуло на родину, и он пользовался любой возможностью, чтобы навестить маму.

Валентина Петровна — отличная сказительница. Она-то и рассказала сыну эту историю про соседей, и драматург на гастролях начал потихонечку писать сцены своей пьесы.

Забавный случай, ставший основой сюжета пьесы «Любовь и голуби», произошел в Черемхово чуть более тридцати лет назад. Василий и Надежда Кузякины (кто помнит, имена и фамилия в пьесе остались теми же) до последнего дня жили в шахтерском городке, на улице Тургенева.

В 1984 году, после выхода фильма на большой экран, люди в самых разных городах уверяли, что простой русский мужик Василий Кузякин живет именно в их городе. В этом году лента отметила свое тридцатилетие, но до сих пор не только жители Черемхово продолжают узнавать в произведении Владимира Гуркина своих соседей, родственников, самих себя. Диалоги главных героев давно стали крылатыми выражениями, их цитируют целыми блоками. В этом, скорее всего, и кроется главный секрет успеха комедии. Очень немногие российские фильмы могут конкурировать с ней по числу поклонников.

В один из последних приездов Владимира Гуркина домой с ним встретился журналист.

Дом Гуркиных стоит на окраине шахтерского города, в районе, который местные прозвали мясокомбинатовским еще в те времена, когда черемховская колбаса на всю область славилась.

…Высокие ворота, в ограде — несколько собак. За домом среди уже пожухлой травы огненными пятнами рассыпаны бархатцы. Возле самого порога — почерневшая от дождей и времени подковка на счастье. Дверь отворила хозяйка — женщина, которую так и хочется назвать просто и емко — светлая. В комнате, где накрыт стол, любовно убран иконостас. Сейчас редко в домах такое увидишь. В вере и любви растили Гуркины единственного сына.

Владимир Павлович приехал к матери всего пару дней назад: еще толком не отдохнул от дороги и к местному времени не привык. Только-только проснувшись и умывшись холодной водой во дворе, пригласил гостей за стол.

Обстановка в доме сильно напоминает сам фильм: так и кажется, что сейчас на пороге появится Надежда и заревет: «Людк, а Людк, признавайсь — деньги брала?».

Или дядя Митя заявится с бутылкой и выложит свой коронный аргумент: «Есть повод выпить. День взятия Бастилии впустую прошел».

— Владимир Павлович, когда и с кем приключилась история, на основе которой вы написали пьесу?

— История с любовным треугольником, которую мне рассказала мама, произошла в семидесятые годы с нашими соседями. Мне тогда исполнилось 19 лет, я был уже женат, жил отдельно от родителей. Можно сказать, она правдиво выдуманная. Произойти такое могло где угодно и с кем угодно. И свидетельство тому — один и тот же вопрос, который на встречах задают разные люди: «Да как же вы прознали, что у нас такое случилось? Это же, верно, наша деревня!» А что касается характеров Нади и Василия, то это мои мама и папа. Работая над сценарием, я представил, как родители реагировали бы, окажись они в такой ситуации.

— Сложно ли это было сделать?

— Нисколько. Когда хорошо знаешь человека, можно легко представить, как он себя поведет в той или иной ситуации. Один, допустим, взятку возьмет, а другой не возьмет да еще и в лоб даст.

— Что Надя и Василий позаимствовали у ваших родителей?

— Непосредственность. Недолгосердие, отходчивость, искренность, отсутствие какого-либо коварства. Да что там говорить -- эти же качества могу отнести и к реальным Кузякиным. Это хорошие, добрые, сердечные люди.

— Прототипы были только у Надежды и Василия?

— Нет. Тетя Шура и дядя Митя — это родная сестра моей бабушки по материнской линии и ее муж. Они с Урала. Она женщина добрая, славная такая, смешная, частушки пела, плясала.

Валентина Петровна, вспоминая о своей тетке и ее супруге, с улыбкой отозвалась:

— Муж ее был настоящим комиком. И выпить любил. Чего только не выдумывал, прямо как в фильме...

О голубях разговор особый. Это близко и Гуркину, да, пожалуй, и всем черемховцам семидесятых.

— В то время голуби были в каждом дворе — шахматы, карты и голуби. Чего только из-за птиц не происходило. Иной раз приметишь чужого красавца голубя, подкараулишь, когда он один, и стаю свою выпускаешь. Он и прибивается. Подкормишь раз, другой, третий — и все, уже твоя птица. А хозяева, если вернуть его хотят, платят выкуп. Из-за птиц и в семьях конфликты случались. Жены разгневанные в сердцах говорили: «Лучше б ты пил, чем с голубями возился!» Правда, в отличие от Надюхи, «бошки голубям на черта поотрубать» не грозились.

Черемховский Василий Кузякин считался знатным голубятником. У него не только весь сарай птицами был занят, а еще и туалет домашний... И у меня голуби были. Дядька их развел, а потом мне отдал ухаживать. Но я, признаться, фанатом не был  — так, чтобы деньги из дома таскать.

Сколько же тогда они стоили? Рублей двадцать пять-тридцать. Пара сычей — черных голубей, таких, как в пьесе Василий покупает, тоже мои.

— А воду изо рта ваши птицы пили?

— Это несложно. Почти каждый хозяин своих птиц изо рта мог поить.

Обстановку родительского дома и двора Владимир Гуркин перенес в пьесу, а затем в сам фильм. Помните самую первую ремарку: «Дом, напротив сарай с при строенной голубятней, в глубине двора банька, за банькой — огород». Так и по сей день у Гуркиных.

— Вот в этом дворе после переезда с улицы Тургенева, где мы соседствовали с Кузякиными, я уже не разводил голубей.

— Известно, что съемки фильма проходили в Карелии. Не было попыток отыскать подходящие места в Сибири?

— Еще бы! Но не смогли. Например, побывав в Свирске, режиссер Владимир Меньшов ужаснулся: «Не могу представить, чтобы здесь вообще люди жили!» Кругом беднота… Если бы забраться вглубь, подальше от трассы, там можно было отыскать подходящую деревню. Но, во-первых, возникли бы проблемы с подачей энергии, во-вторых, актерам, съемочной группе надо где-то жить, в-третьих, очень далеко от базы. А где еще природа похожая на нашу? Поехали на Русский Север, в Карелию — в Медвежьегорск. Там и дома как в Сибири.

Для оформления съемочной площадки ездили к нам домой — посмотреть что да как. Помните дощатую терраску во дворе у Кузякиных? Потом меня спрашивали: ну где ты такое в Сибири видел? Как где? У нас во дворе и видел. Мы с отцом вместе застилали.

Старики, в чьем доме проходили съемки, остались очень довольны и дощатым двором, и верандой, которую им к дому пристроили.

Бригада не декорации делала, а создала добротную настоящую усадьбу.

— Откуда голубей для съемок брали?

— Из Москвы привезли. Ученые голуби — очень легко прижились.

— Каковы были впечатления от первого опыта в кино?

— Многое ошарашило, многое хотелось сделать по-другому, Но время идет, и сейчас такая родственность с фильмом... В нем сохранилось то общее, что есть во всей провинциальной России. Всем, кто снимался в этом фильме, жизнь в деревне знакома не понаслышке. Михайлов родом из Сибири, плавал, был рыбаком, моряком. Надя в исполнении Дорошиной говорит с так называемым деревенским акцентом. Я очень хотел, чтобы играла именно Дорошина. На роль Василия помимо Михайлова еще обсуждался Бурков.

— Есть ли в фильме сцены, которые вам нравятся больше всего?

— Как ни странно, осенняя картина на пароме, когда Надя сообщает, что она беременна. Кое-что из фильма пришлось вырезать. Цензоры внесли 20 поправок. Ровно половину удалось отстоять. Например, баба Шура в фильме ходит в ботах «прощай, молодость». Так чиновники из Министерства культуры бабушку «собирались переобуть». А когда я спросил, чем обувка не угодила, ответили: «А что за границей про нас скажут, увидев это?»

— Как снимали эпизод, когда Александр Михайлов прощается с семьей, выходит в дверь, плюхается в море и оттуда выходит в плавках?

— Снимали натурально. Потратили деньги на кран, на избу, подвезли ее к воде. Саша действительно открывает дверь, падает в море… А там его уже ждут водолазы, моментально раздевают под водой и выталкивают наверх.

В Черемхово Кузякиных больше нет. В двухэтажной хрущевке по улице Тургенева последним доживал Василий. Супругу Надежду он пережил лет на десять, а потом и сам умер.

— Дети у них выросли замечательные. Обзавелись семьями, разъехались, работают, — отозвался Владимир Гуркин о семье, которую он хорошо знал.

В Черемховском театре спектакль «Любовь и голуби» несколько лет шел с аншлагами, и горняки уверены, что постановка «Любви» Владимира Гуркина вместе с Владимиром Ведерниковым и Людмилой Мошкиной  — самая впечатляющая из всех.

После выхода на большой экран фильма «Любовь и голуби» черемховец Василий Кузякин спросил Владимира Гуркина: «Ты, говорят, чего-то про меня там написал?» — «Да, написал. Хочешь, фамилии изменю?» «Не, не надо», — приосанился Кузякин.

baikalpress_id:  101 190