Любовь без границ

Супруги из поселка Усть-Ордынского Нина Михайловна и Ги Ман Ким вместе уже 57 лет

Казалось бы, они не должны были встретиться. Он — кореец из знатного рода, родился в Японии, вырос на острове Сахалине. Она — иркутянка из простой и бедной семьи, которая до их знакомства никогда не покидала пределы родного города. Но судьба распорядилась так, что они не просто встретились и полюбили друг друга, но и создали крепкую семью, которая сегодня насчитывает почти 30 человек.

«Нинка, ты с ним всю жизнь проживешь»

— Мы и не дружили даже! — с улыбкой вспоминает Нина Михайловна. — Он всего пару раз у меня в гостях был, а потом пришел к моей матери и сказал, что любит и хочет на мне жениться. Мать поворожила и сказала: «Нинка, ты с ним всю жизнь проживешь и будешь как за каменной стеной». Вот я и решилась. Через месяц мы расписались…

Детство и юность Нины Михайловны нельзя назвать легкими. У матери она была восьмым ребенком, однако помнит лишь одну сестру, которая была старше на 11 лет и, по сути, занималась воспитанием младшей. Мать же работала на иркутской чаепрессовочной фабрике и, к сожалению, злоупотребляла алкоголем. Из-за этого семью оставил отец. Жили очень бедно, денег не хватало. Поэтому, когда юной Нине было 12 лет, она бросила школу и пошла на фабрику — помогать матери. Чуть позже устроилась разнорабочей на стройке — в Иркутске как раз начали возводить первые дома в Жилкино. В 1955 году, когда ей было 16 лет, попала на кирпичный завод укладчицей — в ее обязанности входило укладывать готовые кирпичи на вагонетки. Спустя четыре года на этом заводе и состоялась судьбоносная встреча.

История Ким Ги Мана не так проста, но по-своему трагична. Его родители были людьми состоятельными и из хорошего рода. Чтобы дать своим детям (всего их девять) хорошее образование, они уехали в Японию, где отец владел обувной лавкой, а мать работала главной экономкой в императорском дворце. Можно сказать, что цель достигнута — старший сын, например, знал 12 языков и позже был первым летчиком на Сахалине. Все дети имели музыкальное образование, играли на разных инструментах (Ги Ман владел аккордеоном). Кроме того, все отличались изысканной красотой (старшая сестра Мико даже выиграла первый конкурс красоты на Сахалине).

Ги Ман родился в 1936 году в Токио. После родов, когда младенцу едва исполнилось шесть месяцев, мама в возрасте 49 лет заболела и умерла. Еще через полгода не стало отца. Заботы о младших взял на себя старший брат, которому на тот момент исполнилось 20 лет. В семье Ким все знают его историю: говорят, у него была красивая любовь с девушкой из состоятельной семьи, но ему пришлось взять замуж другую — крестьянку. Только ради того, чтобы она помогла ему поднять братьев и сестер. Детей разлучили — старшие остались в Японии, а младших брат увез в Южно-Сахалинск.

— Двух родных братьев, которые остались в Японии, нам удалось найти только спустя сорок лет, — рассказывает сам Ги Ман. — В 1978 году со старшей дочерью Людмилой мы начали писать письма в Красный крест, сестра на Сахалине делала то же самое. И только в 1990 году ей пришла первая весточка из Кореи. Еще через год мы побывали на исторической родине, где повидались с братьями. Судьба остальных нам не известна.

Сегодня Ги Ман уже и не помнит, почему, будучи совершеннолетним, решил перебраться из Южно-Сахалинска в Иркутск. Вспоминает друга, который уехал в Сибирь и позвал его с собой. Но потом друг потерялся, а Ги Ман остался. Увидел объявление на заборе, что на кирпичный завод требуются рабочие, и устроился туда слесарем.

От счастья пьяные

— Он интересный был такой, — весело рассказывает Нина Михайловна. — Все в меня глиной кидал, пока я работала. Красивый парень — все так говорили. Девок у него до меня много было, а потом он решил за мной приударить, хоть я не красавица…

Свадьбу не играли — просто расписались. Нельзя сказать, что в новой семье сразу все складывалось удачно, но уже в октябре 1959 года они переехали в поселок Усть-Ордынский. Их приняли на местном предприятии по заготовке зерна, дали им квартирку в доме (где они живут по сей день). Один за другим появились на свет дети — сын Сергей и дочери Людмила, Светлана и Ольга.

Нина Михайловна 44 года проработала на хлебопекарном предприятии, была передовиком производства, избиралась районным депутатом. Ги Ман до самой пенсии трудился в местном автохозяйстве шофером.

Интересно, что в Усть-Орде Ги Мана какое-то время звали Виктором — это имя он выбрал сам. Но оно не прижилось, и даже у детей в паспорте записано отчество — Гиманович и Гимановны. Много позже он рассказывал уже подросшим дочерям, почему остановил свой выбор на Нине Михайловне, которая «не красавица была».

— Он всю жизнь маму любит! — говорит старшая дочь Людмила. — Причем не за что-то конкретно, а вот любит и все! Я где-то читала, что это и есть истинная любовь. Он ей цветы охапками дарил — по праздникам и просто так. И нас всегда учил маму любить и уважать. Ей и горячий чай после работы, и чистота в доме, и приятные сюрпризы…

А еще отец научил их заботиться не только друг о друге, но и об окружающих людях. До сих пор все вспоминают, как он катал по улице арбузы (такие большие, что их нельзя было нести в руках), а вся местная ребятня бежала за ним. Потом он выносил на улицу тарелки и все, кто жил на улице, ели арбуз.

— Он правда всем хорош! — отвечает Нина Михайловна на вопрос «какие качества ей нравятся в муже?». — Он опора моя, настоящий мужчина. Заботливый, внимательный. Если честно, нашей семье всегда завидовали, такие дружные мы. Бывает, у нас компания соберется, все поют, пляшут, шутят. Со стороны — как пьяные, а на самом деле трезвые.

— Мы помним свое счастливое детство, — признается Людмила. — У нас было все! Нет, не дорогие игрушки и вещи, а веселье, смех, радость, понимание. Мы шли домой и знали, что нас тут поддержат. С папой всегда можно было поговорить, мама могла посочувствовать. Мы вообще не могли жить друг без друга. Будучи детьми, каждый вечер выбегали на дорогу и выглядывали, когда же придут родители с работы. Ужинали дружно, а потом все также дружно играли, валялись на полу, хохотали.

Дружная и интернациональная

Свою первую настоящую свадьбу супруги Ким отгуляли в 2009 году. Дети купили им их первые в жизни золотые кольца, заново расписали их. И поскольку желающих погулять на Золотой свадьбе было много, им впервые пришлось арендовать кафе. Все остальные праздники проходят под крышей родного дома. Не бывает года, чтобы здесь не звучали детские голоса. Дети, внуки, правнуки, невестки, зятья, племянники — все собираются в этих дружных стенах.

О том, чтобы вернуться на Сахалин (где по сей день живут его родственники) или вообще переехать в Корею, Ким Ги Ман и не думает.

— Однажды к нам приезжала тетя Маша (Мико. — Авт.), — добавляет к разговору дочь Ольга. — Она призналась: «Я брата всегда жалела. Думала, что он тут совсем один. А теперь я посмотрела, как его любят дети, как вы дружно живете. И теперь я за него спокойна».

При этом особых секретов семейного счастья этой пары не знают. Говорят лишь, что всю жизнь в отношениях у них царило равноправие. Никогда друг друга не обвиняли ни в чем, чтобы ни случилось. Если и ругались, то по пустякам.

— Сейчас, когда дети подросли, мы и вовсе цветем, — уверяют супруги. — Они заботятся о нас, и мы ими очень гордимся.

А еще Ким гордятся своей интернациональной семьей. Вот и дочери пошли по их стопам. Так, у Людмилы муж — украинец, у Светланы — татарин, а у Ольги — бурят.

Иллюстрации: 

Поженились они почти случайно, а вот уже более полувека вместе. Сегодня у Нины Михайловны и Ги Мана 10 внуков и 9 правнуков
Поженились они почти случайно, а вот уже более полувека вместе. Сегодня у Нины Михайловны и Ги Мана 10 внуков и 9 правнуков
Фото со свадьбы
Фото со свадьбы
Фото из архива. Ольга, Людмила, Светлана (слева направо) — еще школьницы
Фото из архива. Ольга, Людмила, Светлана (слева направо) — еще школьницы