Леонид Брежнев: человек-эпоха

Полвека назад, в 1964 году, к власти в Советском Союзе пришел Леонид Брежнев, правивший страной 18 лет. Для одних его имя олицетворяет застой, регресс, совок.

Для других личность Леонида Ильича связана с великими достижениями СССР в космосе, с развитием промышленного и научного потенциала страны.

Поговорить об эпохе Брежнева мы решили с Николаем Гавриловичем Васильевым, философом, кандидатом наук, заведующим кафедрой гуманитарных дисциплин в Российской правовой академии Министерства юстиции РФ.

— Николай Гаврилович, ваша молодость прошла при Брежневе, то есть вы продукт его эпохи.

— Все самые главные события в моей жизни произошли в 70—80-е годы. По моим ощущениям, это были хорошие, здоровые времена. Самый яркий образ — ощущение спокойствия, атмосфера надежности, безопасности, уверенности в завтрашнем дне. И самое главное — ровное отношение людей друг к другу. В те времена уже не было такого страха, как при Сталине, не было зависти, не было огромного разрыва между бедными и богатыми. Огромная государственная машина работала над тем, чтобы у каждого человека было ощущение своей нужности государству. Это было главным стержнем того времени.

— Говорят, было огромное идеологическое давление?

— После окончания университета я поехал поступать в аспирантуру, занимался философией и биологией. Несмотря на давление аппарата и КГБ, работал и получал всю нужную информацию, хотя она и была строго дозированная. Например, чтобы прочитать Ницше, нужно было получить допуск в спецхран. Но все, кому нужно было прочитать, могли это сделать. Кстати, я и сегодня считаю, что не вся литература должна быть в свободном хождении.
Николай Васильев вспоминает, что и при Брежневе особо не запрещали людям проявлять гражданский активизм. Он сам был участником экологического движения, боролся с браконьерами, ловил порубщиков деревьев, снимал фильм о загрязнении теплых озер. И никто ему в этом не препятствовал.

— Солженицына или Булгакова свободно не печатали, но кто хотел, тот мог прочитать.

— Эта литература ходила по рукам. Никто не мешал читать иностранных философов, многое печаталось в толстых журналах. Выходили «Иностранная литература», «Новый мир», «Дружба народов». И еще важная вещь: сегодня полно литературы, но хорошие книги теряются в мутном потоке всякой белиберды. И очень печально, что исчезли люди, за которыми можно было идти. Маяки общественного мнения, авторитеты.

— При Брежневе было общество «Знание», была широкая просветительская работа.

— Кстати, не так давно я побывал в Жигаловском районе, и одна пожилая женщина вспомнила, как я молодым лектором общества «Знание» приезжал к ним на ферму с лекцией о международном положении. Она сожалела, что все это закончилось. Я удивился, ведь сейчас есть и Интернет, и спутниковое телевидение. А она говорит: нет, лекции были лучше. Они видели, что их уважают, заботятся. Вообще, основную часть брежневской эпохи я оцениваю положительно. Конечно, в последние три года он превратился в объект насмешек, но ведь был и другой Брежнев, который говорил о научно-техническом прогрессе, боролся за мир и разрядку… Увы, в годы перестройки мы легко попались на удочку политической пропаганды и стали оценивать его личность совершенно необъективно. Мы зачеркнули тот период, опошлили… Сегодня наступило время отрезвления.

Позитивным моментом той эпохи была настроенность на средний класс. Брежневское время — это время среднего класса. Можно было работать и зарабатывать деньги, получить квартиру, построить кооператив, купить дачу, машину. Были ссудные кассы, кредитные организации. Человек мог рассчитывать свой бюджет, был уверен, что сможет выучить и обеспечить своих детей, съездить на курорт. А что еще нужно?

При Брежневе мы освоили Север, построили БАМ, КамАЗ, ВАЗ, проложили газопровод в Европу. Да, были издержки, было много идеологии, но все реплики против брежневской эпохи не выдерживают критики в сравнении с положением дел в современной России. Вспомните, Брежнев в 70-х годах начинал широкий спектр реформ: бригадный подряд, коэффициент трудового участия — и эти реформы подняли ВВП страны чуть ли не в 8 раз. Но потом они завязли в неумеренном развитии оборонки. Было много ошибок: танки в Чехословакии, давление на союзников и навязывание им своего образа жизни, Афганистан. И тогда же мы подсели на нефтяную иглу. И сегодня все повторяется: Украина — это Пражская весна, то же нефтяное проклятие, реформы опять зависают. Точно так же, как при Брежневе, растет госаппарат.

Да, брежневская эпоха не была идеальной, но, по ощущениям среднестатистического человека, это был самый комфортный период. Золотой век советского общества.

Мы спросили у иркутян: «А чем вам запомнилась эпоха Брежнева?»

Нина Николаевна:

— Да ничего хорошего… Очереди, талоны эти. Колбасу приходилось часами выстаивать. Нет, плохо было при Брежневе. Да и сейчас не лучше, хоть и колбаса есть.

Ольга Петровна:

— Это годы моей молодости, и я вспоминаю об этом времени только с улыбкой. Отношения между людьми были другими, душевными, взаимовыручка была, сочувствие. Хамства такого не было, как теперь.

Людмила Михайловна:

— Брежнев! Лучшие годы жизни. Мы жили дружно, не дрались за место под солнцем. Прекрасные отношения были в коллективе, и вообще люди тогда были чище и светлее.

Владимир Михайлович:

— Леонид Ильич Брежнев — нормальный мужик. При нем теща в колхозе в Кировской области стала получать зарплату. Прекрасно жили. Все у нас было. Побольше бы ему здоровья — пожил бы еще. Из всех, что были, он лучший.

Борис Дмитриевич:

— При нем была стабильность настоящая, не то что теперь. Не было такого противостояния в обществе. А слово «застой» придумали политики уже после его смерти, чтобы опорочить все, что было сделано.

baikalpress_id:  99 778
Загрузка...