Лекарство от грусти

Тысячу сортов и две тысячи диковинных фиалок вырастила в своей квартире иркутянка Лидия Горбанева

Лидия Ивановна работает на Иркутском авиазаводе метеорологом. 

— Однажды я вырастила несколько необычных фиалок, принесла их на работу. Все заходили в наш кабинет и восхищались: «Ой, какие красивые! Ах, какие чудесные!», а одна из женщин сказала мне: «Знаешь, в Иркутске выставки фиалок бывают. Давай сходим?» Это было в 2009 году. Ну вот и сходила… Одних сортов теперь у меня тысяча, а самих фиалок уже давно за две тысячи перевалило… Только за прошедшее лето я приобрела 300 новинок. Раньше у меня фиалки в керамических горшках в пять ярусов стояли на окне, они ведь любят свет. А теперь вот устроили с мужем Алексеем стеллажи с искусственной подсветкой. 

Действительно целая комната теперь занята стеллажами, на которых стоят поддоны с фиалками. Бархатные диковинки всех тонов и оттенков цветут, целыми шапками накрывая свои цветочные горшки. Со временем Лидия Ивановна стала интересоваться новинками в цветоводстве и намного упростила себе жизнь, доверив уход за своими любимцами изобретениям ботаников. 

— Современные методы ухода сильно облегчают жизнь, — рассказывает Лидия Ивановна, подливая воду в поддоны, — например, у меня теперь везде под цветами лежат капиллярные маты. Это такой синтетический войлок, обладающий очень высокой влагоемкостью. Он впитывает и удерживает большое количество воды (от 1 до 3 литров на квадратный метр поверхности), постепенно отдавая ее растениям в горшках, поставленных на этот войлок. Мне уже не приходится поливать каждое растение по отдельности, достаточно просто налить воды в поддон.

Теперь полив занимает всего час. 

— До фиалок мы вместе с дочерью Мариной выращивали розы и кодиумы. У меня было больше пятнадцати сортов роз, — рассказывает Лидия Ивановна. — Дочь была в меня, у нее легкая рука: все, что ни посадит, вырастет. Марина никогда не сидела без дела, все время в руках у нее была работа — то вяжет, то вышивать возьмется. Она должна была окончить институт, но трагически погибла на последнем курсе. Все говорила: «Вот, мама, скоро я окончу «вышку», буду работать, мы с тобой заживем!». Но так вышло, что теперь я цветы развожу одна. Сын Паша, конечно, помогает, он у меня послушный, но так — что-то поднести, что-то переставить. А такого интереса, какой был у Марины, у него к цветам нет…

Цветоводы знают: фиалки (или по-научному сенполии) — это лекарство от грусти и несчастий. Проверено — самый верный рецепт!

Узумбарская фиалка, или сенполия, говорят, успокаивающе действует на атмосферу дома, создает уют и ауру блаженства и покоя. В коллекции Лидии Горбаневой есть фиалки отовсюду: из Тольятти, Москвы, Тюмени, Минусинска, Казахстана. Есть даже с Украины!

— Есть фиалки даже из Луганска, — показывает мне Лидия Ивановна очень красивый сорт «Гран-при». — Их выращивает селекционер Светлана Репкина. Луганск бомбят, а она умудряется выводить новые сорта. Вот ее произведения: «Пальмира», «Джеймс Бонд», «Графиня де Монсоро», «Ла Скала», «Арамис» и другие. Света Репкина умудряется в Москву приезжать, в Дом фиалок, за новыми сортами. На Украине, в Виннице, живет и Лена Лебецкая, у которой множество прекрасных фиалок, выведенных собственноручно. Есть и «мужские» сорта от селекционеров из Москвы. Есть сенполии из Казахстана. Цветоводы выше национальных и политических различий, они против войн, и вообще кажется, что живут они не в этом суровом и кровавом мире, а где-то парят высоко-высоко над ним. Названия фиалок, выведенных ими, звучат словно музыка. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. 

Так что приглашаем вас на выставки клуба цветоводов «Радуга», членом которого является наша героиня. Когда фиалок много, как в доме у Лидии Горбаневой, кажется, что радуга с небес опустилась на землю и рассыпалась в множестве нежных и хрупких соцветий.

  • Фиалки в легендах

В древнегреческой мифологии фиалка — цветок девушек. Существует легенда о том, как прекрасная Персефона собирала в лесу фиалки, как вдруг на своей черной колеснице на нее налетел бог мертвых Аид и забрал перепуганную девушку с собой в Царство мертвых. На лугу остался лишь букет фиалок. Мать Прозерпины, богиня Деметра, была безутешна. Тогда Зевс разгневался и распорядился раз в год отпускать Прозерпину к матери. Аиду ничего не оставалось, как подчиниться… Скромный цветок избирали своим символом Людовик ХVI, актриса Сара Бернар, император Вильгельм, Наполеон и Жозефина, русский писатель Иван Тургенев и поэт Федор Тютчев. На поэтических играх в Тулузе в 1323 году поэта-победителя награждали серебряной фиалкой. 

Иллюстрации: 

Иркутянка Лидия Горбанева работает на Иркутском авиазаводе метеорологом, а не цветоводом в тепличном хозяйстве, как можно было бы подумать, побывав у нее в гостях. Более двух тысяч экземпляров фиалок вырастила Лидия Ивановна в своей квартире. Это настоящий цветник в многоэтажном доме: целая комната занята стеллажами, на которых стоят поддоны с фиалками. Бархатные диковинки всех тонов и оттенков цветут, целыми шапками накрывая свои цветочные горшки
Иркутянка Лидия Горбанева работает на Иркутском авиазаводе метеорологом, а не цветоводом в тепличном хозяйстве, как можно было бы подумать, побывав у нее в гостях. Более двух тысяч экземпляров фиалок вырастила Лидия Ивановна в своей квартире. Это настоящий цветник в многоэтажном доме: целая комната занята стеллажами, на которых стоят поддоны с фиалками. Бархатные диковинки всех тонов и оттенков цветут, целыми шапками накрывая свои цветочные горшки