Легенды нукутской священной горы Турэн

Представители олзойского рода живут большой многонациональной семьей и собираются на тайлаганы
Сегодня Александр Сергеевич плотно занимается фермерским хозяйством. Помощь ему оказывают супруга, дети и верные друзья: собаки бурят-монгольской породы хотошо банхар и среднеазиатская овчарка.
Сегодня Александр Сергеевич плотно занимается фермерским хозяйством. Помощь ему оказывают супруга, дети и верные друзья: собаки бурят-монгольской породы хотошо банхар и среднеазиатская овчарка.

Нукутская земля богата своей историей, традициями, устоями. Неслучайно именно здесь родились и прожили свою большую и великую жизнь известные улигершины: Пеохон Петров, Папа Тушемилов, Парамон Дмитриев, Альфор Васильев, Бажей Жатухаев, Трофим Аленов. И нет ничего удивительного в том, что именно нукутская версия «Гэсэриады» считается самой красивой, а главное полной и правдивой. Потомки знаменитых мастеров народного творчества и сегодня проживают на малой родине. Истинные нукутцы бережно следуют заповедям своих предков, соблюдают обряды и передают свои знания следующим поколениям.

Потомки Болот-хана

— Моя мама рассказывала, что только чистый душой человек может увидеть на заре серебряную нить между двумя вершинами расселины священной горы Турэн. И на этой нити сидит девушка, — такую красивую легенду поведал нам при встрече Александр Урбагаев, нукутский фермер.

Гора Турэн изображена на гербе Нукутского района. Вместе с поднимающимся из-за нее солнцем она символизирует возрождение района. В этой же красивой местности находится и родовое место семьи Урбагаевых. Раньше здесь стоял улус Бутукей. В 60-х годах, во время строительства ГЭС, жителей заставили выехать из родных мест. Хотя впоследствии вода так и не добралась до них.

Согласно книге Станислава Гурулева «Топонимика Усть-Ордынского Бурятского округа», название Бутукей образовано либо от бурятского «бyтyy» — «закрытый, глухой, сплошной», либо от якутского «бyтyy» — «окончание, конец, окраина». До 60-х годов люди проживали в Нижнем, Среднем и Верхнем Бутукее. Основное население составляли буряты 1-го Олзоева рода. Как рассказывают старики, бутукейцы всегда жили очень дружно и сплоченно. Даже в годы репрессий отсюда никого не забрали. Никто не доносил, не жаловался. В тяжелые годы люди вставали стеной на защиту своей малой родины.

В целом же есть сведения о том, что до прихода русских землепроходцев в Унгинской долине проживало свыше 15 родов, ведших свое начало от Булагата и Эхирита, а также других племен. Род олзой берет свое начала от легендарного Болот-хана, который приехал сюда после развала общемонгольского государства. Когда на Унгу пришли русские и спросили, кто у них царь, местные жители указали на Олзоя. После смерти отца он объявил себя ханом.

Такие рассказы и многие другие легенды Александр Урбагаев слышал долгими зимними вечерами, когда вместе с отцом пас совхозную отару. Он был единственным сыном в семье. До него и после рождались девочки, поэтому глава семьи дал Александру настоящее мужское воспитание. Уже в шестилетнем возрасте он получал свою первую зарплату. Мальчик числился как подпасок.

— Вечерами зимой на кошаре особо делать было нечего, поэтому старшие поколения собирались, общались и рассказывали разные предания. От них я узнал о наших великих улигершинах, легенду о расселине горы Турэн и многое другое. Очень много пела и знала моя тетя, абга, но, к сожалению, как это и бывает, я ничего не записывал, многое не запоминал, и это время уже не вернешь. Многое оказалось забытым. В 9—10-м классе я начал больше интересоваться историей. Меня беспокоило то, что многие факты, о которых я знал, и сведения, почерпнутые из учебных трудов, как-то не были сопоставимы между собой. К примеру, согласно советской идеологии, здесь жили полудикие племена, и сделал их цивилизованным только народ, пришедший с Запада. Но в то же время я был уже знаком с трудами бурятских ученых. О нашем народе было очень мало информации. В детстве я увлекался рассказами об индейцах, и о них я знал гораздо больше, чем о наших прибайкальских бурятах. По мере взросления у меня возникали все новые и новые вопросы. Я стал очень много читать в поисках ответов.

На что похожи облака

Историю своего рода нукутский фермер знает от родителей. Папа был представителем рода олзой, а мама — муры. Они оба были образованными людьми. Да и их родители отличались высокой грамотностью. По словам Александра, его дед в 40-х годах был председателем колхоза в Бутукее и при нем поголовье лошадей достигало 1111 голов. Такое красивое число. Его представляли к званию Героя Социалистического Труда. И в то время он выписывал 14 изданий. Дедушка интересовался всем: политикой, наукой, культурой и т. д. Родители стремились, чтобы и их дети получили достойное образование.

— Моя мама, Римма Георгиевна, всегда говорила, что диплом — это всего лишь корочка, а самое главное — это самообразование. Для того чтобы получать настоящие знания, нужно постоянно учиться, расширять свой кругозор. Это постоянный процесс, постоянное развитие. Еще я очень благодарен моей маме за то, что она научила меня ценить и любить природу. Бывало, едем с ней по ягоды, и внезапно она попросит остановиться, показывает на небо, где бегут облака, и восклицает: «Сынок, посмотри, на что похоже это облако?» Благодаря ей я узнал об этой красивой легенде о серебряной нити.

Сын ангарского ветра

Примечательно, что семья Урбагаевых многонациональная. Две прабабушки Александра Сергеевича русские. Однако у него есть и украинские, и белорусские, и еврейские корни. Его дедушка по материнской линии считался сиротой, однако им удалось установить, что его маму звали Софья Голуб. Эта фамилия звучит у нескольких наций. Прабабушку по отцовской линии пока не удалось установить, известно только, что она родом из Кимильтея.

— Отец рассказывал, что при получении паспорта у него был выбор: взять фамилию Гаврилов по отцу, Алексеев по деду или по имени прадеда Урбагаев. Он, соответственно, предпочел третий вариант, и я его выбору рад. К сожалению, бабушек и дедушек я не застал в живых, поэтому все, что я знаю о своем роде, — это заслуга моих родителей, их братьев и сестер. Когда я представляюсь незнакомым людям, то делаю это так, как меня научила моя тетушка, абга. В переводе с бурятского это звучит как: «Я сын ангарского ветра и расселины горы Турэн». Это действительно так. Наше родовое место находится у подножия священной горы, и какие там дуют пронизывающие ветра. Дети росли в суровых природных условиях.

После окончания школы Александр Урбагаев не сразу отправился за знаниями в вуз. В то время студентками были его старшие сестры. Поэтому он помогал родителям по хозяйству, работал в колхозе чабаном. А затем он все же уехал в Томск, получал высшее образование, работал и жил там какое-то время. 1992 год стал переворотным в судьбе тогда еще будущего фермера. С родины пришло известие о том, что можно получить свой родовой пай. Уезжал Александр Сергеевич, казалось, на месяц, однако уже тогда при отъезде ему дядя сказал пророческие слова о том, что он не вернется. Так и сбылось. Видимо, так было на роду написано, чтобы единственный сын своего отца остался на унгинской земле.

Большую лепту Александр Урбагаев внес в развитие спорта и молодежной политики Нукутского района. Несколько лет он проработал в администрации. Возрождал поселковые Сур-Харбаны, национальную борьбу. Подчас он и сам выходил на сцену защищать честь района. На конкурсе талантов округа он получил звание «Гэсэр года», занял второе место в аналогичном, но уже региональном конкурсе. Его примеру следовало подрастающее поколение.

И все же основной упор Александр Сергеевич делал на спорте. Так получилось, что нукутские спортсмены долгое время не поднимались выше пятого и шестого места. Для того чтобы прервать эту закономерность, начальник отдела по спорту и молодежной политике перечитал немало литературы по этнопсихологии. Результатом его трудов стали многочисленные награды воспитанников на окружных, региональных, зональных турнирах.

Чище кость — красивее дети

Под его началом вновь появился интерес к старинному национальному состязанию по разбиванию хребтовой кости «Нэер шаалган». Первый открытый турнир в Новонукутске состоялся в 2015 году. Хитрость этой игры заключается в том, что для разбивания кости не нужна недюжинная сила, большее значение имеют ловкость, смекалка и техника. Поэтому с этой задачей справляются даже женщины.

— Раньше в наших деревнях такие игры проводились на 7 ноября. Этот день был большим праздником. Люди забивали свиней и коня, угощались, а затем приступали к игрищам. Все мужчины участвовали в состязании по разбиванию хребтовой кости. Соревновались и стар и млад. Состязания проходили очень весело, дружно, — рассказывает Александр Урбагаев.

Перед тем как начать разбивать кость, участники молились, просили удачи у предков. Техника одновременно достаточно проста и сложна: участник держит кость левой рукой, а правой примеряет удар так, чтобы он расколол кость на части. Удар требуется резкий и сильный. Впрочем, для успеха важна не только разящая рука, но и та, которая держит кость. Она задает жесткость усилия.

В целом же это своеобразный ритуал. Пока соперники примеряются к удару, они двигаются всем корпусом, делают завораживающие движения руками. Со стороны это похоже на танец, финальным аккордом которого является стремительный сильный удар по кости. Знатоки считают, что существует несколько десятков различных техник по разбиванию костей. Мастера своего дела бьют их над головой, за спиной, сидя, лежа — кто во что горазд.

— Есть еще одна традиция, которую нам дали родители. Существует поверье, что чем чище глава семьи выгрызает кость, тем красивее будут его дети. А если говорить в целом, то эта народная игра входит в перечень тех девяти вещей, которые обязательно должен освоить настоящий мужчина. Он должен ездить верхом, стрелять из лука, плести путы-треножники, восьмиременный бич, разводить костер, заниматься кузнечным делом, мастерить и бороться. Сейчас таких умений и навыков никто не требует, но это должно быть в крови.

Татары, якуты, евреи

Сейчас Александр Урбагаев плотно занимается фермерством. В его хозяйстве имеются овцы, кони, коровы, яки. Об их количестве не говорят: такая традиция у кочевников. Несколько лет назад он получил грант на развитие семейной фермы. На эти средства был приобретен молодняк калмыцкой породы. Не боится нукутский фермер и экспериментировать.

— Существует целая наука получения межвидовых гибридов. Я начал скрещивать коров и яков. Гибрид, полученный от этих двух животных, называется хайнак. При появлении таких животных начинает работать эффект гетерозиса: самцы хайнака не могут иметь потомства, зато самки, продолжительность жизни которых составляет 30 лет, дают стабильный приплод, отличающийся хорошей выносливостью, отличными вкусовыми качествами. В своем хозяйстве я уже получил хайнаков, рожденных от коровы и яка.

По мнению Александра Сергеевича, в наших непростых сибирских условиях нужно разводить коров, которые могут спокойно зиму пережить под навесом, а также стоит делать упор на овцеводство, коневодство. Благо, что просторы это позволяют. Примечательно, что в работе фермеру помогают верные друзья: собаки бурят-монгольской породы хотошо банхар и среднеазиатская овчарка.

— У меня эти пастушьи собаки живут в условиях, которые задумала природа. Показатели у них отличные. Еще щенками они отлично смотрят за стадом, могут потихоньку собрать в одном месте овец. Никто их этому не учит, это у них в крови.

В семье у Александра и Антониды Урбагаевых три сына. Они также активно помогают родителям в сельском хозяйстве. Без их помощи не обходится ни одна сезонная работа. Знания о своем роде Александр Сергеевич дает им дозированно, чтобы это было ненавязчиво и им самим интересно. Подчас сыновья сами подходят к нему и интересуются жизнью своих предков, их укладом жизни. Не говоря уже о том, сколько они знают легенд и преданий о родной унгинской земле.

— У нас очень дружная, крепкая семья. И каких только национальностей у нас нет: и русские, и буряты, и украинцы, и татары, и казахи, и евреи, и якуты. И маленькие полутаджики бегают, — с улыбкой говорит глава рода. — Внешне все разные, но все друг за друга стоят горой. Наши близкие живут в разных уголках России, но мы обязательно собираемся вместе. На протяжении многих лет каждый год мы собираем наш род по отцовской линии. Делаем тайлаган. Общаемся, обсуждаем наши семейные вопросы, делимся новостями, решаем проблемы. Как правило, на нем присутствует около 30—40 человек. А если подсчитать весь наш род, то порядка 1000 человек наберется. Уверен, что он будет прирастать и впредь.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments