Кузнецы своего счастья

Осужденные из ИК-19 мечтают открыть собственные мастерские
Половина желающих работать в мехцехе отсеивается через неделю. Не всем под силу гнуть металл и превращать его в изящные изделия.
Половина желающих работать в мехцехе отсеивается через неделю. Не всем под силу гнуть металл и превращать его в изящные изделия.

По словам Александра Кузнецова, осужденные должны приобретать те специальности, которые помогут им в дальнейшем трудоустроиться на свободе.
По словам Александра Кузнецова, осужденные должны приобретать те специальности, которые помогут им в дальнейшем трудоустроиться на свободе.

Последние несколько лет в Иркутской области стало активно развиваться кузнечное ремесло. Скамейки, вазоны, ограждения, малые архитектурные формы — эти кованые изделия, изготовленные руками кузнечных дел мастеров, можно увидеть во многих городах Приангарья. Однако мало кто знает о том, что большая часть этих работ сделана осужденными ИК-19. На территории исправительного учреждения уже более 20 лет располагается настоящее кузнечное производство. Конечно, не все становятся профессионалами этого непростого ремесла, однако полученных здесь навыков вполне достаточно, чтобы впоследствии найти им достойное применение и больше не возвращаться на зону. У многих так и получилось: они стали мастерами, входят в ряды Союза кузнецов России и трудятся в разных уголках страны.

Для олимпийской деревни

В ИК-19 уверены, что только через труд осужденные могут встать на путь исправления, поэтому в учреждении есть несколько производств, на которых трудятся заключенные.

В швейном цехе делают одежду, костюмы, обмундирование, а также мягкий инвентарь для школ, детских садов и частных заказчиков.

В цехе деревообработки обучают сразу трем ремеслам. Одно из них — это плотницкое дело. О высоком качестве работ местных умельцев говорит тот факт, что многие постройки 130-го квартала выполнены именно в стенах этой колонии.

Артем Шавель, директор Центра трудовой адаптации осужденных, рассказывает, что одно из последних знаковых творений мастеровых — это рубленые дома из массива лиственницы и сосны. Они были отправлены в русскую деревню на Олимпийские игры, проходившие в Китае.

При цехе имеется столярная мастерская. Здесь делают столы, стулья, шкафы, комоды, скамейки. Резная ручная работа высоко ценится и пользуется спросом. Нередко изделия вывозят на ярмарки, конкурсы. Однако основная доля деревообработки приходится на цех по изготовлению кабельных барабанов для нужд Иркутского кабельного завода. В цехе сегодня трудятся порядка 70 человек.

Самым молодым является цех консервирования и переработки овощей. Из его стен выпускается порядка 15 наименований пищевой продукции. Львиную долю ее составляют первые блюда: щи, борщ, рассольник… Однако не менее востребованы и консервированные овощи, начиная от соленых огурцов и заканчивая маринованным луком. В основном все продукты для переработки и консервирования приобретаются за стенами учреждения, однако в колонии имеется и собственное подсобное хозяйство, где выращивают свиней и крупный рогатый скот.

Бабочки и Жар-птица

Самым крупным и основательным производством в ИК-19 является цех металлообработки. В нем производятся сварные работы, оттачивается кузнечное дело. По сути, здесь выполняется самая трудоемкая работа, поэтому не-

удивительно, что тут работают мужчины исключительно с сильным характером, крепкими руками и железной волей. Не все, кто пробует там свои силы, остаются. По словам сотрудников исправительного учреждения, после первых десяти дней работы половина желающих уходят. Они не выдерживают жара горна и всех тех «прелестей», которые сопутствуют этому нелегкому делу. Зато после испытательного срока здесь остаются настоящие фанаты кузнечного дела, готовые работать руками, головой и душой.

— Мы стараемся сделать так, чтобы осужденные, выйдя на свободу, имели такую специальность, по которой они могли бы в дальнейшем трудоустроиться. Это касается всего нашего производства. Столяры, плотники, сварщики, станочники, кройщики, повара — сегодня эти рабочие профессии востребованы. И мы выпускаем таких мастеров. Сначала они обучаются в нашем профессиональном училище, где им прививают определенные навыки, а затем мы их трудоустраиваем, — отметил Александр Кузнецов, начальник ИК-19.

В настоящее время исправительное учреждение является одним из крупнейших производителей кованых изделий в Иркутской области. Работы осужденных можно увидеть в любом городе. Только в центре Иркутска практически 80% металлических изделий были выкованы в цехе колонии. Это изящные скамейки, ажурные вазоны, прочное ограждение и многое другое.

Два года назад, к юбилею областного центра, осужденные обновляли территорию вокруг памятника Александру III, которую, к слову, они же и изготавливали много лет назад. Сейчас у них в работе находится целая парковая композиция для Слюдянки. Кузнецы уже выполнили фонари, скамейки-зонтики, урны и «хрупкую» порхающую металлическую бабочку. Последних штрихов ожидает Жар-птица. Все это кузнечное творчество будет установлено в парке отдыха города. Кроме того, помогают мастера в обустройстве городских и сельских детских спортивных площадок.

Работают без штамповок

У истоков становления кузнечного производства в исправительном учреждении стоял Валерий Кондратьев, вице-президент Союза кузнецов России. Он и сейчас является здесь главным наставником.

— Наших учеников, которые прошли здесь школу художественной ковки, можно найти по всей России: от Дальнего Востока до Подмосковья, — говорит он. — И я могу уверенно сказать, что те ребята, которые стали мастерами, в исправительные учреждения уже не попадают. Они работают, выезжают на всероссийские, международные конкурсы и фестивали. Иногда я с ними там встречаюсь. Многие меня сразу узнают, подходят, рассказывают, как у них дела. Сейчас кузнечных мастерских в нашем регионе очень много, и почти везде трудятся наши выпускники. Это не просто кузнецы, а творцы. Ведь настоящий мастер должен не просто ковать, он должен быть очень творческим человеком. Не штамповать изделия по уже готовым эскизам, а вносить в них свой штрих. Он должен мыслить и чувствовать.

По словам Валерия Кондратьева, он даже по узору может определить характер не только осужденного, но и конкретно того, кто работал над данным изделием.

— Как правило, в цехе работают осужденные, у которых большие сроки, поскольку для того, чтобы освоить эту профессию, нужно как минимум 7—10 лет. Сюда идут мужики с таким характером, что им под силу гнуть металл.

Любопытно, что колония уже на протяжении десяти лет является коллективным членом Союза кузнецов России. Работы осужденных выставляются на многих выставках, в том числе трижды в Москве. Кроме того, исправительное учреждение являлось спонсором трех международных фестивалей кузнечного ремесла, которые проходили в Иркутской области.

Двигаться дальше

Одним из перспективных мастеров цеха по металлообработке является 30-летний Максим Лепехин. Он попал в колонию девять лет назад и восемь из них трудится в кузнечном производстве. Сначала было тяжело, однако с годами пришли опыт, сноровка, умения. Первое его собственное изготовленное изделие — каминная стойка. Над ней он работал две недели. И результат превзошел даже его ожидания.

— Я учился в местном училище, и это была моя дипломная работа. Проект я разработал сам, но очень помог мне и Валерий Иванович. Сейчас я здесь считаюсь самым опытным: остальные, с кем я работал, уже освободились, — рассказывает Максим.

Среди его работ предметы мебели: кровати, кушетки, вешалки, а также лестничные перила, ограждения и многое другое.

— Больше всего я люблю сложные работы, когда есть над чем подумать, поразмышлять. Честно говоря, никогда не думал, что я смогу освоить кузнечное мастерство. Пока не попал в исправительное учреждение, работал на свободе водителем и грузчиком. До окончания срока мне еще шесть лет, и думаю, что я проведу их здесь, в цехе. За работой время быстро летит.

Максим родом из Тулуна, там же живут его родители. Он им уже продемонстрировал свое мастерство, подарив в качестве сувенира подсвечник и подбутыльник. Сейчас Максим является старшим звена. Под его началом трудятся 13 человек. Только один из них работал на воле сварщиком, остальные получили специальность уже здесь.

— Конечно, я жалею о том, что совершил и за что нахожусь в исправительном учреждении, но это уже пережито. Прошлое должно оставаться в прошлом. Теперь нужно смотреть вперед, двигаться дальше. Я уже решил, что после освобождения поеду к родителям и открою свое кузнечное дело. Там нет художественной горячей ковки; я надеюсь, что у меня все получится.

После доработки эта Жар-птица займет достойное место в парке отдыха Слюдянки.
После доработки эта Жар-птица займет достойное место в парке отдыха Слюдянки.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments