Култукский тракт: 100 километров экстрима

Дорога, которую в разное время называли Култукским, Кругобайкальским и даже Кругоморским трактом, справедливо считается одной из самых опасных трасс не только в Сибири, но и во всей России.

Два старинных населенных пункта — Иркутск и Култук — разделяют 98 километров трассы Р-258 «Байкал». Однако в народе дорогу именуют по старинке — Култукским трактом. За свою историю участок неоднократно менял не только свой облик (из грунтовой дороги, по которой шли конные обозы, он превратился в асфальтированное шоссе, где с большой скоростью, часто с риском для жизни людей, мчатся автомобили), но и название. Помимо устоявшегося наименования — Култукский — тракт назывался Кругобайкальским и даже Кругоморским. Вре­мя, за которое современные путе­шественники от Иркутска добираются до южной части Байкала, существенно сократилось, хотя сам путь остался таким же опасным, как и два столетия назад. По мнению специалистов дорожных служб, в существующем виде трасса безнадежно устарела, исправить положение может лишь полная реконструкция дороги.

Два столетия в пути

Введенщина, Баклаши, Моты, Олха, Глубокая… Эти деревни были основаны в разное время, но объединила их дорога, ставшая буквально источником жизни.

Строительство Кругобайкальского тракта началось более 220 лет назад — летом 1796 года, с того места в Иркутске, где сегодня находится улица Терешковой. Дорога проходила вдоль реки Иркут, через наиболее обжитые селения (Смоленское, Введенское, Мотское), а далее прямиком через горы шла к южному побережью Байкала. От села Култушного дорога поворачивала в Монголию. Государевой казне строительство обходилось дорого — по 22 тысячи рублей в год. Примитивными инструментами, используя лишь гужевой транспорт, строители вырубили сотни гектаров вековой тайги, под дорожное полотно частично выровняли горные склоны, насколько это возможно нивелируя перепады высот.

 В 1801 году по новой дороге прошли первые обозы. Чтобы окупить проект, тракт протяженностью 145 верст (около двухсот километров) сделали платным. Дорога шла по горам, болотистые участки мостили бревнами, через реки строили деревянные мосты. Нередко ямщики отказывались брать сторонних пассажиров, ссылаясь на дорожные трудности, к тому же нередко случались нападения воровских шаек. Опасным участком считался отрезок возле Мот, где дорогу пересекает речушка с красноречивым названием Каторжанка.

Тем не менее новая дорога пользовалась большим спросом. В рабочем состоянии проезжую часть поддерживали крестьяне притрактовых сел. Им вменялась не только засыпка ям и колдобин, но и ремонт мостов. Заболоченные участки мостили деревянными настилами, а потом засыпали землей. Тракт стал своего рода локомотивом в развитии деревень: Введенщина, Моты, Глубокая, Подкаменная обзавелись почтовыми станциями, гостиными дворами, придорожными трактирами, здесь заметно оживилась торговля, выросло население.

 Новейшая история Култукского тракта началась в середине 40-х годов прошлого века. По своей конфигурации шоссе в значительной степени совпадало со старым Кругобайкальским трактом, который к тому времени был разбит тяжелыми машинами и размыт дождями настолько, что становился весьма опасным для проезда, особенно в сезон весенней и осенней распутицы. На отдельных участках положили асфальт, часть крутых поворотов, так называемых тещиных языков, была спрямлена. Так, дорога не сворачивала к Иркуту после Кайской горы, а шла напрямую до Олхинской горы мимо поселка Мельниково (ныне жилого массива на бульваре Рябикова в Иркутске). Полностью трасса Иркутск — Култук была заасфальтирована к 1965 году.

Ужасная дорога

В наши дни Култукский тракт, с его  изгибами, крутыми подъемами и спусками, считается одной из самых опасных дорог не только Сибири, но и России. В среде дальнобойщиков так и говорят: если Култук пропустил — считай, рейс сложился хорошо.

— Каждый месяц 3—4 вызова на ДТП, — говорит Сергей Рудых, заведующий отделением скорой помощи Шелеховской районной больницы. — И почти всегда есть человеческие жертвы. Самые страшные аварии, кстати, происходят летом. Возможно, зимой, опасаясь гололеда, люди ездят тише, а летом забывают, что скорость — критичный фактор.

Жутким напоминанием о необходимости соблюдения скоростного режима служат многочисленные венки на серпантинах.

Чаще других в крутые повороты не вписываются фуры-длинномеры, нередко они сутками лежат в кюветах, а несчастным дальнобойщикам ничего не остается делать, как строить шалаши и жить рядом со своими машинами. Оставлять без присмотра ценный груз опасно — мародерство в наши дни, увы, не редкость. Однажды мне довелось побеседовать с водителем многотонной фуры, перевозившей продукты из Волгоградской области. С ним произошла типичная история: на подъезде к Култуку у  грузовика перегрелись колодки, а на спуске тормоза отказали. В результате огромный грузовик сполз в кювет, а водитель четыре дня ждал помощи.

— Меня впервые отправили в ваш регион, — рассказывал тогда Владимир Савенков. — Больше никогда сюда не поеду, даже на легковой, на отдых: слишком опасно! В МЧС мне говорят, что у них нет техники, чтобы поднять мой грузовик. Как такое возможно, чтобы на такой дороге и техники не было?! Я еще нигде не видел такой ужасной картины: водители легковушек не хотят тянуться в очереди за дальнобойщиками, поэтому они постоянно обгоняют, пересекая сплошную линию даже на закрытых поворотах!

 Прошлой зимой на всю страну прогремела история двух шоферов из Томска. Груз — три тонны винограда и 19 тонн кислой капусты — они везли из Читы в Челябинск. Один из водителей не удержал машину, когда на спуске вдруг заглох двигатель, отказала гидравлика. Автомобиль завалился набок, что в данной ситуации можно посчитать удачей. Денег на эвакуацию у дальнобойщиков не оказалось, на улице же в то время стоял тридцатиградусный мороз. Спасли мужиков неравнодушные люди: кинув клич в Интернете, собрали нужную сумму.

— Мне все советовали: «Витька, первый раз идешь на Култук — иди днем!» — рассказывал тогда один из томичей, Виктор Митрофанов. — Как оказалось, даже днем аварии сложно избежать. Я всю страну объехал и честно скажу: сложнее дороги только на заброшенных зимниках.

 Не редкость на Р-258 и гибель дальнобойщиков. Последний случай произошел в октябре 2016 года на 96-м километре: у большегруза «Фредлайнер», перевозившего канцелярские товары, отказала тормозная система — бетонное ограждение, опоясывающее серпантин, не удержало махину, и она рухнула с 50-метровой высоты. Погибло два человека.

  Череда смертельных случаев заставила дорожников расширить трассу на затяжных подъемах. Данная мера лишь частично снизила градус аварийности, тракт требует кардинальных изменений. Четыре года назад в СМИ появилась информация, что дорогу от Иркутска до Култука полностью перестроят. На сегодня проектные работы по реконструкции трассы Р-258 закончились.

— В настоящий момент в Министерстве транспорта РФ сформирована федеральная адресная целевая программа «Развитие транспортной системы России», — говорит Алексей Пригорнев, начальник техотдела ФКУ «Упрдор «Прибайкалье». — На трехлетний период запланировано начало строительства участков федеральной автомобильной дороги Р-258 «Байкал»: 26 — 47-й км и  47 — 55 -й км.

 

Деревня брошенных стариков

Идти по улице Трактовой в деревне Глубокой по-настоящему страшно: тротуаров нет, а по улице, которая является участком федеральной трассы, один за другим несутся автомобили. Домик, стоящий прямо на обочине, выглядит нежилым: ветхие стены, перекошенные доски и разросшееся дерево, которое мешает подойти к забору. Перед калиткой белым покрывалом лежит снег. Кажется, здесь давно не ступала нога человека. И все же на мой стук выходит маленькая сухонькая женщина. Ее зовут Татьяна, и возле Култукского тракта в деревне Глубокой она живет уже семь лет.

— Вы про брошенных стариков написать хотите? — поправляя платок, тихим голосом спрашивает она меня. — У нас ведь тут одни старики остались... Инвалиды, пенсионеры, даже один ветеран войны. Раньше, говорят, тут леспромхоз был и школа. Но потихоньку старые люди умирают, а сыновья и внуки давно в городе живут.

Пенсионерка Татьяна Багаутдинова родилась в деревне Голуметь Черемховского района, но большую часть жизни прожила в Иркутске. Работала крановщицей на стройке, потом в садике — нянечкой. Перед выходом на пенсию трудилась санитаркой в инфекционной больнице. Потом денег на жизнь в городе стало не хватать, вот и перебралась в Глубокую. Арендовала домик подешевле — возле дороги. Да так и осталась.

— Мне тут нравится, — говорит она. — Знаете, какое у нас место красивое? До Байкала всего 30 километров, в ясную погоду даже видно Хамар-Дабан. Закаты волшебные! И тайга рядом, ягоды, грибы, шишки — все есть! Вот только от дороги бы подальше... Хочется, чтобы дети поддержали, помогли свой домик построить, а они меня не понимают... Городские! Две дочки у меня. Приезжают, да…

В деревне нет даже магазина. За продуктами первой необходимости местные ездят в Шелехов либо на станцию Подкаменную. Татьяна говорит, что регулярно бывает в городе, но перед моим приездом приболела и неделю просидела дома.

— С одной стороны, даже хорошо, что дом рядом с дорогой, — все так же тихо уверяет она. — Маршрутка останавливается, я все покупки выгружаю, и даже нести никуда не надо… Живу я, правда, лишь в одной половине дома. В той, что ближе к дороге, слишком шумно.

Култукский тракт словно рассекает Глубокую надвое. Свое название деревня получила из-за того, что расположилась между двумя сопками. Автомобили сначала поднимаются в гору, а потом скатываются с нее — прямо по главной улице. Увы, многие даже не сбрасывают при этом скорость. Это не нравится деревенским, которые в теплое время года торгуют вдоль трассы черемшой, ягодой, грибами, березовыми вениками.

— Знак ограничения стоит, но никто и не думает скорость сбавлять, — вздыхает Татьяна. — Часто идут на обгон в деревне. Проносятся мимо наших ягод. Были случаи, когда женщин сбивали! Хорошо, хоть не насмерть...

Нередко водители, не рассчитав скорость, сносят заборы, врезаются в дома. Когда идут дожди, дорожный мусор и отходы из местного кафе скапливаются в огородах, засоряют ключ, из которого берет воду вся деревня. Татьяна жалуется: с ливневыми дождями туда даже бензин попадает.

Труднее всего преодолевают глубокую впадину водители груженых фур. Они тут частые гости — в дождь, гололед, снегопад буксуют на крутом подъеме.

Еще один местный житель, Владимир Шкарупо, даже оставляет для дальнобойщиков открытым свой дом, что также расположен на обочине.

— И дровишки подбрасываю, — поглаживая бороду, усмехается старик. — Хотя в последнее время они все реже пользуются моими услугами. Дорожные службы стали лучше работать, мобильная связь появилась, да и возле кафе площадку сделали, отремонтироваться можно.

Бывшему егерю Владимиру Шкарупо, надо сказать, повезло. У него есть еще один домик — вдали от дороги. С ним меня познакомила Татьяна, заодно и деревню показала. Признаюсь: глухая таежная деревушка покорила, стоило отойти от трассы на сто метров. Лишь таксофон, одиноко стоящий среди деревьев, служит напоминанием, что цивилизация близко.

 «Тещин язык» отрежут!

Современные дороги делятся на пять категорий, в зависимости от пропускной способности. Первая категория — это автомагистрали с потоком более 14 тысяч автомобилей в сутки. Пятая — проселочные, с одной полосой. На Култукском тракте интенсивность движения достигает 11 тысяч автомобилей, что приравнивает его ко второй категории. Проблема как раз в том, что по всем показателям он тянет только на третью и четвертую. Как следствие — все те же перевернутые фуры и лобовые столкновения. Ведь машин на тракте стало больше, их грузоподъемность возросла, увеличились скорости, а радиусы и уклоны остались такими, как и десятки лет назад. Не спасает даже хорошее качество асфальтового покрытия.

 — Радиусы от 20 метров, в то время как должны быть минимум от 600, существующие уклоны составляют 60—80 промилле, а должны быть не больше 40, — продолжает Алексей Пригорнев. — Для необходимой пропускной способности скорость должна быть 120 км/ч, что соответствует II технической категории, а сейчас максимальная — 80. В итоге из-за несоответствия интенсивности движения и требуемых параметров легковые автомобили пытаются превысить скорость, но не успевают завершить обгон и попадают в аварии. А у грузовиков на крутых склонах просто отказывает тормозная система.

Предполагается, что после того, как начнется строительство новых участков по проектной документации, разработанной АО «ИркутскгипродорНИИ», Култукский тракт полностью поменяет свой облик. Всего на сегодня разработана проектная документация на три участка: с 26-го по 47-й км, с 47-го по 55-й км и с 96-го по 100-й км.

Особо опасен второй, самый короткий участок (47—55-й км), недалеко от Мот. Ненормативные уклоны и радиусы разворотов образуют настоящий серпантин, который венчает печально знаменитый поворот на 180 градусов — «Тещин язык». Новая дорога пройдет на 5 км ниже существующей. Это будет трасса со всеми соответствующими второй категории параметрами. Как отмечают в Упрдор «Прибайкалье», данный проект находится в приоритете, его взял под свой контроль глава Росавтодора Роман Старовойт. Проект включен в федеральную программу 2017 года, поэтому работа по строительству новой дороги начнется уже в этом году. Стоимость проекта на первый квартал — 2 млрд 200 млн руб.

 Второй по значимости проект — реконструкция участка 26—47-й км. Эта дорога будет начинаться от развязки сразу за Шелеховом и уйдет в сторону от Чистых Ключей, в обход села Моты. В результате уменьшатся круговые кривые, станет меньше поворотов, исчезнут крутые подъемы и спуски. По предварительным подсчетам, из федеральной казны на это уйдет больше 4 млрд руб.

 Третий участок — это спуск к берегу Байкала и дорога в Култуке. Из-за большого перепада высот полностью убрать серпантины в данном месте невозможно. Но они станут плавными, резкие повороты исчезнут. В самом поселке до поворота на Монды построят новую дорогу, которая пройдет по краю существующей, близстоящие дома снесут. Стоимость данного строительства — 2 млрд руб.

Подвергнутся реконструкции и остальные участки дороги, ее профиль значительно изменится. Ширина одной полосы движения на всех участках составит 3,5 метра, а общая ширина проезжей части увеличится до 15. Пока не ясно, что станет со старыми участками дороги после ввода в эксплуатацию всех трех озвученных объектов. Скорее всего, их передадут муниципалитетам. Но произойдет это в лучшем случае лет через десять.

Фото автора. Использованы материалы сайтов shel-vestnik.ru и irkipedia.ru.

 

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments