Кто стрелял в мальчика?

Иркутские следователи разбираются в обстоятельствах трагедии, произошедшей в Тайшетском районе

23 октября житель поселка Сереброво Тайшетского района Шакирзян Асмандияров, как обычно, забрал 14-летнего сына Тагира из школы (она находится в соседнем поселке Соляная. — Прим. авт.). Приехав домой, затопил печь и занялся ужином, а сын остался на улице. Около получаса Шакирзян был на кухне, потом, все приготовив, позвал Тагира к столу. Не дождавшись ответа, вышел за сыном на улицу. Тагир с простреленной головой лежал на земле, недалеко от него отец нашел пневматическое ружье. К счастью, подросток выжил — сначала его увезли в Тайшетскую больницу, а спустя сутки на вертолете доставили в Иркутскую областную детскую клиническую больницу, где он сейчас проходит лечение. 

— При поступлении состояние мальчика было очень тяжелым, — говорит и. о. заведующего отделением реанимации детской областной клинической больницы Анна Ряхина. — Пуля застряла у него в голове в районе третьего желудочка. Ребенку сделали операцию. Мальчик находился на искусственной вентиляции легких. Нам удалось вывести его из тяжелого состояния, но в сознание он пока не пришел, практически все время находится в состоянии глубокого сна. Мы надеемся, что мальчик восстановится и сможет рассказать, кто в него стрелял. Маловероятно, что он сделал это сам. Выстрел пришелся в висок, а винтовка довольно длинная. Он бы ее просто не удержал. Сейчас жизни подростка ничего не угрожает, его состояние оценивается как средней степени тяжести, есть положительная динамика. Он переведен в профильное отделение нейрохирургии. 

Шакирзян Асмандияров не отходит от сына ни на шаг — ухаживает за ним, меняет простыни. И сам пытается разобраться, что же произошло с Тагиром.

— Он лежал на земле, — вспоминает Шакирзян. — Его голову закрывал капюшон, который, видимо, свалился при падении. Подняв Тагира и откинув капюшон, я увидел, что все в крови. Выстрела или хлопка я не слышал, только щенок тявкнул несколько раз. Я тогда подумал, что это очень странно — обычно он так реагирует на посторонних. Оружие лежало разломанным, как будто кто-то готовился в него пульку вставить. Я машинально его схватил. У нас такой пневматики никогда не было. Я волоком понес Тагира к дому, он захрипел. Потом побежал к соседям вызывать скорую. После случившегося я палкой примерял, как сын мог застрелиться. Пуля прошла горизонтально, а я как ни пристраивался — все равно получалось наискось. Если сейчас я скажу, что сына кто-то застрелил, то сам могу стать подозреваемым. Главное, чтобы следователи не торопились поскорее закрыть дело и были объективны.

Расследованием произошедшего занимаются следователи Следственного комитета. По факту случившегося они возбудили уголовное дело по статье 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Им предстоит выяснить, что же стало истинной причиной трагедии. По словам отца, у Тагира не складывались отношения со сверстниками.

— Сначала мы жили в деревне Колтоши. Мать Тагира Ирина нас оставила в 2002 году, когда сыну было 9 месяцев, ушла в свою родную деревню Соляную, — рассказывает Шакирзян Асмандияров. — За три месяца до этого она стала выпивать. Так получилось, что из Колтошей все уехали, и мы с Тагиром остались там вдвоем. Учился сын дома: из соляновской школы мы брали контрольные, он делал их, и я потом отвозил на проверку. Два начальных класса сын освоил за год. Потом мы переехали в поселок Сереброво, откуда ходит школьный автобус. В школе его не приняли — сверстники били, издевались, дразнили брошенкой и тофаларцем. А Тагир скромный, тихий, не курит, не пьет, он научился играть без сверстников и не страдал от этого. Мы с ним писали стихи, он научился играть на гармошке и баяне. А вот обучение в школе не пошло. Сын приходил оттуда в синяках. Он на два года младше своих одноклассников. Я видел, что над сыном издеваются, и решил забрать его, но полицейский из ПДН сказал, чтобы он ездил в школу, а я сопровождал его. Но и при мне его били. Тогда мы решили перейти на домашнюю форму обучения — в школу ездили дважды в неделю. Кстати, в этой школе техничкой работает мать Тагира, но на ребенка она не обращает внимания. Сын как-то написал ей письмо, но она оставила его без внимания.

В школе, где после седьмого класса стал учиться Тагир, отрицают, что с подростком плохо обращались.

— Сверстники никогда его не травили, — утверждает директор Соляновской средней общеобразовательной школы Вера Донская. — До этого года отец сопровождал его на все уроки, был с ним на переменах, строго контролировал его общение. Когда Тагир пришел в школу, он не умел вести себя в обществе. Конечно, это привлекало внимание одноклассников. Но со временем все к нему привыкли. В этом году Тагир пошел в десятый класс, на занятия приходил с удовольствием, иной раз не хотел уезжать домой, тянулся к общению. От отца, привыкшего полностью контролировать его и держать дома взаперти, ребенок стал дистанцироваться, придумывал предлоги, чтобы подольше остаться в школе. В тот день, когда произошла трагедия, одна из учителей стала свидетелем разговора на повышенных тонах между Тагиром и его отцом. К суициду мальчик склонен не был — мы проводили диагностику среди подростков. Что касается матери Тагира — она пыталась наладить контакт с сыном, но отец настроил его против нее.

  • Нужна помощь

Для ухода за Тагиром Асмандияровым отцу требуется большое количество пеленок и памперсов. Желающих помочь просим приносить вещи на вахту детской областной клинической больницы, для Тагира Асмандиярова. 

  • Похожий случай

— Примерно в то же время к нам в отделение поступил 10-летний мальчик из Осинского района тоже с пулевым ранением головы, — говорит и. о. заведующего отделением реанимации детской областной клинической больницы Анна Ряхина. — Пуля застряла у него на уровне затылочной кости. Ему также сделали операцию. Сейчас мальчик пришел в сознание, стал всех узнавать. Родителям нужно внимательнее относиться к детям и хранить оружие в недоступном для них месте. Страшно, что такие случаи происходят в мирное время.

Иллюстрации: 

Отец тяжелораненого подростка Шакирзян Асмандияров: «Низкий поклон иркутским врачам за то, что они спасли сыну жизнь. Также большое спасибо я хочу сказать супругам Александру и Ларисе Сарапуловым, которые бескорыстно следят за нашим домом, пока мы в больнице»
Отец тяжелораненого подростка Шакирзян Асмандияров: «Низкий поклон иркутским врачам за то, что они спасли сыну жизнь. Также большое спасибо я хочу сказать супругам Александру и Ларисе Сарапуловым, которые бескорыстно следят за нашим домом, пока мы в больнице»
На фото — 14-летний Тагир Асмандияров, которого отец нашел во дворе дома с пулевым ранением головы. Рядом с мальчиком лежала пневматическая винтовка. «У нас никогда такой не было, — говорит Шакирзян Асмандияров. — Был разобранный газовый пистолет, который мы нашли на улице — может, кто-то потерял его или выбросил. А вообще Тагир был равнодушен к оружию»
На фото — 14-летний Тагир Асмандияров, которого отец нашел во дворе дома с пулевым ранением головы. Рядом с мальчиком лежала пневматическая винтовка. «У нас никогда такой не было, — говорит Шакирзян Асмандияров. — Был разобранный газовый пистолет, который мы нашли на улице — может, кто-то потерял его или выбросил. А вообще Тагир был равнодушен к оружию»
Загрузка...