Кто победит: человек или банк?

Из-за долгов по валютной ипотеке иркутянка с тремя детьми может лишиться жилья

Семь с половиной лет безупречных платежей и около 2,5 миллиона рублей, выплаченных банку, — время и деньги, потраченные в никуда. Из-за обвала рубля ежемесячный ипотечный платеж иркутянки Татьяны Нефедьевой вырос с 17 тысяч до 55. Сумма для мамы-декретницы неподъемная — с декабря 2014 года женщина оказалась не в состоянии платить кредит. Банк-заемщик через суд требует освободить квартиру и продать ее в счет погашения долга. О том, как живется семье с ипотекой в швейцарских франках, — сегодня в «Пятнице».

Татьяне Нефедьевой 40 лет, она мама трех дочерей: старшей — 18, средней — 2 года, младшей — 9 месяцев. Жизнь иркутянки похожа на многие другие: в 1994-м вышла замуж, родила первую дочь, но в 2001 году семейному счастью пришел конец. Квартира, в которой обитало семейство, после развода досталась мужу, а женщина с дочкой вернулась в родительский дом — в трехкомнатную малометражку в Ново-Ленино. Вместе с родителями там жили средняя сестра с мужем и ребенком, младшая сестра и Татьяна с Настей — итого 8 человек на 60 квадратных метрах.

— Конечно, хотелось жить отдельно. Я давно об этом мечтала, но зарплата воспитателя в детском саду не позволяла снимать жилье, — рассказывает Татьяна.

В 2001 году заработок иркутянки составлял 400—600 рублей в месяц. После развода Татьяна ушла на швейную фабрику — там получала уже 2—3 тысячи, но и этого не хватало на серьезные перемены в жизни. Потом ее пригласили в буровую компанию. «Время шло, зарплата подрастала, и я лелеяла мечту о собственной квартире. Долго размышляла — снимать жилье или брать ипотеку, думала о кооперативе, ходила в банки, взвешивала все за и против, — вспоминает иркутянка. — В 2006 году я впервые обратилась в банк. В ипотеке мне отказали, потому что у меня не было ни поручителей, ни первоначального взноса. А потом в «Банке Москвы» одобрили миллион рублей на 22 года».

Двухкомнатную квартиру в 2006 году можно было купить за 1 400 000 рублей, но взять разницу было попросту неоткуда — почти год Татьяна искала варианты, пыталась найти деньги, но ничего не вышло.

— В июне 2007 года мне позвонили из «Банка Москвы» и сообщили, что у них проходит акция по ипотеке в валюте — мол, приходите, будем подбирать для вас вариант, — говорит женщина.

К этому времени силы уже были на исходе: жизнь ввосьмером на 60 квадратных метрах приносила свои плоды. Из-за тесноты постоянно возникали разногласия с родными, главе семейства приходилось уходить ночевать на дачу, потому что в доме ему просто не хватало места, у дочки Татьяны начались психологические проблемы. Выход был один — съезжать. А тут как раз банковское предложение.

— Цены на квартиры за этот год очень выросли. Двухкомнатная подорожала почти на миллион! Я устала очень, накопилось много негатива, и тут банк предлагает выход — ипотека в валюте, — продолжает Татьяна Нефедьева. — Сумма была одобрена, мне приводили все цифры в рублях, но я знала, что беру займ в швейцарских франках под 7,9%. Выбора у меня не было — рублевый кредит мне попросту нигде не дали.

Хорошо обдумав свое положение, изучив курс швейцарских франков (рост их составил примерно 15% за 7 последних лет), прикинув вероятное увеличение зарплаты, приняв во внимание инфляцию и рост цен на недвижимость, Татьяна согласилась: «Я очень нервничала, переживала, но все решилось быстро! Нашла удачный вариант — двухкомнатная за 2 300 000 рублей, дому на тот момент было 8 лет, но в квартире никто толком не жил. К тому же рядом со школой, куда ходила дочь. Сделка состоялась, и я была просто счастлива — своя квартира! У Насти большая отдельная комната, планировка удачная — сплошное счастье!»

Дальше были ремонт и спокойная размеренная жизнь. Каждый месяц 9-го числа Татьяна вносила очередной платеж. По договору женщина обязалась платить около 900 швейцарских франков ежемесячно — и так в течение 22 лет. «Конечно, я приносила в «Банк Москвы» сумму в рублях, они ее принимали с учетом курса, и все шло нормально. Франков я в глаза не видела ни разу за все эти годы. Сначала платеж составлял около 18 тысяч рублей, но цифра постоянно росла и в 2009 году составила 30 тысяч, а в январе 2015-го — 70! И все это с комиссией банка, конвертацией и комиссией за конвертацию…»

— А ведь еще обязательное ежегодное страхование и жизни, и квартиры, а это еще 30 000 рублей, плюс коммунальные платежи, и жить на что-то надо, — объясняет Татьяна. — И все равно я все эти годы платила ипотеку вовремя, не допуская ни дня просрочки! Будучи беременной и находясь в декрете, я находила подработку — мела дворы, работала ночами через Интернет, продала все свое золото, кроме последних сережек, но, к сожалению, с новыми реалиями продолжать платежи не получается. С декабря я не плачу ипотеку — сумма долга из-за обвала рубля на тот момент составила больше 8 миллионов рублей, сейчас франк «подешевел», и теперь мой долг — 6 100 000, а ежемесячный платеж — 55 тысяч.

Банк подал на иркутянку в суд. Теперь Татьяне и ее детям грозит выселение, ведь по закону она обычный неплательщик. По такому сценарию квартиру продадут и отдадут деньги в счет погашения долга.

Естественно, стоимость недвижимости весь долг не покроет, но Татьяна Нефедьева может быть признана банкротом — и тогда остальная сумма уже не будет нависать над ней.

Иркутянка изучила вопрос со всех сторон — рефинансирование, реструктуризация, перепродажа кредита и т. п., но никакой из вариантов не уменьшает ежемесячную сумму платежа. «Это наше единственное жилье, — говорит Татьяна Нефедьева. — Я покупала его, чтобы нормально жить. Что будет дальше — неизвестно. По закону банк прав, но и я не чувствую себя в чем-то виноватой: стоимость квартиры я уже выплатила — отдала 2 380 000 и дальше готова платить, но пока могу позволить себе не больше 25—30 тысяч рублей в месяц. Я бы очень хотела, чтобы у моих детей был свой угол. Но государство сказало, что не станет помогать таким, как я, и закон на стороне банка. Остается надеяться, что банкиры пойдут мне навстречу и разрешат платить по ставке 2007 года, когда заключался договор».

Еще один шанс сократить платеж появится у заемщиков, если суд примет во внимание Конституцию РФ, которая гарантирует гражданину стабильность национальной валюты. Глава Центробанка Эльвира Набиулина, которая, по сути, не смогла обеспечить стабильность рубля, заявила, что помощь валютным ипотечникам будет оказываться в особо сложных случаях, когда заемщик старше 35 лет, у него есть 2 и более несовершеннолетних детей, а жилье единственное. Это как раз случай Татьяны, но на ее обращения Центробанк отвечает одно: сами виноваты.

  • Есть надежда

Положительный пример разрешения судебных тяжб валютных ипотечников с банками есть. В конце мая в Москве суд впервые (!) встал на сторону заемщика. Основанием послужила Конституция Российской Федерации, в которой говорится, что Центральный банк России обязуется поддерживать и укреплять национальную валюту. Получается, виной несостоятельности валютных заемщиков стал Центробанк, допустивший обвал рубля. Пока приговор не вступил в законную силу — банк подал апелляцию, новое рассмотрение дела назначено на 22 июня.

Если решение суда останется в силе в следующей инстанции, то у Татьяны и ее сотоварищей есть все шансы остаться жить в своих квартирах.

Двухкомнатная квартира Татьяны Нефедьевой на улице Ярославского в иркутском микрорайоне Ново-Ленино обжитая и уютная. 50 квадратных метров вполне хватает маме и ее трем дочерям. За 7,5 года Татьяна вернула банку 2 380 000 рублей и осталась должна больше 6 000 000 по текущему курсу
Двухкомнатная квартира Татьяны Нефедьевой на улице Ярославского в иркутском микрорайоне Ново-Ленино обжитая и уютная. 50 квадратных метров вполне хватает маме и ее трем дочерям. За 7,5 года Татьяна вернула банку 2 380 000 рублей и осталась должна больше 6 000 000 по текущему курсу
Несмотря на серьезные проблемы, иркутянка Татьяна Нефедьева улыбается — в ее жизни есть для этого как минимум три повода: это ее дочери Настя, Яна и Даша. Женщина, находясь в декретном отпуске, неофициально подрабатывает и кормит семью: «Меня бы спасла зарплата 100 000 рублей в месяц, но где такую найти?»
Несмотря на серьезные проблемы, иркутянка Татьяна Нефедьева улыбается — в ее жизни есть для этого как минимум три повода: это ее дочери Настя, Яна и Даша. Женщина, находясь в декретном отпуске, неофициально подрабатывает и кормит семью: «Меня бы спасла зарплата 100 000 рублей в месяц, но где такую найти?»
Загрузка...