«Крыша обвалилась, лестница может рухнуть!»

Иркутяне пытаются переселиться из дома, который разваливается на глазах

Иркутянка Светлана Русакова прописана в доме, который построен еще до революции. В нем ни разу не было ремонта.

Дом настолько ветхий, что в нем опасно находиться. Перекошенная лестница на второй этаж вот-вот рухнет, стены от времени повело, а крыша в дождливую погоду протекает.

Мало того, от ветхости начал осыпаться потолок — отваливается плитка, с грохотом падает штукатурка. Светлана Русакова находилась здесь до последнего, но потом ей стало по-настоящему страшно — дом рушился на глазах. Сейчас она живет в маленькой квартирке с семьей сына. При этом ежемесячно оплачивает коммунальные счета за жилье в аварийном доме.

Усадьба священника

Двухэтажный деревянный дом № 35 на улице Профсоюзной в районе железнодорожного вокзала имеет интересную историю. До революции местный священник решил обустроить небольшую усадьбу. Себе построил одноэтажный дом, а во дворе для гувернантки и детей священника возвели двухэтажный — тот самый, где находится квартира Светланы Русаковой. Примечательно, что два дома имеют один номер — № 35 — и отличаются только номерами квартир. В бывшем доме священника — 1-я и 2-я квартиры, а в двухэтажном здании, стоящем во дворе, — 3-я, 4-я, 5-я, 6-я и 11-я квартиры. В последней прописана и прожила тридцать лет Светлана Русакова.

— Бабушка моего мужа работала гувернанткой у этого священника. В доме жили пять поколений нашей семьи, — рассказывает Светлана. — Раньше здесь было красиво, сирень цвела, песочница была в центре. А еще все здесь родственники. Фактически две семьи с многочисленными родными жили в этом доме. Все между собой дружили.

В бывшем доме священника, который сейчас представляет собой прогнившие развалины без крыши, живут подозрительные личности, и соседи вокруг опасаются, что они могут случайно устроить там пожар. Зимой маргиналы, чтобы согреться, жгут там костры.

Что касается двухэтажного дома, где прописана Светлана Русакова, то он выглядит немногим лучше, но вот-вот может рухнуть крыша или стены. Некоторое время назад сосед решил сделать здесь подвал. Он вырыл яму под фундаментом, и теперь дом не стоит, а висит в воздухе.

— Веранда стоит на честном слове — на пенечках, чурбачках. Когда мы спускаемся по лестнице, я все время боюсь, что все рухнет. Когда я увидела, даже не знала, кому претензии предъявлять. Сосед вырыл подвал и вскоре умер. И что нам делать? Мы когда-нибудь выйдем из квартиры и обрушимся вместе с лестницей в подвал, — говорит Светлана.

Счета на квартплату по-прежнему носят

Сейчас в этом доме никто не живет — жильцы откровенно боятся. Однако им приносят счета за квартиры, хотя многих из тех, кто тут прописан, уже нет в живых. Они умерли еще 25 лет назад, а счета им все носят и носят.

— У меня сын женился, и, конечно, хочется иметь отдельное жилье. Я им говорю: «Живите здесь». Но как можно здесь жить с двумя маленькими детьми? У нас в квартире прописаны я и семья сына, всего пять человек. Но жить здесь невозможно. А главное, здесь очень страшно. Например, на первом этаже живут какие-то странные люди. Видимо, самовольно заняли, — говорит Светлана.

В доме периодически живут родственники Светланы Русаковой — ее сын с невесткой. Но находиться в квартире опасно. Крыша протекает, люстра наполняется водой. По словам Светланы, особенно тяжело здесь зимой. Полы ледяные, печка не работает. Проблемы в доме были еще лет 20 назад — пол в кухне зимой покрывался коркой льда, хоть на коньках катайся. Утеплить квартиру, вставить новые окна невозможно — дом от времени перекосился.

Переселять не хотят

Светлана Русакова рассказывает, что, когда она выходила замуж тридцать лет назад, свекровь ей говорила, что их должны переселить и дать квартиру. Но прошли уже десятки лет, а дом как стоял, так и стоит. Много лет назад на улицу Профсоюзную приезжал Борис Говорин, бывший мэр города, и оценил износ дома священника на 98%. Сейчас дом, где находится квартира Светланы Русаковой, дошел по такого же состояния.

— Когда мы пришли в администрацию, нам сказали, что наши дома не могут снести, потому что дом, в котором жил священник, — это памятник архитектуры, у него уникальный балкон. А он весь уже развалился, балкон у него отвалился, крыши уже нет, и дом этот, похоже, уже никого не интересует, — говорит Светлана Русакова. — В Свердловской администрации нам сказали, что про наш дом они не знают. Власти не хотят с нами разговаривать. У меня такое впечатление, что квартиры уже получены и нашего дома как бы не существует. Потому что про все аварийные дома знают, а про наш вообще нет никакой информации в администрации. Нам предложили за свои деньги провести экспертизу, чтобы признали его аварийным. А экспертиза, говорят, стоит 200 тысяч рублей.

Жителям дома советовали обратиться в полицию, рассказать, что там живут посторонние люди, и вот тогда, возможно, обратят внимание на эту проблему. Светлана Русакова думала даже обратиться в прокуратуру.

— Невестка ходила, кажется, в приемную Путина, рассказала о нашей проблеме. Потом к нам пришел мужчина с рулеткой, все замерил. А затем пришло письмо из администрации — о том, что лучше подать документы в программу предоставления жилья молодой семье, потому что ничего здесь сносить не будут и переселять нас не собираются. Наш сосед, который вырыл подвал, говорил, что вроде бы нашу землю кто-то выкупил. Устала уже ходить сюда, платить за нее. Дали бы хотя бы однокомнатную квартиру нормальную. Здесь выросло уже пять поколений. Здесь прописаны сын, невестка и двое детей. Они здесь долгое время жили. Дети у всех, кто прописан здесь, ютятся где-то по углам, но все равно платят за эти развалины. Все квартиры здесь не приватизированы. Стоит этот дом в полном запустении, разрушается на глазах.

Власти города одно время планировали расширить и благоустроить привокзальную площадь и снести ветхие деревянные дома, но, похоже, эта хорошая идея канула в Лету. Но жители дома все же надеются, что власти города обратят внимание на бывшую усадьбу священника и ее обитателей.

Сосед Светланы Русаковой решил сделать подвал, вырыл яму под фундаментом. Теперь дом не стоит, а висит в воздухе.
Сосед Светланы Русаковой решил сделать подвал, вырыл яму под фундаментом. Теперь дом не стоит, а висит в воздухе.
Дом от времени перекосился, крыша прогнила, поэтому дождь и снег попадают в квартиру. Под натиском осадков в большой комнате обвалились потолочные плиты, и сейчас над головами жильцов сияет темное пятно, а внизу стоят ванны и тазы, куда в непогоду осыпается штукатурка вместе с водой.
Дом от времени перекосился, крыша прогнила, поэтому дождь и снег попадают в квартиру. Под натиском осадков в большой комнате обвалились потолочные плиты, и сейчас над головами жильцов сияет темное пятно, а внизу стоят ванны и тазы, куда в непогоду осыпается штукатурка вместе с водой.
Загрузка...