Ковыктинский космос

Журналист нашей газеты увидел, как ведутся геологоразведочные работы на Ковыктинском месторождении
Геологоразведочный городок — это государство в государстве, он функционирует в автономном режиме, здесь царят свои законы, продиктованные правилами безопасности.
Геологоразведочный городок — это государство в государстве, он функционирует в автономном режиме, здесь царят свои законы, продиктованные правилами безопасности.

«Кто­то стремится полететь в космос, а кто­то приходит работать на Ковыктинское газоконденсатное месторождение», — проводит параллели Александр Погрецкий, начальник отдела по организации геофизических работ и исследований ООО «Газпром геологоразведка».

Ковыктинское ГКМ роднит с космосом его уникальность. Это труднодоступное место, расположенное за сотни километров от населенных пунктов, это труднопроходимая территория с глухими лесами, горами, реками и болотами. Осваивать этот космос, скрывающий запасы в виде 2,7 трлн куб. газа, отправляются только сильные и отважные люди. В чем лично убедился корреспондент «СМ Номер один», побывав на Хандинском участке Ковыктинского месторождения.

Тайга в клеточку

То, что на территории Жигаловского и Казачинско­Ленского районов ведутся геологоразведочные работы, можно понять уже на подлете. Приближаясь к базе сейсморазведочной партии, вертолет кружит над тайгой, которая, как школьная тетрадь по математике, расчерчена на клетки. Это просеки­профили, по которым движутся люди и «танки». Размер «таежной тетради» 12 000 кв. км. Высокоплотная широкоазимутальная геологоразведка 3D в полевом сезоне этого года проводится на одном «тетрадном листке» объемом около 1000 кв. км.

Первым на базе сейсмопартии нас встречает алабай Граф. Его еще щенком подарили начальнику партии. Графа поселили в вольере. Его басовитый лай разносится над базой. Но несмотря на суровость породы, как только к нему подходят люди, Граф вне себя от счастья.

К моменту нашего приезда большинство работников сейсмопартии уехали в лес. Рабочий день здесь начинается очень рано — в 6 часов утра люди уже проходят медосмотр. Возвращаются работники поздно, но столовая работает до последнего клиента, а баня топится практически круглосуточно. Жаркая баня — главная радость в буднях работников сейсмопартии, особенно в морозы. Когда в Иркутске столбик термометра опускался до ­38, на Ковыкте было ­55. Плотный график работ в таких суровых условиях продиктован коротким сезоном. Вести геологоразведочные работы можно только зимой. Осенью, летом, весной техника не может преодолеть реки и болота. В теплое время года можно только рубить просеки.

После того как геологоразведочные работы будут окончены, на месте городка и просек будут высажены деревья. Уже сейчас работники занимаются лесовосстановлением, посадив на 2 гектарах рядом с базой саженцы ели. Кстати, чтобы разместить базу, тайгу вырубать не пришлось, вагончики расположились на месте складирования бревен, некогда арендованном лесозаготовительной фирмой.

С опережением плана

Разведка стратегического месторождения ведется ударными темпами. Как отрапортовали сотрудники ООО «ТНГ «Ленское», на протяжении многих лет выступающего подрядчиком ООО «Газпром геологоразведка», 3­летний план выполняется за 2 года.

Хандинский участок, на котором нам довелось побывать, — это часть Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Оно является одним из ключевых объектов Восточной газовой программы ПАО «Газпром». Государственная Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран АТР была утверждена в сентябре 2007 года приказом Министерства промышленности и энергетики РФ. Координировать деятельность по реализации программы было поручено ПАО «Газпром».

Ковыктинское месторождение является базовым для формирования Иркутского центра газодобычи и ресурсной базой для магистрального газопровода «Сила Сибири», наряду с Чаяндинским месторождением в Якутии. Газопровод создаст условия для газоснабжения и газификации российских регионов и позволит организовать экспорт российского газа в Китай.

Максимально возможный комфорт

Быт в сейсмопартии организован с таким комфортом, который только и возможен в автономном, мобильном и удаленном от населенных пунктов поселке. Работники живут в вагончиках­балках, свет и тепло в которые поступают от дизельного генератора. Кормят их бесплатно три раза в день. В поселке есть своя пекарня. Одежда и белье стираются в прачечной.

— У нас есть свой магазин, — рассказывает Руслан Сейфутдинов, заместитель начальника партии. — Он пополняется два раза в неделю, цены на уровне рыночных. Есть все необходимые продукты.

Возвращаясь из леса после рабочего дня, работник идет не в свой вагончик, а в сушильное помещение, где оставляет верхнюю одежду, и за ночь спецовка, находясь в хорошо протопленном домике, успевает полностью просохнуть.

Около десятка вагончиков занимают ремонтные мастерские. Работы мастерам хватает всегда. Сильные морозы, негативно влияющие на металл, труднопроходимые просеки — такие испытания не выдерживает даже гусеничная военная техника. На базе имеются многоцелевые легкобронированные тягачи. Это бывшая военная техника, переделанная под служение мирным целям. Работники партии установили на «танках» деревянные ящики, чтобы перевозить геофизическое оборудование.

Едва заметный взрыв

Как начинаются геологоразведочные работы на местности? Самыми первыми в тайгу, куда не ступала нога человека, заходят топограф и его помощник. Они идут по лесу на широких охотничьих лыжах. За плечами топографа висит рюкзак с большим GPS­навигатором, который помогает ему выстраивать идеально прямой путь. В день топограф и его помощник проходят по 10 километров. Они выставляют пикеты, на которые потом ориентируются лесорубы, прорубающие просеку­профиль шириной 4 метра. Далее наступает очередь буровиков. С помощью специальной буровой установки они бурят узкую скважину глубиной 9—12 метров.

— Во время бурения 4 метра идет грунт, потом начинаются доломиты — это уплотненный известняк, — комментирует процесс Ильгизяр Валеев, заместитель генерального директора по разведочной геофизике «ТНГ­Групп». — Применяется отбойник, который выносит грунт, и система охлаждения, которая просто необходима при бурении твердых пород.

В скважину закладывается 3 кг тротила, который впоследствии взрывает взрывник, в целях без­опасности сидящий в танке в 30 метрах от скважины. Этот взрыв зрелищным, как, впрочем, и шумовым, эффектом не обладает — просто глухой удар под землей. Взрыв не нарушает экосистему, не приносит вреда человеку и дикому зверю.

Во время взрыва работает высокочувствительное сейсмооборудование, установленное на профилях.

— Это группы геофонов, полевые модули, которые собирают информацию, — рассказывает Эльшат Шаймарданов, геофизик­оператор. — Вся информация поступает на станцию. При взрыве происходит импульс, упругие волны распространяются в подземной геологической среде и, отражаясь от горизонтов, возвращаются обратно на поверхность земли. На поверхности находятся сейсмоприемники, которые регистрируют вибрацию поверхности. На ее основе составляется сейсмограмма. Земля как слоеный пирог, там много разных горизонтов; отражение приходит от каждого горизонта, и мы видим это на сейсмограмме. Первичная обработка полученной информации идет на базе полевой партии, затем полученные данные записываются на жесткие диски и передаются в центры обработки и интерпретации.

Смена Эльшата Шаймарданова длится сутки. Следующие 24 часа он отдыхает. Работает Эльшат в вагончике, который стоит посреди тайги.

— Медведи нас не беспокоят, они сейчас спят, только любопытные лисы выходят, не боятся, кружат вокруг вагончика, — улыбается наш собеседник.

Во время нашей беседы с Эльшатом не смолкает рация. Специалист переговаривается с работниками, которые трудятся в лесу.

— Вот на пути людей встретилась гора, — комментирует Эльшат, — колесная техника не может подняться, буксует, танк поехал вытаскивать. В этой местности очень много гор, условия сложные. Техника время от времени ломается, приходится делать рокировки, отправлять помощников.

Дорогие, но эффективные

Этой зимой проходит завершающий этап площадных геофизических исследований, который позволит геологоразведчикам уточнить контуры месторождения и геологическое строение среды.

— Особенность сейсмосъемки на Ковыктинском ГКМ заключается в том, что мы проводим ее по широкоазимутальному методу 3D, который мы применили в России первыми, — рассказывает Александр Погрецкий, начальник отдела по организации геофизических работ и исследований ООО «Газпром
геологоразведка». — Этот метод дает очень высокие и качественные результаты.

Сейсморазведка — это передовой метод площадных исследований, позволяющий оценить поверхностное и глубинное залегание потенциальных пластов углеводородов, понять перспективы на дальнейшее изучение геологической среды. В нашей стране методика впервые была применена «Газпром геологоразведкой» на Чаяндинском месторождении (Якутия), где показала свою эффективность, и в дальнейшем ее начали использовать на других участках со сложным геологическим строением.

— Сейсморазведка работает по принципу отраженных упругих колебаний, волны отражаются от жестких границ земной среды и фиксируются приборами­сейсмоприемниками. Мы получаем картину разреза земной коры, — продолжает Александр Погрецкий. — Если сравнивать сейсморазведку с классическими методами разведки, то мы изучаем среду в более плотном режиме. Плотность сейсмических наблюдений при этом методе составляет 75 единиц на 1 кв. км. А чем плотнее информация, тем достовернее статистика и точнее сейсмогеологическая модель.

— Это дорогие исследования, — отмечает Александр Погрецкий, — но мы пошли на этот шаг, чтобы снизить затраты, которые впоследствии понесла бы компания на этапе разведочного бурения.

Для столь плотной съемки требуется привлечение дополнительного количества людей, техники, оборудования.

— Чтобы осуществить работу в назначенные сроки, нам потребовалось привлечь укрупненную партию размером почти в 700 человек. Сложности в работе — это вырубка просек, особенно в горах, подъем которых достигает здесь 80—90 градусов. Много рек.

Как мы уже рассказывали в начале статьи, приехать работать на Ковыктинское ГКМ — это словно в космос полететь.

— Когда вы летели на вертолете, то видели, какие здесь горы, — обратился к журналистам Александр Погрецкий. — С высоты эти горы видятся несколько иначе, чем с земли. Когда вы подойдете к этим горам, то воочию убедитесь, насколько опасно и сложно здесь работать. Но есть и положительный момент — это, безусловно, красота, которая нас здесь окружает.

Масштаб Ковыктинского ГКМ способен поразить воображение; площадь, на которой залегает газ, составляет порядка 12 тыс. кв. км. На такой площади могут расположиться 8 небольших европейских государств.

Самым сложным в разведке месторождения специалисты называют рубку просек.

— В этом году необходимо вырубить 10 тысяч погонных метров леса, это расстояние от Москвы до Дальнего Востока, — говорит Ильгизяр Валеев. — На лесопорубочных работах задействовано 60 бригад по 4 человека в каждой. Так что только 250 человек у нас задействовано в рубке леса.

В относительной близости к партии находится только один населенный пункт — село Карам, когда­то здесь разводили восточносибирских лаек. Потомки этих собак до сих пор ходят в лес с местными охотниками и взяты для охраны второго вахтового поселка партии. Геофизики с жителям Карама находятся в дружественных отношениях — покупают у селян экологически чистые овощи, однажды помогли восстанавливать сломавшуюся дизельную электростанцию, которая снабжает село электричеством. Так же как с Жигаловским и Усть­Кутским районами, у ООО «Газпром геологоразведка» заключено соглашение о соцпартнерстве и с Казачинско­Ленским муниципальным районом. Только в прошлом году в рамках этих соглашений территориям, на которых в Иркутской области компания ведет геологоразведочные работы, было выделено порядка 10 млн рублей. В частности, была оказана и поддержка Хандинской соседско­территориальной эвенкийской общине в Казачинско­Ленском районе.

Рационализаторы

Каждый год в «ТНГ­Групп» проводится конкурс рационализаторских предложений, победители которого получают премии. Информацию о предложениях предлагается взять на вооружение сотрудникам предприятия «ТНГ­Ленское». Так «кулибины», которые трудятся на Хандинском участке, изобрели станки, позволяющие получить значительную экономию средств, а также более качественно и быстро производить ремонт.

Старший механик Айдар Надыров длительное время работает в геофизике и обладает богатым опытом. В прошлом он был механиком по гусеничной технике и не понаслышке знает, что выпрессовка соединительных пальцев гусеницы занимает длительное время и очень сложна.

Гусеница танка, которая применяется в геологоразведке, состоит из двух видов частей — траков (металлических пластин) и стальных пальцев, которые эти пластины соединяют. Пальцы обрезинены и запрессовываются в траки под давлением. При поломке трака, чтобы вытащить палец, есть два способа — либо съемниками с ручным приводом, что занимает длительное время, либо с помощью горелок, которые обжигают резину пальцев. Резина сгорает, палец становится меньше по диаметру, легко вытаскивается, но после этого уже непригоден к эксплуатации.

Каждый палец стоит около 600 рублей, и лишать гусеницу «здоровых» пальцев получается накладно. Айдар Надыров придумал использовать гидравлический механизм.

Гидроцилиндр выдавливает палец, оставляя его целым, трак заменяется и этим же пальцем запрессовывается назад. Станок авторства Айдара Надырова уже готов и стоит на промзоне. Сейчас идут пусконаладочные работы.

Если с помощью механического съемника, с участием немалых физических усилий, палец можно было выдавить за два часа, то гидравлика справляется с этой задачей за 5 минут.

Токарь Артем Васинов и газо­электросварщик Виктор Гам придумали механизм для гибки железа. При ремонте техники возникает проблема — изогнуть большие листы металла для кожухов, заплаток на корпус. До того как Виктор и Артем сделали станок для гибки листового металла, все делалось вручную, страдала точность изготовления.

Что касается экономического эффекта — на изготовление станка, разработанного рационализаторами, затрачено материалов на 5 тысяч рублей. Стоимость существующих на рынке аналогов начинается от 30 тысяч рублей. При одинаковых характеристиках экономия почти в 5 раз.

Полевые сейсморазведочные работы на Хандинском участке завершатся в текущем году. Вся собранная информация будет направлена на дальнейшую обработку и интерпретацию. На основе собранных данных специалисты определят самые перспективные участки для строительства разведочных и эксплуатационных скважин.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments