Кормов нет, скот гибнет

В Баяндаевском районе частники берут кредиты, но денег все равно не хватает

Ситуация с кормами в Баяндаевском районе по-прежнему остается напряженной. Еще летом, предвидя последствия засухи, многие владельцы личных подсобных хозяйств для того, чтобы закупить корма, перекололи и сдали большую часть крупного рогатого скота, оставив только маточное поголовье и телят. Однако из-за сильных морозов в ноябре и декабре расход кормов увеличился в два раза, и к концу года практически все запасы сена оказались исчерпаны. Скот стал худеть, начались первые падежи. Сейчас поставки кормов идут из Красноярского, Алтайского краев, однако лишь немногие могут себе позволить купить эти корма. Цены на них за последние месяцы выросли в несколько раз, а средств для их покупки у людей нет — они полностью исчерпали свои ресурсы. Единственное, на что они сейчас надеются, — помощь государства. Иначе им просто не выжить.

Засуха и морозы

Два года назад Раиса Багинова получила от министерства сельского хозяйства грамоту по надоям и сдаче молока. Только за один месяц она сдавала по 4600 литров! В районе она уже много лет считается передовиком. Однако в прошлом году большую часть своего дойного стада, бычков и поросят ей пришлось сдать для того, чтобы запастись на зиму кормами. С десяти гектаров она смогла с трудом наскрести всего на одну телегу, хотя в прошлые годы вывозили по пять больших возов. При этом трава оказалась с сорняком, поэтому они сразу решили с осени закупить побольше кормов.

Однако, вопреки всем прогнозам, к началу зимы ситуация лишь усугубилась. Уже с ноября начались крепкие морозы и ветра, и временами температура опускалась до минус 45—50 градусов. Соответственно, расход кормов увеличился в два-три раза. Запасы таяли буквально на глазах. Люди начали активно искать поставщиков кормов, писать заявки в администрацию района.

— У нас в общей сложности с начала осени ушло 300 тысяч рублей на корма, и сейчас осталось только пять рулонов. Что будет дальше, мне даже страшно представить. Чем я будут кормить скот? Уже начали и молодых, полуторагодовалых коров сдавать. Сейчас хоть бы оставшихся дойных поддержать… — говорит Раиса Багинова.

Средств не осталось

В другом подсобном хозяйстве хозяева неделю боролись за то, чтобы не пали две коровы. Недавно они принесли приплод и на это затратили все оставшиеся силы. На протяжении недели каждое утро хозяева поднимали их на ноги и заставляли передвигаться. Их усилия были вознаграждены. Сейчас исхудавшие коровы медленно, но самостоятельно поднимаются, набираются сил. Все молоко, которое они дают, идет на питание телятам.

— Из 40 голов мы оставили только 18 дойных коров и двух бычков. Даже телят осенью пришлось продать, — говорит Георгий Емнуев. — В прошлом году в это время мы возили в Иркутск на рынок по два ведра сметаны, 40 кг творога. А сейчас ничего нет. Все отдаем телятам, чтобы они окрепли.

Для многодетной семьи Емнуевых личное подсобное хозяйство — единственный источник дохода. По образованию Георгий Гаврилович строитель, в советское время трудился в совхозе. В 90-е, после развала хозяйства, работы не стало, и он решил развивать собственное подворье. Купил трактор, сеялку, косилку, увеличил поголовье скота. Всю произведенную молочную продукцию они с женой вывозили на продажу в Иркутск, и это помогало им твердо держаться на ногах и растить детей.

Из-за засухи им также пришлось потратить 300 тысяч на корма, но для того, чтобы продержаться до конца весны, необходимо еще 150 тысяч рублей. Где брать средства, семья не знает. Многие жители района еще осенью набрали больших кредитов на корма, чтобы закупиться, как им казалось, надолго. И теперь докупить необходимое количество кормов им не на что. В условиях экономии вместе с сеном они дают крупному рогатому скоту овсяную муку с ячменем, ставят соль. Однако и эти запасы иссякают. Плюс животным необходимы и витамины, ветпрепараты. Это также влетает в копеечку.

Сено с сорняками

В подворьях от голода с января начался падеж. Люди вывозят на скотомогильник по две-три головы сразу. Однако официальной статистики, сколько составляет падеж скота от бескормицы, не найдешь. Большинство пострадавших частников просто предпочитают не обращаться в ветеринарный пункт. Они боятся того, что их могут обвинить в жестоком обращении с животными.

К сожалению, в этой непростой ситуации нашлись и те, кто решил погреть руки на чужой беде. С осени цены на корма выросли в два-три раза. При этом заказывать сено приходится неблизко — в Тайшетском районе, Красноярском и Алтайском краях. И не все привозимые корма оказываются должного качества. По словам владельцев личных подворий, сейчас они, перед тем как купить сено, стараются тщательно его проверить. Раньше они доверяли перевозчикам и поплатились за это с лихвой.

— Чего только не было в тюках! — рассказывает Георгий. — С виду вполне нормальное сено, а начинаешь его разворачивать — там сорняк, кустарники, прутья, даже попадался бытовой мусор. Что с ним делать? Деньги уже уплачены, назад не вернешь, продавец уехал. А сорняком коров не покормишь. Такое сено даже на подстилку не годится, не то что на корм…

— Летом нам из Братского района привезли сено очень хорошего качества, а зимой попали на мошенников. Купили у тайшетских предпринимателей три рулона по 4,5 тысячи рублей. Привезли его ночью, поэтому мы толком не разглядели, какое оно. На вид нормальное, а утром, когда стали смотреть, увидели внутри один сорняк. Есть и болотная трава. Коровы его не едят, поэтому так и лежат они. Не знаем, что с ними делать. Точно так же и солома оказалась с пластами льда внутри. Вся мокрая. Сейчас солнышко появилось — может, подсохнет, отойдет. Хоть на подстилку ее пустим, — говорит Раиса Багинова.

Сейчас в частных хозяйствах начался массовый отел. Люди обеспокоены тем, что не смогут поднять обессилевших животных. Коровы истощены, недокормлены, и сил на то, чтобы выкормить телят, у них не остается. Кроме того, сами телята рождаются слабыми. За каждым из них требуется особый уход.

— Если бы нам немного помогли, то мы вытянули бы апрель-май. Невозможно смотреть на то, как они голодают. Душа болит, — переживает Галина Борисовна.

Как помочь?

От такой безвыходной ситуации люди совсем отчаялись. Их единственная надежда — помощь областных властей. К сожалению, в законодательстве помощь частным подворьям не предусмотрена, поэтому нужно искать другие пути решения вопроса.

В правительстве Иркутской области о проблемах в личных подсобных хозяйствах знают и пытаются оказать помощь. В качестве экстренных мер поддержки частников в министерстве сельского хозяйства предложили увеличить им дотации на молоко — с трех до пяти рублей за каждый литр, и мяса — с 15 до 20 рублей за килограмм. Кроме того, область направит заявку в Москву на получение для бедствующих хозяйств 60 000 тонн фуражного зерна из резервного фонда.

— Для того чтобы пополнить недостающие объемы кормов в территориях, пострадавших от засухи, в районы были направлены реестры о наличии кормов по хозяйствам Иркутской области и за ее пределами — в Красноярском и Алтайском краях. Кроме того, на официальном сайте министерства ежедневно эта информация обновляется. И сегодня можно увидеть, где и какие корма есть и по каким ценам, — говорит Александр Кириленко, первый заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области.

По словам Ильи Сумарокова, министра сельского хозяйства, для поддержки частников нужно активизировать работу по привлечению кредитов. Предлагается предусмотреть дополнительные субсидии на возмещение процентной ставки по кредитам.

Как отметил Анатолий Табинаев, глава Баяндаевского района, в настоящее время необходимо принимать закон о личных подсобных хозяйствах, чтобы создать правовую базу поддержки этой категории сельхозпроизводителей за счет бюджета.