Копыловы развивают фермерское дело на Байкале

Семья продает мясо с уникальными вкусовыми качествами и принимает первых агротуристов области

В начале девяностых в бухту Крестовую приехали французы. Поставили палатку, развели костер, достали сковородку и начали готовить одно из своих любимых национальных блюд — сырное фондю, а если по-русски, то обычный расплавленный сыр. За манипуляциями иностранных гостей из окон своего дома наблюдал Анатолий Копылов. Смотрел-смотрел, как французы пытаются подцепить хлебом кусочки сыра, не выдержал и вынес им сибирское угощение — жареных хариусов и соленого омуля. «Вот, угощайтесь, пожалуйста».

Так начался туристический бизнес семьи фермеров Копыловых. В бухте Крестовой они единственные постоянные жители, хотя людей здесь, особенно в летнее время, бывает немало. Величественный берег Байкала, суровая красота привлекают в эти места любителей насладиться первозданной природой, а уникальные травы позволяют выращивать таких овец и коров, за мясом которых издалека приезжают ценители натуральных деликатесов. 

Отдохнуть на покосе

— Мы начали свое дело больше двадцати лет назад, — рассказывает Аделия Копылова. — Жили с мужем в Еланцах. Дети тогда еще были маленькие. Время было тяжелое, и, чтобы выжить, мы держали несколько коров. Но была проблема — покосы. В Ольхонском районе вообще травы не очень много, а попробуй раздобудь ее в районном центре… Попросили у местной администрации землю в аренду. Нам дали 10 соток в этой бухте. Вот так постепенно перевели сюда свое стадо. Затем землю выкупили, построили дом, а видя наплыв желающих поставить палатки, стали принимать туристов. Начали возводить домики для них.

Туристы ездят в эти края разные. Кто-то жаждет увидеть древние наскальные рисунки мраморного утеса Саган-Заба, кто-то хочет понаблюдать за нерпой, а кто-то едет просто отоспаться и отдохнуть от сумасшедшего рабочего графика. В последние годы появилась новая туристическая категория. Это в основном молодые люди, желающие не просто пожить в сельской местности, а полностью погрузиться в деревенский быт.

— Такое направление называется агротуризмом. Когда первый парень попросился с нами на сенокос, мы были удивлены. А сейчас уже это дело привычное. В этом году желающих жить на турбазе, параллельно работая на тракторах, записалось четыре человека. Вот буквально вчера от нас уехала девушка. Была в бухте десять дней, помогала скот выгонять. Десять дней жила. Много полезного сделала. Никто ее не заставлял работать, просто, говорит, устала от города, хочется что-нибудь поделать руками. Мы такому новшеству рады. Это и существенное подспорье в делах, и бальзам на душу — значит, не перевелась молодежь, желающая работать на земле. Получается, фермерское дело будет жить, — говорит Аделия Константиновна.

Пожар не повод для паники

Но если Копыловы и волнуются о фермерстве, то только в глобальном, общероссийском ключе. О будущем своего дела фермеры с берегов Байкала могут не переживать. Три дочери, сын и даже маленькие внуки стремятся помочь старшему поколению.

— Похоже, что все они прикипели душой к сельскому хозяйству, — говорит Анатолий Копылов. — Сын Григорий окончил сельскохозяйственную академию, приехал на родину, в Еланцы, женился, каждый день бывает на ферме. В райцентре мы открыли магазин, в котором продавали свою продукцию. Сейчас он полностью на дочери. Ни я, ни жена не боимся, что кто-то из них не справится. Они с детства приучены к самостоятельности, но знают, что дома в случае проблем их поддержат.

Дел хватает всем. Это только на словах получается идиллическая картина: берег Байкала, мирно пасущееся стадо, восхищенные туристы. На самом деле такое обширное хозяйство требует ежеминутной самоотверженной работы.

— Очень сильно нам помогло то, что мы два года назад выиграли грант на развитие семейной фермы. Стадо у нас большое — 255 голов крупного рогатого скота. Есть овцы, кони и наше экзотическое приобретение — як. Для животных построена ферма. Имеется техника, чтобы заготавливать корма. На средства гранта была куплена поливальная установка. Благодаря этому агрегату в прошлом году в необычайную засуху нам удалось заготовить корма. Мы чуть ли не единственные в районе фермеры, которые не сократили из-за перебоев с сеном поголовье стада, — рассказывает Анатолий Григорьевич. — Если говорить о сложностях, то случались, конечно, моменты, когда было тяжело. Наверное, такое бывало у всех, независимо от профессии. Например, в 2000 году у нас сгорело практически все имущество. Пожар пришел из тайги и в один момент уничтожил все, что мы строили годами. Но опускать руки мы не стали, даже мыслей таких не было. Просто начали заново. Знали, что делаем все ради детей. И теперь они своим трудом доказывают, что мы вкалывали не зря.

Волчица с характером 

В бухте Крестовой, месте, где до сих пор запросто можно увидеть древние захоронения, Копыловы установили современную солнечную батарею и стараются вести свое дело так, чтобы как можно меньше наносить вред уникальной, но такой хрупкой экосистеме Байкала. За годы работы фермеры стали настоящими хозяевами на байкальской земле. Великое озеро, славящееся своим суровым характером, приняло этих трудолюбивых людей.

— Был в этом году такой случай, — рассказывает Аделия Константиновна. — Я пошла отогнать коров на ключ. Они у нас свободно ходят по горам и приходят на ферму только в случае сильной непогоды. Иду в одиночестве и вдруг вижу — лежит куча нарытой глины, везде шерсть. Только я нагнулась посмотреть поближе, как на меня выскакивает огромная волчица. А в норе у нее волчата. Я отпрыгнула в сторону и потихоньку пошла дальше. Смотрю, волчица ползет за мной, делая характерные для хищника, готовящегося броситься на добычу, движения. Вот я на нее смотрю и разговариваю: «Ну что же ты делаешь? Зачем за мной идешь? У тебя же там дети маленькие. У меня тоже дети есть. Иди к ним, а я к своим пойду». Так мы шли довольно долго, пока нам на пути не встретилась корова с теленком. Волчица переключилась на них. Вначале я не испугалась, а вот когда домой пришла — не скрою, стало плохо. Все думаю, почему она на меня не напала. Наверное, учуяла мой запах, который она слышит с фермы постоянно, и решила, что я своя. А может, поняла, что меня убивать не нужно, иначе коров на этих горах не будет.

Волки водятся рядом с бухтой в изобилии. Животных в этих местах, относящихся к национальному парку, трогать нельзя. Соседство не самое уютное. Но и из минусов можно извлечь плюсы. Пусть волки и задирают за год у Копыловых несколько голов скота, зато благодаря нетронутости экосистемы мясо у овец и коров обладает уникальными вкусовыми свойствами.

Очередь за говядиной 

— Здесь растут травы, которых больше нигде не найти. Они хоть и невысокие, зато обладают большой питательной ценностью. Кроме того, есть солончаки. Животные нагуливают хороший вес. Про ольхонскую корову никогда не скажешь, что она много весит, а вот поставь ее на весы — и убедишься, что она легко даст фору с виду более раздавшимся соседкам из Качуга или Баяндая, — говорит Анатолий Копылов.

В основном семья разводит герефордов, но есть и представители лимузинов — французской мясной породы. Осенью, когда начинается забой скота, со сбытом мяса у фермеров проблем нет. За годы их работы появились постоянные покупатели, которые ценят качество.

— Скот у нас дикий. Даже если вскрыть корове на шее вену, то, как и у зверей, живущих в лесу, например косуль, изюбров, на месте пореза сразу появляется тромб. Животное от потери крови не умирает — это защитная реакция организма именно диких животных. Говядина чудесная. Куда там знаменитому импортному мраморному мясу!.. — говорит Анатолий Григорьевич. — Радует, что появились люди, которые понимают, что то, что мы едим, является основой здоровья. Но, несмотря на растущую популярность продуктов с приставкой «эко», без господдержки было бы тяжело. С нами плотно работает отдел малых форм хозяйствования минсельхоза области. Хочется сказать, раз уж решили про нас написать в газете, спасибо руководителю этого отдела Юрию Романкевичу и его команде.

— Копыловы — люди ответственные, — дал комментарий Юрий Багинов, главный специалист по сельскому хозяйству МО «Ольхонский район». — Нужно помогать именно таким семьям. Ведь когда-то только в Еланцинском совхозе было 90 тысяч баранов, а сейчас на весь район, может, 10 тысяч наберется. Нужно возрождать овцеводство, но не забывать и про вызовы времени — заниматься туристами, да так, чтобы природа не страдала. И фермеры из бухты Крестовой этим параметрам соответствуют.

Слово фермера  

— Хочется, чтобы правительство задумалось о том, что его требования по строительству убойных цехов не соответствует реалиям жизни. По крайней мере, у нас в Сибири. Например, я не собираюсь торговать с другими странами своим мясом. У меня задача — накормить экологически чистой продукцией своих соотечественников. Но для того, чтобы получить право торговли даже в своем регионе, я теперь должен построить убойный пункт, в котором должны быть несколько отдельных цехов, кишечное отделение, холодильники, бетонный пол, а главное — своя скважина. Скот у частников, в том числе и у нас, постоянно проходит исследования, все прививки ставятся вовремя. Неужели заключения ветеринарной службы недостаточно? Для нас, фермеров, такая стройка — это огромные траты. Может, цеха и нужны крупным компаниям с большими оборотами, но я бы, думаю, обошелся и без него. Знаю, что это требования ВТО. Но то, что они должны быть едиными для всех, кто выращивает скот, нецелесообразно. Конечно, я вздохну и цех построю, но это, на мой взгляд, не совсем справедливо.

Еще хочу высказаться по поводу обработки скота на селе. Этот вопрос должно взять на контроль государство. Людям должна оказываться финансовая помощь. Конечно, для бюджета страны это большие дополнительные расходы. Но посмотрите: когда случается вспышка какой-то болезни, как это произошло в этом году на Ямале, средства для ликвидации последствий требуются не меньшие.