Стихия по имени Мацуев

На фестиваль классической музыки «Звезды на Байкале» приглашен выдающийся дирижер Зубин Мета

Семь лет подряд 31 декабря в рамках фестиваля «Русская зима» на сцену Концертного зала имени Чайковского в Москве пианист Денис Мацуев выходил с оркестром знаменитого альтиста и дирижера Юрия Башмета. Но на сей раз, к несчастью столичных меломанов классической музыки, этот дуэт временно распался — только лишь потому, что Денис решил проводить старый и встретить Новый 2014 год не на знаменитой столичной площадке, где он с блеском некогда выиграл конкурс имени Петра Ильича, а дома — на подиуме Иркутского музыкального театра имени Н.М.Загурского. Нет, наш выдающийся земляк и раньше давал концерты в родных пенатах в Рождество. Не изменил он этой доброй традиции и в этом году. Но чтобы 31 декабря...

— Новый год последний раз в Иркутске я встречал в далеком 1993-м, когда приезжал на каникулы, еще будучи учеником Центральной детской музыкальной школы. И вот спустя 21 год свершилась моя давняя мечта — я вновь дома, в кругу школьных и артистических друзей, встретил самый любимый праздник.

— Представляю реакцию Башмета на твое «предательство»...

— Удалось полюбовно договориться о моей «самовольной» отлучке. Мой весомый аргумент — мол, без дома не могу — окончательно сломал Юрия Абрамовича, который, конечно, знал, что значит для меня Иркутск, а потому сопротивлялся недолго.

— Понял — бесполезно?

— И это тоже, — улыбается Денис. — Больше того, мне удалось вовлечь в эту авантюру своих друзей: ударника Диму Севостьянова, контрабасиста Андрея Иванова, виолончелиста Бронислава Струлева, валторниста Аркадия Шилклопера, ведущих солистов балета Большого театра, которые провели это время вообще в режиме нон-стоп. Представьте себе, еще вечером 30 декабря они танцевали «Щелкунчика» в Москве, утром 31 декабря прилетели в Иркутск, а вечером вышли на сцену с партиями из «Лебединого озера», «Щелкунчика», «Дон Кихота». Встретив с нами Новый год, артисты вылетели в Париж, чтобы спустя сутки уже на подмостках «Гранд-опера» танцевать «Утраченные иллюзии». Для солистов балета, тем более элитарного Большого театра, такой график категорически противопоказан. Да что там — это преступление. Но ребята пошли на такой шаг, еще раз доказав, что истинная дружба — понятие круглосуточное.

— В рождественские дни иркутяне побывали не только на сольном концерте Дениса Мацуева и его выступлении с губернаторским оркестром Иркутской филармонии, но и не без твоей подачи познакомились с Сашей Малафеевым и Варей Кутузовой, выигравшими I международный конкурс юных пианистов в Астане, где ты был председателем жюри, а также с виолончелисткой Настей Кобейкиной, победительницей телевизионного конкурса «Щелкунчик».

— Этих маленьких больших артистов необходимо продвигать. За ними, одаренными, будущее музыкального искусства России. Вот почему мне очень хотелось представить их Иркутску, хорошо разбирающемуся в классической музыке. Если хотите, приезд вундеркиндов — мой подарок родному городу. Запомните эти имена. Бьюсь об заклад, они непременно взойдут на взрослый мировой музыкальный олимп.

— Новый год — семейный праздник...

— Я и встретил его в кругу моей семьи: с моими родителями — Леонидом Викторовичем и Ириной Дмитриевной, с друзьями детства, одноклассниками 11-й средней школы, с музыкантами и артистами балета не только Москвы, но и Иркутска. Потрясающее застолье, потрясающая компания! За мою артистическую карьеру концертирующего пианиста, как вы понимаете, после каждого выступления в любой точке мира не обходится без застолья. И везде я пытаюсь почерпнуть что-нибудь энергетически приятное и полезное для себя. В «Ангарских хуторах» на берегу Ангары это выглядело потрясающе! Ведь как бывает: собирается на презентации, юбилеи, официальные вечера компания знакомых и малознакомых людей, которых надо посадить за стол, соблюдая этикет. При этом так, чтобы никто не чувствовал дискомфорта. Вести стол, умение правильно рассадить людей — это искусство. Ведь даже один человек может испортить застолье. На базе не было надобности следовать субординации — никакого официоза и гламурности. Каждый делал что хотел и как хотел, не боясь выпасть из ансамбля. Парная с веником, купание в Ангаре, ни к чему не обязывающий треп — и все это в кругу близких людей. Потрясающе! Нет, я не против посидеть в фешенебельном ресторане, отведать экзотической пищи, выпить дорогого вина. Но, когда ты в кругу друзей, мне до фени все эти кулинарные изыски, шикарная сервировка стола. Все свои — вот что важно.

— Трехдневным пиром в «Ангарских хуторах» дело не закончилось?..

— Когда мы возвращались с базы отдыха, я понял: что-то мы еще забыли сделать. И вдруг спонтанно осенила, на мой взгляд, блестящая идея: а не сыграть ли нам на десерт в хоккей? Друзья восприняли мое предложение с энтузиазмом — тут же по дороге купили клюшки, шайбу и, поделившись на тройки, устроили настоящую битву, чем несколько озадачили прохожих. Представьте: шесть взрослых мужиков, одетых кто во что — в куртки, дубленки и прочие атрибуты зимней одежды, два часа кряду с гиканьем и ором гоняют шайбу не во дворе даже — на площади перед музыкальным театром.

— Народный артист России, лауреат Государственной премии, почетный гражданин Иркутска, председатель Общественного совета при Министерстве культуры страны в самом центре города устраивает импровизированное бесплатное шоу...

— Спасибо за подсказку — в следующий раз мы будем продавать билеты, — смеется Мацуев.

— Говорят, ты специально ездил в Гамбург и выбирал инструмент компании «Стейнвей» для своего Дома музыки в Иркутске?

— Да. И не ошибся в выборе — даже в Карнеги-холле нет такого уникального «Стейнвея», не говоря уже о других концертных залах мира.

— У знаменитого российского пианиста-виртуоза, сибирского Листа, сибиряка со стальными пальцами, гения музыки — такими эпитетами награждает тебя мировая пресса — действительно все идет как по нотам или случаются нештатные ситуации?

— По нотам я не играю, — смеется Денис. — Но они, бывало, сами пропадали. Играю Второй концерт Чайковского с Российским национальным оркестром Михаила Плетнева, и надо такому случиться — с первых аккордов на рояле лопаются шесть струн, отключились две ноты.

— Как выкрутился?

— Пришлось исчезнувшие с клавиатуры ноты брать октавой ниже.

— Кто виноват?

— Каюсь, я, конечно. Темперамент захлестнул. Но настоящий шок я испытал в Лионе. Заболела пианистка, попросили выручить — сыграть Двадцать первый концерт Моцарта с известным английским дирижером. Без репетиции. Но когда я услышал оркестровое вступление, то понял, что звучит не Двадцать первый, а Двадцать третий концерт Вольфганга Амадея. Ситуация экстремальная. Первая мысль: ну вот и приплыли... Начал лихорадочно вспоминать музыку. Спасло, что я исполнял уже раньше этот концерт, причем с тем же маэстро. Как ни странно, но тот ужас, охвативший меня поначалу, помог собраться, включить голову и сыграть...

— Денис Мацуев горазд на сюрпризы. Какие на сей раз ждать от основателя и идейного вдохновителя международного фестиваля классической музыки «Звезды на Байкале», который уже в девятый раз пройдет в Иркутске?

— Я приготовил землякам бомбу! В гости приедет сам Зубин Мета и его филармонический оркестр Израиля. Для непосвященных скажу: этот выдающийся индийский дирижер возглавлял филармонические оркестры Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, дирижировал первым совместным концертом трех выдающихся теноров — Пласидо Доминго, Хосе Каррераса, Лучано Паваротти. 77 летний маэстро — последний из могикан планетарного уровня. Каждый концерт Мета — это событие мирового значения. Он давал много концертов в России. Но на этот раз он вместе со своим коллективом, минуя Москву и Питер, по пути в Иркутск приземлится в Екатеринбурге, Тюмени и Новосибирске. Этой, если хотите, акцией я хотел сказать, что не все великие музыкальные события происходят в столицах страны. Урал, Сибирь тоже право имеют слушать шедевры классики в исполнении лучших музыкантов планеты. Вновь приедет Спиваков со своим оркестром «Виртуозы Москвы». Я, откровенно говоря, поставил его в затруднительное положение. Дело в том, что Владимиру Теодоровичу 12 сентября исполнится 70 лет. Но мне удалось его уболтать — за два дня до своего юбилея он по моей настоятельной просьбе все-таки прилетит в Иркутск и выйдет на сцену музыкального театра.

— Представь себе: Денис Мацуев берет интервью у... Дениса Мацуева.

— Эта идея давно уже витает в воздухе. «Приземлиться» ей мешает дефицит времени. А точнее, лень, которая родилась раньше меня. Видите ли, я давал сотни интервью, и все они, за некоторым исключением, повторяют друг друга. Нет, я не в претензии — не могу же я на одни и те же вопросы отвечать по-разному. Поверьте, мне есть о чем спросить самого себя.

— Например?

— Вот так сразу сформулировать вопросы я сейчас не готов. Но знаю жанр — интервью-исповедь, которая, впрочем, вряд ли когда-нибудь и где-нибудь будет опубликована.

— Твои гастроли в городам и весям расписаны на несколько лет вперед. Неужели ты не оставил «окно» для зимней Олимпиады?

— Обижаете... В Сочи в рамках культурной программы вместе с Башметом дадим несколько концертов. Сыграю и на закрытии Игр. Но о подробностях умолчу, это тайна. Остальное время буду болеть за наших.

Р. S. Январский график у Мацуева сумасшедший. Из Иркутска он отправился в Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре с благотворительными концертами, все средства от которых пойдут в фонд помощи региону, пострадавшему от наводнения. Причем попутно прихватил с собой три тысячи комплектов олимпийской амуниции, подаренной генеральным спонсором и официальным экипировщиком сборной России, президентом фирмы «Боско» Михаилом Куснировичем для жителей Дальнего Востока. Затем — сольный концерт на открытии театра оперы и балета во Владивостоке, откуда прямиком в Санкт-Петербург. Его ждут также в Тель-Авиве, Иерусалиме, Берлине. В последние дни первого месяца нового года он посетит Америку (Бостон, Вашингтон, Нью-Йорк), где даст концерт в одном из самых престижных залов мира — Карнеги-холле. Одним словом, не пианист, а стихийное бедствие, для которого не только дружба — понятие круглосуточное, но и ее величество музыка.

Метки:
baikalpress_id:  33 726