Герои на общественных началах

Опыт добровольных пожарных дружин Тулуна показывает: без них в экстренной ситуации не обойтись

Далеко не в каждом селе области есть пожарная часть. В Тулунском районе, например, на 22 деревни приходится одна — в Тулюшке. Причем зона их ответственности распространяется на села и Тулунского, и Куйтунского районов, так как пункт находится на стыке муниципальных образований. Деревни разбросаны на десятки верст — до Наратая, к примеру, почти 140 километров. Пока машина доедет, сгореть успеет не один дом — а это громадная трагедия, даже если никто не погиб. В такой ситуации без добровольцев не обойтись. При помощи помпы, водораздатчика и другого приспособленного оборудования они способны сдерживать пламя до приезда пожарных.

В деревянном здании в Тулюшке, где сейчас дислоцируется депо, прежде располагалась котельная. Котлы «переселили» в новый кирпичный дом, а пожарные занялись ремонтом старого помещения. Теперь там уютно: шкафы с инвентарем, краны и новенькая автоцистерна. Круглые сутки дежурят два человека — пожарный и водитель, готовые в любой момент поднять по тревоге коллег и добровольцев, которых в районе порядка тридцати, по нескольку в каждом селе. В весенне-летний период добровольцы заступают на вахту вместе с профессионалами. И те и другие тренируются на специальном стадионе при депо, отрабатывая нормативы. Есть и башня-тренажер для подъемов с помощью лестницы-трехколенки на многоэтажные здания, в самой Тулюшке такие дома есть, хоть и немного.

Александр Николаевич пришел в пожарную службу 20 лет назад, после развала совхоза, и до сих пор помнит свои первые выезды.

— Как только я сюда устроился, были крупные пожары, — вспоминает дежурный. — Горели квартиры: что ни пожар — то квартира! И я их очень хорошо запомнил — это необычно для села и сложно в тушении. Приходилось вагоны тушить и электрички — работы хватает!

— Летом-осенью лес горит, зимой — автомобили и дома. А по субботам, например, баньки горят... — рассказывает пожарный. — Раньше было больше промышленных пожаров, а сейчас нет производства — и нет проблем.

Несмотря на то, что большая часть возгораний происходит в жилых домах, сотрудники МЧС отмечают, что бытовых пожаров стало меньше. Это связано с активной пропагандой, которой занимаются сами пожарные и добровольцы.

Хороший пример у подрастающего поколения буквально перед глазами: пожарная часть в Тулюшке находится перед школой. В классах регулярно проходят уроки пожарной безопасности, тематические конкурсы и даже праздники. В этом году в Тулюшке планируют вместо депо возвести модульное здание и приобрести второй автомобиль. Но в первую очередь инициатива должна исходить от самих жителей, хотя так считают далеко не все сельчане.

— В Кочкино, это километров восемь от Тулюшки, загорелся лес, — вспоминает Александр Николаевич. — Из жителей никто тушить не бросился! Приезжаем — мужики местные ходят, показали нам, где пожар. А на месте женщина с детьми тушат, уже все измотались... Мужчинам должно быть стыдно!

Все сами

В 20 километрах от Тулуна расположено село трех Героев Советского Союза — Гадалей. В селе прекрасный Дом культуры, 11 магазинов, больница, фермерские хозяйства и лесопилки. На случай пожара предусмотрена добровольная дружина, в распоряжении которой две машины ГАЗ-53 с цистернами, 8 ранцев для тушения лесных пожаров и разное другое оборудование.

Среди добровольцев много сотрудников местной администрации. Каждую весну около 20 человек выходят на плановые пожоги травы, чтобы случайный огонь не перешел на жилые дома, как случилось в Харгажине пять лет назад. Тогда с поля огонь перекинулся на постройки, сгорело 22 дома, пострадали четыре семьи. В Гадалее огонь уничтожил церковь, клуб, библиотеку... После тех пожаров в общественных учреждениях поставили пожарную сигнализацию, дружина из пяти человек по тревоге готова за 10 минут собрать добровольцев. Есть здесь и свои герои — например, Александр Анатольевич Горелов, спасший четверых, в том числе ребенка.

Доброволец Алексей Сафонов работает водителем в администрации, а заодно тушит пожары.

— И ночью тушим, иногда и по нескольку раз, — рассказывает доброволец. — Сказали — надо, и я пошел. Нет у нас пожарной части, и что ж теперь — всем сгореть? Свое же защищаем!

Что имеем — сохраним

В деревне Утай годами жители добивались, чтобы через речку Курзынку построили нормальный мост. Народный глас был услышан, два года назад со второй попытки переправу через Курзынку построили. Один мост унесло половодьем, и строители поставили его выше и основательнее. С виду неглубокая речка по весне разливается так, что затапливает участки близлежащих усадеб. На одном берегу находится Утай, а напротив — лесозаготовки, дорога на Московский тракт, пастбища и деревенское кладбище. Проблемы с мостом были всегда. Местные помнят, как однажды весной покойника, чтобы предать земле, пришлось перевозить через реку на лодке...

Дом Владимира Максимовича Дятлова стоит неподалеку от Курзынки, на улице Набережной в Утае, а работает он в соседнем Котике водителем пожарного расчета. Его жена возглавляет школьное лесничество — выращивает деревья в питомнике, с воспитанниками высаживает их в лесу.

Владимир Максимович постоянно следит за мостом, понимая важность переправы. Сам он помогал строителям пилить, возить листвяк.

— Есть у нас безответственные люди: перила вот поломали. Село уже не такое дружное, как раньше, — вздыхает Владимир Максимович. — Хотя есть и те, кто следит за мостом, настил, например, укрепили. Первый слой досок ссохся, и в зазоры копытами проваливался скот, который ходил пастись на поля через реку. Тогда утайцы положили второй слой дерева для безопасности животных. За мостом нужно следить, и за местных жителей это делать никто не будет. А без переправы вся жизнь здесь замрет, или остановится...

Метки:
baikalpress_id:  33 765