На трезвую голову

Пройдитесь между винно-водочными этикетками — их на выставке в краеведческом музее более тысячи

Чем ближе Новый год, тем заметнее застольное настроение. И сегодня, и сто лет назад. Что выставляли на стол в приличном купеческом семействе или разливали в придорожном трактире, а также кто и как боролся с буйными народными возлияниями, можно поностальгировать, заглянув в Иркутский областной краеведческий музей. На выставке винно-водочных этикеток и антиалкогольных плакатов более 1000 экспонатов, и, вероятно, каждый посетитель найдет именно тот, который напомнит ему о чем-то личном.

Винно-водочные этикетки тоже часть нашей истории. Царские, послереволюционные, советские десятилетия оставили после себя эти разноцветные бумажки, которые сохранились благодаря энтузиазму коллекционеров. В витринах Иркутского краеведческого музея — собрание из Алтая, от жителя Барнаула Алексея Синеева.

— Все наклейки подлинные, — утверждает Алексей Матвеев, научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея. — Самая почтенная — 1890—1900 годов, водка анисовая. Она для русского человека была национальным напитком.

Крепость, уважаемая в народе, — 30—40 градусов и выше. На этикетке хлебного вина начала века цена: 24 с половиной копейки со стоимостью посуды за четверть ведра — пролетарии помалу не пили. Для буржуазии — шустовский коньяк, широко известный в России бренд.

Дореволюционные маркетологи, рассказывает Алексей Матвеев, нашли весьма хитрый ход для продвижения напитка:

— Нанимали специальных агентов, которых рассылали повсюду. Придя в ресторан, эти люди заказывали еду и обязательно просили принести коньяк шустовский. Если напитка не оказывалось в наличии, они устраивали скандал с громкими воплями и топотом ног. После обслуживания такого клиента владелец заведения был вынужден приобретать разрекламированный товар.

О том, что Иркутск знал марку Шустова, подтверждает газета «Сибирь» 1912 года: на первой полосе — реклама напитка «Шпанка». Где оно теперь, это детище шустовских винокуренных заводов? Кануло в Лету, как и многие другие — крепкие и крепленые, сухие и полусухие, настойки и вина, бальзамы и вермуты... Для кого-то лекарство, для кого-то — погибель. Главным достоинством огненной воды считалась натуральность.

— В прошлом выпускали большой ассортимент плодово-ягодных напитков — намного больше, чем сейчас, — продолжает экскурсию Алексей Матвеев. — И если современные алкогольные продукты в основном делают из порошков, где вся таблица Менделеева, то тогда производили настоящие вина из натурального сырья — от смородины и рябины до таежных трав.

Напитки из союзных республик, с разных окраин некогда нашей огромной родины — из Молдавии, Армении, Прибалтики, Грузии, Туркмении, Чечено-Ингушетии, Дагестана, с Кубани, вся история советской эпохи на винных этикетках. Знаменитый портвейн «777», забористая «Перцовка», горькая «Зубровка», дешевая «Русская водка» («андроповка», прозванная по имени лидера государства)... Нет только «горбачевки»: в конце 1980-х, пытаясь приструнить пьяниц, Михаил Сергеевич объявил масштабную антиалкогольную кампанию и потому на винные этикетки не попал. Между прочим, он не был первопроходцем в этом смысле. Еще Николай II ввел сухой закон, поддерживал Всероссийское общество трезвости.

Многие напитки, о которых напомнила выставка, на стол обычных граждан, живших в стране тотального дефицита, когда даже алкоголь отпускали по талонам, попадали только по большим праздникам — например, в Новый год. Теперь же «Советское шампанское» может приобрести каждый. Только, увы, вкус его уже не тот...

Загрузка...