Обручев Владимир — геолог, путешественник

Иркутск стал своеобразной точкой отсчета в карьере будущего академика, автора знаменитого романа «Земля Санникова»

В наш город Владимир Обручев прибыл двадцатипятилетним. Ехал он не один, а с женой Елизаветой и годовалым сыном, рассчитывая обосноваться в Иркутске всерьез и надолго. На то были причины: в Иркутске ему, выпускнику горного института, предложили первую в Сибири государственную должность геолога. Поселили молодую семью в доме номер 56 на бульваре, в наше время носящем имя первого космонавта. Однако работа не позволяла Владимиру долго оставаться на одном месте. Приехав осенью 1888 года, уже через несколько месяцев, весной, Обручев проводил разведку месторождений угля. А вскоре он отправился на Ольхон, где предметом его профессионального интереса стало месторождение графита. Также он открывал в наших краях золотоносные районы, изучал запасы слюды и лазурита. Работы было много, и Обручев ни от чего не отказывался: как геолога, Владимира Афанасьевича вместе с другими специалистами задействовали в проектировании Транссибирской железной дороги. Время шло, и это было время больших социальных перемен: в 1905 году произошла революция. Обручев, будучи человеком активным и разносторонним, не остался равнодушным к общественным событиям — он вступил в партию кадетов. А поскольку в связи с работой он постоянно был в разъездах по всей Сибири, то его даже назначили руководителем Томского отделения партии. Можно было только удивляться, как у этого человека хватало энергии на все его занятия. Экспедиции совершались одна за другой, и можно сказать, что Обручев досконально изучил все наши губернские территории: он исследовал окрестности Бодайбо и жил в деревне Введенщине, бывал в Кяхте и вел переписку с создателями краеведческого музея в Хужире. Словом, это был человек, подобный тем неугомонным искателям приключений и ученым, которых можно встретить в романах Жюля Верна. И, вероятно, эта природная страсть и стремление к непознанному заставили Обручева организовать поистине фантастическое мероприятие...

Остров-призрак

1937 год — эпоха, как льдом сковавшая Россию сталинскими репрессиями. А в это же время далеко-далеко, среди белизны полярных льдов, дрейфовал советский ледокол «Садко» где-то в районе острова с интересным для иркутян названием «Новая Сибирь». Иней на усах моряков, холод и напряженное безмолвие вокруг... Но ни простой взгляд, ни размеченные мутные полукружья бинокля, приближающие горизонт, не позволили обнаружить то, что искала команда ледокола. Тогда по просьбе и настоянию В.А.Обручева, который к тому времени был уже академиком, в район, откуда ни с чем вернулся корабль, были посланы самолеты арктической авиации. Однако, несмотря на все усилия, и эти поиски дали отрицательный результат: было установлено, что Земли Санникова не существует. Впоследствии это утверждение было опровергнуто весьма оригинальным объяснением. Но сейчас попробуем понять: почему выдающийся ученый Обручев был так уверен в существовании этой загадочной Земли Санникова? Дело в том, что, исследуя наше родное Прибайкалье, Бурятию, Якутию и сопряженные земли, интересуясь краеведением и палеонтологией, Обручев столкнулся со старинными свидетельствами о существовании «обширной земли» в Ледовитом океане к северу от острова Котельного. Первые предположения на этот счет принадлежали зверопромышленнику Якову Санникову (откуда и название территории) и датируются 1811 годом. Санников, опытный охотник на песцов, хорошо знал те места и даже сам открыл два острова. Казалось бы, его словам можно было верить. Но отчего так противоречивы показания других путешественников? По словам одних, в тех местах над морем поднимались откуда-то взявшиеся «высокие каменные горы», вторые ничего не видели, а третьи и вовсе настаивали на невероятных «фактах» о том, что на Земле Санникова тропические температуры и сохранились гигантские олени, выжившие с доледникового периода. Представляете?! «Тропические температуры» — и это в водах Северного Ледовитого океана! Чудеса да и только... А чудесам такой серьезный ученый, как наш земляк Обручев, доверять не мог. Но самое любопытное, что теплый климат неуловимого острова-призрака, то бишь предполагаемой Земли Санникова, имел вполне реальное подтверждение: перелетные полярные гуси, весной улетавшие дальше на север, осенью возвращались с потомством, что наблюдали многие путешественники. Так как птицы не могли обитать в ледяной пустыне, то высказывались предположения, что расположенная на севере Земля Санникова относительно тепла и плодородна и птицы летят именно туда. Однако возникал очевидный вопрос: как севернее пустынного побережья Евразии могут располагаться плодородные земли? Доказательства наличия или отсутствия Земли Санникова были связаны с большими трудностями. Океан в тех местах доступен для навигации два-три месяца в году, поздним летом и ранней осенью. Полярная ночь, продолжающаяся в этих широтах около четырех месяцев, исключала всякие возможности исследований с ноября по март. Большая часть попыток исследовать данный регион в XIX веке совершалась на собачьих упряжках в весенние месяцы. Да и эти попытки добраться до Земли Санникова на собачьих упряжках прерывались торосами и полыньями. Казалось, что гипотетический теплый кусок суши среди льдов или не существует, или таинственным образом абсолютно недоступен. Однако поиски продолжались и после Якова Санникова. Во время русской полярной экспедиции, 13 августа 1886 года, барон Толль зафиксировал в своем дневнике: «Горизонт совершенно ясный. В направлении на северо-восток ясно увидели контуры четырех гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью. Мы вправе, следовательно, нанести в соответствующем месте на карту пунктирную линию и написать на ней: «Земля Санникова».

Подводная банка

Так все-таки: существовал или нет загадочный остров, который хотел найти академик Обручев?! Да, он существовал, но позднее... исчез. Кроме того, неизвестно, каким он был по своим природно-климатическим условиям, обитаем ли он был. Исследователи пришли к следующему выводу: Земля Санникова, как и многие арктические острова, была сложена не из скал, а из льда, поверх которого был нанесен слой грунта. Со временем из-за глобального повышения температуры лед растаял, и Земля Санникова исчезла подобно некоторым другим островам, образовавшимся таким же образом. В месте существования Земли Санникова был обнаружен феномен, называемый в океанологии «подводная банка». Это участок подводного рельефа, который значительно выше окружающей его территории. Данное обстоятельство и привело к тому, что верхушка «подводной банки», покрывшись за многие века толстыми слоями арктического льда, выдалась над поверхностью моря, покрылась грунтом и образовала тот самый теплый оазис посреди льдов. Все это стало известно позднее. А более чем за десять лет до отправки авиаэкспедиции академик Обручев написал научно-фантастический роман «Земля Санникова», построив свой сюжет на допущении того, что такой теплый остров во льдах мог образоваться в результате деятельности вулкана, который уже потух, но еще не остыл и как бы обогревал исчезнувший остров. Что ж, вполне возможно, поскольку такая гипотеза, высказанная в романе, через несколько лет согласовывалась с наличием той самой «подводной банки», которая могла быть не просто подводной возвышенностью, а именно вулканом. И раз так логично это предположение, то кто знает — может, наш земляк Обручев в своем романе верно угадал и остальные характеристики исчезнувшей Земли Санникова. Может, действительно там, в исторических масштабах совсем недавно, жили племена онкилонов и вампу, и сохранились гигантские доисторические чудовища...

Память

Обручев много путешествовал, и по Сибири, и в Средней Азии, и в других частях света. Известен его научный труд даже о природе Гавайев. Наряду с этим Владимир Афанасьевич занимался художественной литературой, многие читатели увлекались его знаменитыми романами «Земля Санникова» и «Плутония». Со временем Обручев покинул Иркутск, научная и общественная деятельность привела его в Москву, где он и проживал. Однако его путешествия и исследования наших сибирских территорий были настолько обширны, что даже среди на редкость богатого творческого наследия ученого выделяются сочинения, посвященные нашему краю. Сибирь тоже хранит память о своем выдающемся исследователе: улицы, названные именем В.А.Обручева, есть в Иркутске и Братске, в верховьях Витима его именем названа гора, а в Кяхте — краеведческий музей. В Иркутске, кроме того, установлен памятник Обручеву около административного здания управления по недропользованию Иркутской области, в сквере (улица Российская, 17), а также имеется мемориальная доска на доме, где он работал (ул. К.Маркса, 2). Академик В.А.Обручев за свою жизнь получил множество наград, дважды удостаивался Сталинской премии, причем за научные труды именно по геологии Сибири. И неудивительно: его знания о наших местах и вклад в их развитие так велики, а его судьба как ученого и гражданина так тесно переплелась с историей нашего края, что Сибирь, думается, вполне можно было бы образно назвать «Земля Обручева».

Метки:
baikalpress_id:  33 788