Без малого век

Ангарчанка Елизавета Куприяновна Заульская — пример невероятного профессионального долголетия, в 90 лет она продолжает работать участковой медсестрой

Куприяновна — так ласково называют старейшую медсестру ангарской поликлиники № 1 коллеги и пациенты. Первого ноября Елизавета Заульская отметила 90-летие, но до сих пор для больных своего участка она самая лучшая сестра милосердия. А сама болеть не умеет — так и не научилась за долгий и трудный век без малого. Может, потому, что смолоду каждый день начинает с купания в Китое в любое время года и в любую погоду.

— В полпятого утра я уже на ногах, иду потихонечку, окунусь, отойду, водичкой сполоснусь два раза горяченькой, поела и побежала. За всю жизнь ни одного больничного — 70 лет в медицине, — гордится Елизавета Куприяновна.

Легкие уколы

Встречает меня Елизавета Куприяновна вприпляску — раскинув руки и отбивая ногами дробь. Вот такой живчик, вроде и возраст ей нипочем.

— Недавно дома ремонт сделала, — делится, счастливая, она. — Потолки выбелила, обои наклеила, двери, батареи и полы покрасила. Посмотрите, у меня квартира блестит вся!

— А что, помочь некому, Елизавета Куприяновна?

— Просить неудобно, не привыкла я, — признается. — Оля, наша старшая медсестра, меня ругает, внук тоже: «Баба, почему сама?». А мне никто не угодит: я старый человек, мне надо по-своему. Они наперекосяк наклеят, а я ровненько, и довольная. Я как с обоями-то? На пол постелю, пять штук подклею, подгоню, полежу, ноги-то болят. Потом опять — и снова полежу, и мне не надо никого! Хотя чего ни попрошу, все сделают, никогда не откажут. Меня попросят что надо — я тоже все сделаю.

Наверное, вот эта черта — быть всегда самостоятельной, другим не в тягость — помогает Елизавете Куприяновне оставаться в свои годы легкой и подвижной.

— Такая струнка у нее особенная, — улыбается Ольга Галимова, старшая медсестра, которая 40 лет с Елизаветой Куприяновной рука об руку и в горе и в радости. — Исполнительность, дисциплина, терпеливость, человечность, сострадание — люди за эти качества ее ценят. У нынешней молодежи во многом понятия о таких нет — в нашей Куприяновне это все присутствует. С 1965 года она работает на одном участке, представляете? Это первые ангарские кварталы. Лежачим, немобильным пациентам нужна помощь на дому — медицинская и не медикаментозная: просто сходить, узнать самочувствие. Она бежит.

— Все субботы-воскресенья, праздники я у больных всегда, — подтверждает Елизавета Куприяновна. — Пришла к больному, разделась, помыла руки, поздоровалась, села, спрошу: как вы себя чувствуете, как спали, как кушали, как оправлялись (всем поинтересуюсь). «Вам делали когда-нибудь уколы?» — «Никогда». Я пробный уколю. Посмотрю — нормально. Начинаю.

— А если боится человек?

— А я уговорю: не надо бояться! Своими словами убаюкаю, потихоньку, помаленечку поставлю, только удивляются потом: «Уже все?». Вот так вот. Раньше могла и под язычок лекарство ввести, если больной умирал. Теперь, конечно, не то, но внутривенные, внутримышечные, подкожные делаю до сих пор.

Не за копейки — на совесть

А кому был первый ее укол, она уже и не помнит — давно то было. В медицине Елизавета Заульская начинала в госпитале воинской части в Кяхте Бурят-Монголии санитарочкой, еще до войны. Потом с отличием окончила двухгодичные курсы медсестер, выхаживала раненых.

— С Японии-то нам всех привозили, — вспоминает она, бывшая девчонка из многодетной семьи, с тяжелым голодным детством, когда с торбой приходилось побираться, корочки просить, крошки собирать, потому что восемь ребятишек отец бросил. — Во время войны его ранили и привезли к нам в госпиталь. Фамилия-то и отчество мои, и меня начальник, полковник, к нему отправил. Пришла в палату, вида не показала, ему ногу отрезали. Перевязки сделала, накормила, напоила, подмыла, положила. Написала маме. Мама мне: «Не смей его домой забирать!». Отец с нами не жил, в другой семье 11 детей. Выписали, он поехал, и все отказались от него — умер прямо под забором: гангрена ноги и туберкулез.

Судьба совсем ее не баловала: с молодости не везло Елизавете на сильное мужское плечо, даже, пожалуй, и не знает она, что это такое. Ждала с фронта жениха, вернулся герой, сыграли свадьбу скромную: две бутылки водки и две буханки хлеба на всех гостей. Двое ребятишек родилось. Поехали в Ангарск в 1954-м. По дороге украли вещи, деньги. Устроились в бараке — по соседству с тараканами, клопами, мышами. Без удобств и горячей воды. Елизавета нашла место в больнице для заключенных, муж — в милиции. Стали подниматься. А потом он руки начал распускать. В 35 лет наша медсестричка осталась одна, двоих детей на ноги ставила, хваталась за любую работу.

В первой поликлинике — с 1963-го, получается полвека.

— Обошла все кабинеты по два раза, работала с лор-врачом, с зубным, гинекологом, — делится Елизавета Куприяновна. — А потом участок дали, я им и живу.

— Работу на участке она часто совмещала, — добавляет Ольга Васильевна, — к примеру, не было обученных сестер в кабинете ФГС. Помните, зондирование, шланг глотали, чтобы взять желудочный сок, — сложная процедура, и на этот трудный «фронт» ее закинули — совмещать за копейки. В свое время младшего медицинского персонала не хватало — в отпуска уходят, на больничные, и она по два-четыре участка обслуживала, получая мизерные деньги.

И за все годы — ни одного взыскания.

— Начальство за меня не краснело, — считает Елизавета Куприяновна, — я трудилась добросовестно. Даже когда не хватало лекарств, шприцев, бинтов для перевязок, обходилась, девчонки обязательно выручали. Бывало, когда чего-то не хватало, никогда не скажу человеку, не обижу, куплю сама, принесу, укол поставлю. Нельзя обижать больных!

Познавшая многие лишения и нужду, сама бесконечно добрая к своим подопечным, Елизавета Куприяновна удивляется черствости некоторых людей:

— Господь Бог, я никогда ни у кого копейки не брала — свое отдам, — восклицает она. — А вот лежала у меня на участке бабушка, у нее рак легких был. Три родственника. Дочка уехала на курорт, оставила ей ведро квасу и две булки хлеба. Я приду, ее помою, еду принесу, поддержу. А как иначе? Днем, ночью ко мне постучат — пойду. Надо УЗИ желудка, печени — помогу, расскажу. Все сделаю.

* * *

Что Куприяновна в Китой каждый день ныряет в любую погоду — про то весь Ангарск знает, газеты написали не раз.

— Без купания я не могу — иначе тело тянет, — показывает, как ее скручивает, если в воду не окунается, медсестра Елизавета.

А так — ноги по лестницам бегают, руки в вену легко попадают, глаза далеко видят, зубы не болят, только слух чуть поводит — так это в 90-то лет!

— Ой, а как меня с юбилеем поздравили! — радуется и утирает слезу Елизавета Куприяновна. — Вечер сделали здесь, полный зал собрался, сколько выступлений, сколько теплых слов сказали — так хорошо! А подарков сколько принесли! Спасибо! Все благодаря Ольге Васильевне и моим дорогим коллегам — любят, опекают меня. Стол накрыли — сама я не смогла бы, тяжело. Вообще, меня начальство не обижало — премии я всегда получала. Был юбилей Ангарска — мне медаль дали. А сейчас-то мне опять медаль подарили, на 90 лет, — ой, какую красивую! Ну как я поликлинику брошу? Если участковой не смогу, на перевязки уйду, лишь бы больным пригодиться....

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments