С любовью к морю

Шелеховчанка Олеся Ильина, мореплаватель, капитан парусного катамарана, вернулась в родную Сибирь после длительного путешествия

Летом мы уже писали про шелеховчанку, обогнувшую на разборном катамаране собственной конструкции южную точку Южной Америки — опасный своими штормами мыс Горн. Сейчас Олеся работает в Москве, но неизменным пунктом в ее путешествиях остается поселок Баклаши Шелеховского района, где живет ее отец. Во время своего крайнего визита (мореплаватели избегают слова «последний») отважная сибирячка рассказала корреспонденту «Копейки» о своих маршрутах и людях, встретившихся на пути.

Первое плавание

Мы живем в центре континента, и научиться ходить в море для сибиряков — дело непростое.

— Олеся, почему вы вдруг захотели ходить по морям, как это произошло?

— Наверное, еще в детстве, лет в 10, — вспоминает путешественница. — Я читала интересные книжки, там было море, кто-то куда-то плыл, были корабли и захватывающие приключения... Так родилось хобби.

Первые права у Олеси Ильиной появились в 19 лет, когда она училась в Новосибирске на биолога и занималась в местном яхт-клубе на Оби.

— В Новосибирске нет моря, только водохранилище — даже не Байкал. Расскажите, когда вы впервые совершили настоящий морской поход?

— Первый маршрут был выбран абсолютно спонтанно, это случилось в 2006 году. Я тогда еще нигде не была, и мне было все очень интересно. Сами новосибирцы считают свой город центром Земли, а я называю его самым сухопутным городом Земли, потому что до любого моря от него одинаковое расстояние. Получалось, что можно поехать на Дальний Восток, на Черное море, на Белое. Мы решили на Восток.

Старт команда шелеховчанки взяла во Владивостоке и извилистым путем по Японскому морю прошла 1400 километров до Советской Гавани — просто марафонский забег!

Олеся Ильина предпочитает холодные моря теплым, часто ходит за границей. С иностранцами команда общается на испанском и английском языках.

— Назовите самое интересное место, которое уже посетили.

— Прежде всего это остров Горн. Яхтсмены бросают там якорь, чтобы бегом подняться на остров и успеть уйти, пока погода хорошая. И поэтому сам остров исследовать никто и не может, — землячка показывает на фото берег, окруженный скалами. — Погода там необычная — дождь или снег идут зимой и летом. Зато там просто волшебные радуги!

Стальной катамаран

Уникальность плавания вокруг Горна Олеси Ильиной в том, что ее команда — первая, кто обогнул южный мыс на разборном парусном катамаране.

— Когда мы вернулись с острова в Пуэрто-Вильямс, к нам буквально ходили экскурсии смотреть наш катамаран, — смеется Олеся. — Всем было удивительно, что на такой посудине мы прошли невероятный маршрут. Даже самых отчаянных яхтсменов поразили — французов!

Один местный гид даже купил Олесин катамаран, для того чтобы возить на нем туристов вдоль берега.

— Сейчас катамараны как раз набирают популярность, раньше спорт был ограничен возможностями самих плавсредств. Это были довольно утлые суденышки, на которых в море было выходить страшно, — Олеся углубилась в историю вопроса. — Сейчас мы используем судостроительный опыт и создаем катамараны с нуля.

Катамаран-первопроходец пролива Бигля — пилотный образец, успешно прошедший свой краш-тест в суровом Южном океане.

— Мы постарались сделать максимально устойчивый катамаран, и за все плавание у него только слегка погнулась одна мачта, — с гордостью подчеркивает моя собеседница. — Использовали стальной каркас вместо дюралюминиевого — и он стал абсолютно жестким, при этом таким же по весу. А со сталью проще работать — легче варить, обрабатывать, можно заварить в любой дыре мира, где она сломалась.

В команде Олеси состоит профессиональный конструктор Михаил Касаткин, а сама сибирячка делает общую парусную схему, учитывая воду, ветер и то, как судно должно держаться на волнах. Задача сложная, но оно того стоит.

Южноамериканские родственники

О далекой стране Чили мы знаем очень мало, зато чилийцы в курсе, где находится Байкал и Саяны. Сибирячка с удивлением узнала, что в школе чилийцам рассказывают теорию о происхождении их предков, которые, по одной из версий, пришли на материк через Северную Америку из наших сибирских Саян. Живут в Чили люди просто и скромно, как в любой нашей северной деревне.

— По удаленности порт Вильямс — это даже не Баклаши, это Крайний Север, — сравнила Олеся. — Правда, там у них есть Интернет, спутниковое телевидение и большие американские джипы, на которых они ездят по пампасам. Народ там очень продвинутый, мы там за дней 10 познакомились со всеми, все нас узнавали. После похода нас позвали на местную радиостанцию.

Занимается местное население в основном скотоводством и ловлей крабов — рядом есть крабоперерабатывающий завод. Даже члены команды Олеси, когда пытались порыбачить, из сетки вытащили только рыбьи скелеты и наглых сытых крабиков.

— А русские там были?

— Нет. Но в первый же день, приехав на край света, мы встретили русскоговорящего человека — эстонку Карину. Но и с местными общались хорошо. Пока 2 недели ждали груз, мы вели светскую жизнь: научили местных варить борщ, устроили пельменную вечеринку. В общем, имели успех!

— Заграница — это хорошо, но как же родной, можно сказать, водоем Байкал?

— А я как раз приехала, чтобы продвигать здесь наши катамараны, — делится планами девушка. — Катамаран — идеальное парусное судно для России, так как не требует места хранения, стоянки и может пристать к любому берегу. На Байкале очень мало мест, где можно нормально пристать на яхте.

Еще в проекте у девушки экспедиция у берегов Австралии. Сейчас команда изучает вопрос безопасности — у рифов много акул, которые могут прокусить баллон на катамаране. А еще Олеся Ильина хочет приобрести яхту, чтобы выходить в океан.

— Я люблю море, — говорит она. — А любить его можно разными способами — и на катамаране, вблизи берега, и на яхте — в открытом море. Когда первый раз бываешь в новом месте, смотришь на все большими удивленными глазами и ничего не понимаешь, появляется больше вопросов, чем ответов. Поэтому и на острове Горн нас увидят еще не один раз!

Метки:
baikalpress_id:  18 885