Зернышко к зернышку

Окончание. Начало в № 45

С 1960-х годов ФГУП «Элита» Россельхозакадемии выращивает семена высокого качества для земледельцев Приангарья: сеет и продает районированные сорта пшеницы, овса, ячменя, гороха. И не только. Предприятие, сумевшее сохранить себя в тяжелые годы, занимается животноводством — держит фермы, сдает молоко, разводит племенной скот. В хозяйстве есть мельница, пасека, лесопилка, начали строить дома для доярок и механизаторов. «Потому что умеют работать наши люди. До русского человека китайскому работею ох как далеко», — считает Юрий Иннокентьевич Белоусов, до недавней поры возглавлявший хозяйство, а теперь его главный агроном. «Только относиться нужно с уважением к деревне и крестьянскому труду. На них Россия держится», — говорит он.

Старики не помнят...

Две тысячи тонн отборных семян собрали нынешней осенью во ФГУП «Элита» Россельхозакадемии. Хватит, чтобы засеять 8 тысяч гектаров пашни и получить урожай зерновых, так сказать, с гарантией. Устойчивые к разного рода напастям сорта, которые тиражируют в хозяйстве, — работа селекционеров, в первую очередь сибирских. Целая структура создана для продвижения достижений селекции, где совместно трудятся ученые, земледельцы, управленцы.

— Представляете, схема какая? — растолковывает Белоусов мне истину о том, что будущие тонны и центнеры начинаются с маленького мешочка зерен. — Вот выведен сорт, описан колос: соломина, жилки, прожилки, выступы — все характеристики. Сначала проводят конкурсные испытания в разных зонах Иркутской области: в Братском районе, Нукутском, Иркутском, Нижнеудинском, Усть-Удинском. Сравнивают с ранее районированными сортами в течение нескольких лет, и, если новый сорт показал лучшие результаты, его районируют. После этого Иркутский НИИСХ два года занимается его размножением, а на третий — берем мы. Из суперэлиты — а это еще совсем молодое, здоровое растение — переводим в элиту. Кстати, на суперэлиту спрос тоже есть, но объемы у нас не такие большие, чтобы ее продавать, хотя цена приличная.

Получается, чем выше урожай в Захале или Еловке, тем больше в Приангарье высококлассных семян. А на хороший результат здесь, как и везде, приходится потрудиться. При малых ресурсах и капризной погоде.

— С природой как? — смеется Юрий Иннокентьевич. — Будто в шахматы играешь: она за белых и ход делает первой. А ты — уже второй...

Вот этим летом, например, случилась засуха, кто ожидал? Урожай, правда, не подкачал.

— По существу колос успел сформироваться и подгона не было, поэтому намолотили достаточно, — объясняет Белоусов. — В прошлом году, наоборот, в мае-июне подсушило, потом в июле пошли дожди и произошел подгон, то есть у зерновых появились слаборазвитые побеги, за счет этого мы потеряли и объем, и качество семян.

Для того чтобы избежать негативных явлений, подбираем почвы для каждого сорта; лучше он растет в тех условиях, в которых выведен, — продолжает бывалый хлебороб. — Например, бурятские. Они выведены в засушливых условиях, и мы размещаем их на тех землях, которые больше страдают от засухи. Так, в четвертом, Муринском, отделении очень легкие почвы, механического состава, мелкие супеси, и осадков выпадает меньше, поэтому бурятские семена дают урожай. Тулунская-12 с Тулунской селекционной станции, в том районе фиксируется 360 мм осадков в среднем за год, у нас — 280. Сорт более влаголюбивый, поэтому размещаем его в Еловке — в лесной зоне, где почвы серые, тяжелого механического состава, хорошо держат влагу. Если посеять Тулунскую-12 в Мурино, вообще ничего не получишь. Три года, как закупили Ирень в Свердловской области, размножаем в Куядском отделении. Районирована она была давно, и мы ею не занимались, но крестьяне, видя преимущества Ирени перед Тулунской-12 в некоторых зонах, сами ее развели, и сейчас она в области занимает 50 процентов посевов. А мы уже догоняем, потому что нужны элитные семена. Купить их невозможно — в прошлом году продали часть, нынче. По ячменю также подбираем — культура не любит супесчаных почв, поэтому сеем в Захале.

Что касается изменения климата, которое постоянно пророчат, Юрий Иннокентьевич шутит.

— Поговорка есть: старики не помнят такого года, — иронизирует над обывателями Белоусов, который десятки лет наблюдает за землей. — А старики всегда чего-нибудь не помнят — подобной осени или лета. «Ой, такой ветреной весны никогда не было!», — охают старожилы. Да всю жизнь мужики в телогрейках на сеялках стояли, потому что ветер и снег пробрасывает, ничего не изменилось!

На ком страна держится

А на мехтоку тем временем продолжают готовить зерно к зиме.

— Просушили мы его уже на первом этапе, еще в поле солнышком, — объясняет Юрий Иннокентьевич. — Растения ведь живые организмы, дышат, теряют влагу, начинают самосогреваться, аккумулируют кислород, выделяют тепло и сгорают. Поэтому самое важное — просушить. И отбить сорняки. Мы сделали грубую очистку и теперь доводим до кондиции.

Если зерно правильно засыпать, оно может дожидаться своего часа и десять лет. Элиту сохранить несложно, делится агроном, главное — семена не смешивать и не сеять в пырей.

Наивысший урожай в хозяйстве получили в этом году в Еловском отделении. Даже пришлось строить новое хранилище. С нами здоровается усатый джигит. Мухамед Исламбекович Мударов — управляющий.

— Очень хороший, между прочим, мужик, бывший военный, — говорит о своем подчиненном Белоусов и рассказывает: — Неподалеку стояла ракетная часть, сейчас ее сократили, он там служил. Женился на нашей, из Еловки: солдаты ходили на танцы в клуб, там Мухамед и встретил свою будущую жену Наташу Мальцеву. Мухамед — черкес, из Ставропольского края. Сначала уехали к нему на родину, потом вернулись. Шофером работал, теперь управляющий. Считай, тот же директор, только в своем отделении. Ему всех больше и достается: чуть чего — он! За старшего — от посевной и до уборочной. Ремонт, техника — его забота. Тут, в отделении, у людей вся жизнь проходит — от рождения до смерти. Роженицу перевезти, заболел человек, умер, похороны — все бегут к управляющему. А к кому больше?

Конечно, без экспериментов в растениеводстве и животноводстве, без технических изобретений не обойтись. Вот и нынче в «Элите» новые сорта многолетних трав запустили, установили напольные сушилки — постоянно что-то придумывают. Однако богатство села — его труженики, не устает повторять Белоусов.

— Однажды мне пришлось отвечать одной корреспондентке на вопрос: «Как вы работаете с этими людьми?». Деревня спилась, утверждала она, — вспоминает Юрий Иннокентьевич. — Посмотрите, говорю, доярка уже в полшестого утра идет на ферму коров доить, а потом в обед, и еще вечером за полтора километра, с фонариком возвращается домой, где у нее трое, а то и четверо своих ребятишек. И она — пьяница? Комбайнеры, поглядите, как вкалывают? Страда идет, и этих мужиков я утром держу, чтобы они не выехали раньше: они готовы в 8—9 часов утра на поле быть. А зерно сырое, нам оно не нужно — надо, чтобы солнце взошло и естественным путем его высушило. Зачем тратить деньги, когда природа сама может помочь? Так вот я их до обеда не пускаю в поле и вечером, только роса упала, выгоняю. А они умеют и будут работать — наш человек неспроста пришел, от Урала до Аляски земли покорил. Да никогда китайцам до нас не дотянуться!

Другое дело — надо крестьянина заинтересовать материально, чтобы знал, за что он трудится. Чтобы зарабатывал и мог прокормить свою семью. А то поставили деревню на три тысячи в месяц и говорят, что там все лодыри и пьяницы. А что можно на три тысячи? Как родить ребенка, обучить его? Таким макаром только бомжа можно воспитать — вечного раба.

Обидно Белоусову за деревню, за то, что думают, что люди там живут второго сорта.

— Нас за быдло считать не надо, — уверяет он. — У тракториста интеллект не меньше, чем у генерала, — школу-то мы одну оканчивали, мыслим примерно одинаково! Почему думают, что деревенские могут только хвосты коровам крутить, что им не нужна хорошая зарплата, дороги, автомобили, образование, культура? Почему село не может зажить нормально? Потому что махнули рукой: как-нибудь проживет, прокормит себя! И смотрят люди: перспективы нет, собираются и уезжают. Так вся Россия обезлюдела, а деревни не будет — останемся без страны.

Метки:
baikalpress_id:  18 887