Огонь сквозь воду

Иркутянин Николай Рыбаченко удостоился чести погрузиться с олимпийским огнем в Байкал

Не за горами событие, которое, безусловно, станет историческим: в Иркутскую область впервые прибудет олимпийский огонь. Это произойдет 24 ноября, и уже известны имена людей, которым доверят пронести огонь по нашей земле. Среди 140 человек — известные спортсмены региона, политики, врачи. Но только одному из них предстоит совершить самый необычный рейд с олимпийским факелом в руке. Впервые за всю историю Олимпийских игр огонь будет опущен в воду на глубину в 20 метров. Дайвера, который совершит это погружение, зовут Николай Рыбаченко. Мы встретились с ним незадолго до знакового спортивного события, чтобы познакомиться поближе и узнать все подробности предстоящего мероприятия.

Красота подводная

Николаю 26 лет, он спасатель. В Байкальском поисково-спасательном отряде три года, участвовал в 30 сложных операциях и уже зарекомендовал себя настоящим профессионалом,. Про таких говорят — настоящий мужчина. В этом году Николай окончил исторический факультет ИГУ, защитил диплом на тему «Иркутяне в Великой Отечественной войне».

Учебу в университете прервал после первой же сессии — призвали в армию.

— Мне уже 20 лет было, — объясняет мотивы своего поступка Николай, — поэтому я решил не тянуть с отсрочкой от службы. И ни разу не пожалел об этом.

Как и многие деревенские жители, Николай хорошо плавает с детства и еще в школе научился задерживать дыхание под водой до трех минут. Поэтому в военкомате заявил, что желает попасть на флот. Так он оказался во Владивостоке, в мореходной школе. Оттуда он в числе еще шести избранных был отобран в 159-й отряд специального назначения по борьбе с подводно-диверсионными силами, где начал осваивать азы водолазного искусства.

— В апреле 2009 года я стал погружаться в океан, — рассказывает Николай. — В первый раз, конечно, было очень страшно! Нам, срочникам, выдавали старое, еще советских времен, снаряжение, которое периодически выходило из строя, а когда под тобой километры глубины, становится жутковато. Зато сколько впечатлений — не передать!

Служба, признается он сейчас, была увлекательной — приходилось стрелять из подводного оружия, устраивать тренировочные диверсии. Боевому пловцу давалось все с такой легкостью, что ему предложили остаться в армии. Но юноша решил закончить учебу в университете. Правда, вернувшись из армии, Николай понял, что не хочет расставаться с «водолазкой». Изучив предложения в Иркутске, решил подать документы сразу в три службы — в пожарную часть, областную водолазную службу и МЧС. Ответ везде был положительным, но он выбрал Байкальский поисково-спасательный отряд.

— Подкупил опять же Байкал, — улыбается он. — Сейчас я рад, что вхожу в число тех людей, которые могут увидеть его красоту из глубины. Люди, когда смотрят на озеро, всегда думают: какое оно красивое! На самом деле оно намного лучше! И на глубине все по-другому. За Большими Котами, например, находится стена метров сорок высотой. Кажется, что ее человек сделал — она как будто выложена из ровных мелких камней. А сколько там разных подводных пещер...

«Надеешься только на крепость рук, на руки друга и...»

С февраля 2010 года Николай работает спасателем. Для этого ему пришлось освоить специальности спелеолога и взрывника. Круглый год он в составе своего отряда выполняет сложные операции по подъему из воды людей и машин, подрыву ледяных заторов, обеспечивает безопасность туристов в горах Восточного Саяна. В этом году Николай Рыбаченко в составе БПСО помогал спасать от наводнения жителей Дальнего Востока.

Что касается общего количества погружений, то тут Николай уже сбился со счета. Тренировочные спуски происходят регулярно, при любой погоде. За это время, кстати говоря, иркутские водолазы нашли на байкальском дне немало интересного. В порту Байкал, например, лежат якоря, рельсы и вагоны, которые еще в царские времена строили.

— Недавно я нашел глиняную кружку конца XIX века, — рассказывает Николай. — Она лет сто пролежала на дне и вся обросла водорослями. Интересно, что я ее несколько раз полностью мыл, обрабатывал, но она все равно зарастает зеленью. Сейчас дома у меня лежит, но я думаю ее в музей, бывшим коллегам, отдать.

Самая большая глубина, на которую приходилось опускаться Рыбаченко, 40 метров, глубже — опасно. У неподготовленных людей даже после 30 метров начинается азотный наркоз — они буквально пьянеют под водой, за такими необходимо следить, дабы они что-нибудь не натворили.

Между прочим, в этом году Николай уже стал главным героем научного документального фильма «Приключения тела: испытание, погружение», который снимали москвичи. В этой киноленте как раз будет наглядно показано, как ведет себя человек на дне большого водоема и что происходит с его организмом. Съемки проходили этим летом на Байкале. А увидеть картину можно будет на телеканале «Россия-2» уже в этом октябре.

— Конечно, в любой профессии есть свои плюсы и минусы, — говорит Рыбаченко. — Но я знаю, что сделал правильный выбор, и горжусь своей профессией.

И огонь в воде не погаснет?

О том, что погружать на дно Байкала олимпийский огонь будет именно он, Николай узнал в июне. Вспоминает, что испытал дикий восторг.

— Это классное чувство, — с улыбкой признается он.

Из Москвы уже прислали специально сшитый для Николая и расписанный под хохлому водолазный костюм с сочинской тематикой. Олимпийский факел иркутянин получит в тот день, когда прибудет и огонь.

— Я читал инструкцию, которую мне прислали, — делится первыми впечатлениями Николай. — У меня будет точно такой же факел, как и у всех остальных. Организаторы пишут, что никаких проблем не должно быть: в факел под большим давлением будет подаваться газ, в результате чего огонь будет гореть даже в воде. Я уверен, что все пройдет легко — ведь факел весит всего 2 кг. Моя задача — опуститься на 20 м, потом подняться и передать его представителям Олимпийского комитета. Конкретное место погружения, кроме того, что это будет в Листвянке, я еще не знаю.

Погружение будет транслироваться в прямом эфире по федеральным телеканалам.

— Если честно, — признается спасатель, — я немного переживаю. В инструкции написано, что огонь этот и в воде не гаснет, и на ветру. Но мы все уже знаем, что при прохождении олимпийской эстафеты в Москве огонь гаснул несколько раз и его даже поджигали от зажигалок. Под водой я его, конечно, зажечь не смогу. Остается надеяться, что все пройдет как и задумано — успешно.

Кстати, любой участник эстафеты может приобрести на память факел, который нес (он стоит 13 тыс. руб.). Николай уже решил, что сделает это, а потом подарит его Музею истории города Иркутска, где сам не так давно работал.

Метки:
baikalpress_id:  18 793