Место встречи — Марково

Бывший секс-символ Советского Союза Владимир Конкин выступил против «постельного» кино

В минувшие выходные Иркутскую область посетил заслуженный артист России Владимир Конкин. В Байкальске совместно с творческой группой «Дети Мельпомены» актер представил спектакль «Муж, жена и сыщик», а в Слюдянке и Марково Иркутского района провел творческие вечера. На встрече с культовым актером побывал и корреспондент «Копейки».

Миссия выполнима

Людям старшего поколения нет нужды представлять актера: начиная с 1974 года — даты выхода фильма «Как закалялась сталь» с Павкой Корчагиным, Владимира Конкина знал весь Советский Союз. Потом были не менее знаковые картины — «Аты-баты, шли солдаты...» и «Место встречи изменить нельзя». Всего Владимир Конкин сыграл в 49 кинолентах и 70 спектаклях. Его голос также можно слышать во многих зарубежных фильмах, где он работал на дубляже, например в трилогии «Властелин колец», фильмах «Последний самурай», «Идентификация Борна», «Миссия невыполнима — 2» и многих других.

Приезд Конкина в Иркутскую область организован при поддержке правительства Иркутской области, министерства культуры и архивов Иркутской области и Иркутского областного кинофонда.

Вот как он сам рассказывает о цели своего визита:

— Свою основную задачу и цель я вижу в том, чтобы приезжать туда, где иногда десятилетиями не ступала нога артиста, — говорит Владимир Конкин. — Когда-то подобные встречи были нормой, но сегодня времена другие, и почти все теперь упирается в деньги. Дело не в том, что все артисты думают только о деньгах. Просто для того, чтобы организовать приезд из Москвы в ту же Слюдянку или Марково, нужны деньги на билеты, питание, гостиницы. Увы, местный бюджет того или иного района не всегда может это позволить. И поэтому я крайне благодарен иркутским властям за то, что они позволили мне встретиться с вами.

Общение прошло на одном дыхании. Хотя, казалось бы, от одного словосочетания «творческая встреча» может свести скулы. Но не в том случае, когда ее проводит Владимир Конкин. Талантливый актер умеет держать внимание публики, превращая общение со зрителем в полноценный спектакль, где играет самого себя.

— «Как закалялась сталь» для меня, конечно, знаковый фильм, — рассказал он. — Хотя впоследствии я снялся во многих картинах, меня еще долго называли Корчагиным, и это раздражало. Но сейчас, когда прошли годы и многие молодые люди просто не знают, что такое произведение существует, я, наоборот, напоминаю об этом. Я сейчас даже больше люблю этот фильм, иначе на него смотрю. Ведь на экране это уже не я, а другой молодой человек. Он живет своей жизнью, и мне приятно, что эта жизнь многим из вас не противна.

И грустно, и смешно...

При съемках любого фильма, даже самого серьезного случаются смешные казусы. Гость рассказал об одном таком случае, произошедшем во время работы над лентой «Как закалялась сталь».

— Мы приехали в село Старые Цыбли под Киев. Там режиссер Николай Мащенко еще с лета облюбовал здание старой бревенчатой школы, чтобы снимать эпизод из четвертой серии, когда кулаки решили застрелить Корчагина, но вместо него убили Гришутку.

Мы приехали на съемки в конце октября. Осенью, понятно дело, уже не было никаких зеленых листьев — а у нас по сценарию лето. Такая задержка произошла по той причине, что изначально на роль Корчагина был утвержден Николай Бурляев, а я — на роль его антипода Цветаева. Вообще, у Коли была большая киносудьба — он снимался с детства, в том числе и у Тарковского, но, может быть, это его и испортило. Вел он себя своеобразно: не та гостиница, машина не того цвета... Сейчас себя так многие звезды ведут, но тогда это было неприлично, дико и напрягало съемочную группу. В итоге Корчагиным сделали меня и нам пришлось переснимать многие эпизоды, а время-то шло!

В общем, чтобы создать иллюзию лета при съемках убийства Гришутки, наши художники привязали к деревьям зеленые пластмассовые листья. Поскольку трава пожухла, ее опрыскали с вертолета зеленой краской. Еще одна сложность была в том, что нам нужно было раннее утро, в которое произошло убийство, — какие-то 45 минут. А тут ночью пошел ливень. Под утро — первые морозы, на крышах появились сосульки. Что делать? Опять целый день ждать? И тут к режиссеру подходит пиротехник: «Давайте я вам здесь взрывчик устрою, взрывной волной все и сшибет. Я уж 25 лет этим занимаюсь, можете мне доверять». Делать нечего — Мащенко согласился.

Отошли мы на безопасное расстояние, ба-бах! Дым рассеялся, и мы видим — на школе действительно ни одной сосульки. Ни одного стекла в школе тоже нет. А все мы почему-то более чем странно пахнем. Тут выяснилось, что второпях основной заряд взрывчатки пиротехник заложил в то место, где стоял старый школьный туалет. И вот все, что там было закопано, взлетело на воздух, после чего опустилось на нас и зевак. Местная баня до тех пор не видела такого наплыва народа!

Все как в жизни...

Интересно, что Конкину, из-за болезни не служившему в армии, по иронии судьбы часто доставались именно армейские роли. И именно эти роли в числе его наиболее удачных работ. Одна из таких ролей — младший лейтенант Суслин в драме Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты...». Как признался сам актер, этот фильм едва не стал последним в его жизни.

— Если помните, там есть финальная сцена, где горят немецкие танки и погиб уже весь взвод, а младший лейтенант уже сделал свой последний выстрел. Патроны кончились, и танк прет на моего героя. А потом через несколько секунд мы уже видим, как из-под танка вылетает его окровавленная шубейка, смятое противотанковое ружье...

Так вот у каждого танка есть мертвая зона, когда водитель тебя не видит. Специально для меня поставили малюсенькие красные флажки — это была линия, после пересечения которой танком я должен был из своего окопа нырнуть в более глубокую яму, которую вырыли рядом, ну чтобы меня по-настоящему не раздавило... И вот началось. Танк идет. Доходит до флажков. А я смотрю на него словно загипнотизированный. Клянусь — вся жизнь перед глазами прошла. Я увидел много: маму, папу, себя — маленьким, в первом классе музыкальной школы, потом в университете... Танк идет, а я стою. И в этот момент один из операторов сделал необыкновенный прыжок, пнул меня в спину. В кадре, конечно, это не видно. Я еще не успел долететь до дна ямы, как танк уже крутился надо мной. Когда в итоге меня выкопали, я был буквально в лохмотьях, это противотанковое ружье меня просто избило. Тут кровь нарисованная, тут настоящая...

«Нравственный закон внутри меня»

Еще один взлет популярности актер пережил, сыграв в 1979 году Владимира Шарапова в многосерийном телефильме Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». О том времени Конкин до сих пор вспоминает с противоречивыми чувствами.

— Главный герой фильма не Жеглов, как многие думают, а Шарапов! Потому что прежде всего есть закон и нельзя его применять так, как удобно. И не надо путать талантливую актерскую игру с сюжетом. Для зрителя же Высоцкий обаяшка, а значит и Жеглов... А с этим обаяшкой, скажу вам, было очень сложно работать. Я любил Высоцкого, но тут возненавидел. Потому что он временами такое вытворял, что руки опускались. Могу признаться: иногда я даже плакал от бессилия. Вот только что он такой замечательный, балагур, весельчак — и тут же становится зверенышем...

Популярность, конечно, у него была бешеная. Помню, снимали мы эпизод, когда в Большом театре брали Ручечника (Евстигнеева). Мы ждали двух часов ночи, когда Москва более-менее засыпала, веревочками окружали колоннады Большого театра, где мы шли и вели диалог. Но самые отпетые почитатели Высоцкого все же стояли за оцеплением. Стоим мы втроем — я, Говорухин и Высоцкий. Володя ненадолго отходит в костюмерную, как вдруг раздается его крик. Мы оборачиваемся, и наши челюсти опускаются на асфальт: одна из поклонниц все же просочилась через ограждение. Увидев своего кумира, она не нашла ничего лучше, как... укусить его за плечо! После этого Высоцкий вообще боялся один передвигаться.

Закончил встречу с жителями поселка Марково Владимир Конкин следующими словами:

— Прежде всего у хорошего фильма должна быть идея, где русский герой будет порядочным, достойным, умным, за которым хочется идти и подражать ему. Мне жаль современных молодых людей, которые не знают, что такое «Как закалялась сталь». Жаль того, что они смотрят по телевизору про убийства, секс и наркотики. Кого же мы в итоге воспитаем? Актер должен быть прежде всего доктором этого общества. И мой зритель знает, что я не буду делать скабрезности на сцене. Никогда не буду сниматься в том, что может обидеть и оскорбить зрителя.

Метки:
baikalpress_id:  33 864