По гамбургскому счету

Первый в истории иркутского спорта профессиональный боксер, 28-летний Игорь Михалкин, стал обладателем золотого пояса — высшего континентального титула по версии Всемирной боксерской организации (WBO)

Из 15 боев на профессиональном ринге Игорь Михалкин уступил только однажды — три года назад, в 11-м поединке, своему одноклубнику по гамбургскому Universum, поляку Алексу Кудиенскому. После этого поражения Игорь едва не завершил свою карьеру. Но, взяв на размышление полтора года, он все же возвратился на ринг и сумел изменить в личном правописании знаки препинания, превратив «точку» в «восклицательный знак». В начале июля в 12-раундовом поединке за звание чемпиона мира иркутянин наказал конголезского француза Дуду Нгумбу, после чего приехал на побывку в родной Иркутск, уже имея в кармане контракт с немецкой фирмой ЕС-Boxing.

Сей документ гарантирует спортсмену в ближайшие год-два 10 боев с оппонентами, жаждущими отобрать у него золотой пояс.

— Не возражаешь, если спустимся с небес на землю, вернее — с профессионального ринга мысленно вернемся на любительский и вспомним, как все начиналось?

— В боксе я с 12 лет. Занимался в «Локомотиве», у Георгия Павловича Черемисина. Благое было время. Именно с подачи этого жесткого, но справедливого наставника я понял, что такое настоящий спорт. Сейчас наш зал отобрали, да и мой первый тренер отошел от дел. Правда, до этого баловался кикбоксингом в школе № 28, что на Синюшке. Но то была скорее развивающая физкультура: мы бегали, прыгали, чего-то там изображали... Именно с помощью Георгия Павловича я прорубил окно в большой бокс: золото на чемпионате Европы среди юниоров, победы в матчевой встрече Россия — Куба, на Кубке памяти Никифорова-Денисова, на чемпионате мира среди полицейских — это наше общее достижение.

— Многообещающего полутяжа-международника Игоря Михалкина взял под свою опеку тренер молодежной сборной страны Олег Меньшиков, с условием покинуть родные пенаты и перебраться в Москву...

— Кто же откажется от такого заманчивого предложения! Я долго думал, но с благословления своего папы, Геннадия Петровича, в прошлом чемпиона России, все-таки переехал в столицу.

— Переход во взрослый бокс для многих становится камнем преткновения...

— Адаптация прошла безболезненно. Пробился в обойму национальной сборной. Но в моем полутяжелом весе выступали чемпион мира и Европы Евгений Макаренко, Егор Мехонцев, ставший чемпионом Олимпийских игр в Лондоне, Артур Бетирбиев, также выигравший золото чемпионата мира и Европы. Вот такая элитная компания. На чемпионатах страны я так и не смог завоевать медаль.

— Согласно статистике, на любительском ринге ты провел 240 боев, из них выиграл 228.

— Мои показатели могли быть еще круче, не будь этого трио. Одному Мехонцеву проигрывал трижды. Не скажу, что был так уж слабее будущих знаменитостей, но факт остается фактом. Все они пошли дальше. Я же посчитал, что в любителях добился немалого, вот и решил попробовать себя в профессиональном боксе, пойти по неизведанным дорожкам, повращаться в ином спортивном мире. В июле 2007 года я подписал контракт с немецким клубом «Универсум» — оттуда, между прочим, вышли братья Кличко. В октябре провел свой первый бой под руководством Торстона Шмидта. Хороший тренер, хороший парень, но наши взгляды на бокс разошлись. Попросился в группу выходца из СССР, в прошлом чемпиона Европы, Магомеда Шабурова, прочно осевшего в Германии и проповедовавшего более близкий мне стиль. Но вскоре в клубе грянул кризис, он обанкротился. Я оказался в подвешенном состоянии. Вернулся в Иркутск. Тренировался самостоятельно, не без надежды вернуться в профи.

— Случилось?

— Про меня вспомнили. В прошлом году позвали в гамбургский ЕС-boxing. Это новый клуб, пока не очень раскрученный, в нем не так много боксеров. Но, с другой стороны, это плюс — проще организовать бои. Познакомился с одним из лучших российских менеджеров — Владимиром Викторовичем Хрюновым, промоутером таких величин, как Поветкин, Лебедев. Он организовал мне 8-раундовый бой с Ханзы Вендерой, который я выиграл нокаутом. Но конкретного договора с Хрюновым не было. И вдруг поступает предложение отбоксировать титульный 12-раундовый бой с Дуду Нгумбу во Франции. Конечно, это была с моей стороны авантюра — после такой длительной паузы сразу же биться за золотой пояс. Но я принял вызов.

— Три года назад ты уже боксировал с Нгумбу в Германии. Тот бой с чернокожим соперником вызвал немало споров.

— Откровенно говоря, многие специалисты да и болельщики поставили мою победу под сомнение. Да я и сам чувствовал, что родные стены, свои судьи помогли. Короче, посчитали, что выиграл он, но руку подняли мою. Так бывает. За то время, пока я был не у дел, Дуду Нгумбу 11 хороших боев провел — выиграл у Алекса Кузнянского, того самого, который едва не поставил крест на моей дальнейшей карьере, а в марте этого года завоевал золотой пояс. С кем защищать титул сильнейшего? Он предложил мою кандидатуру. Не знаю, что двигало французом. Скорее жажда мести. Он не оставлял надежды взять реванш, доказать несправедливость своей неудачи на чужом поле. Совет всемирной боксерской организации, рассмотрев мою кандидатуру, сказал: поединку быть. Все-таки я не парень с улицы — в свое время занимал высокие строчки в рейтинге, побеждал на открытом чемпионате Германии. Провел две недели спаррингов, под руководством тренера Бюлента Васара подготовился не только теоретически — смотрел видеозаписи многих поединков Нгумбу, но и тактико-технически, набрал неплохую физическую форму.

— Бой за золотой пояс проходил на сей раз на его территории — в Париже?

— Да. Что сказать? Отбоксировал все 12 раундов. Начало было за ним. Потом удалось переломить ход поединка. Догнал. Заключительные 12 минут уже прошли под мою диктовку.

— Арбитрам ничего не оставалось делать, как присудить победу Игорю Михалкину?

— Заметь: не пиррову. На сей раз ни о какой предвзятости речь не шла. Теперь уже за мной право выбора соперников — золотой пояс позволяет воспользоваться такой привилегией.

— Игорь, извини за дилетантский вопрос: чем отличается профессиональный бокс от любительского? Проведи ликбез...

— Любительский бокс скоротечен. В основном победа присуждается по очкам. Мы же работаем без шлема, перчатки более жесткие, позволяющие точечно наносить удар. Ты должен выбрать правильную тактику, позволяющую подавить соперника, лучше отправить его в нокаут, а если не получается, необходимо рассчитать свои силы — все-таки ты на ринге проводишь 36 минут. Но кому хочется пыхтеть 12 раундов? У любителей твой соперник часто одна большая загадка, которую ты разгадываешь по ходу пьесы — во время поединка. В профессиональном боксе, прежде чем выйти на ринг, ты досконально изучаешь будущую жертву и готовишься к «охоте» месяцами. За рассечение брови бой не останавливают. Поощряют, чтобы ты добил соперника. Каждый поединок — это испытание себя, своей воли. Ты всегда уговариваешь себя: ты должен, ты можешь. Поначалу, конечно, было страшновато. Ведь на месте жертвы в любой момент можешь оказаться ты. Но таковы правила игры, если хотите — корриды.

— Но бой быков в Каталонии в прошлом году запретили...

— При всей его кровожадности профессиональному боксу, популярнейшему в Европе, собирающему не только полные трибуны, но и баснословные деньги, эта участь не грозит.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments