Капитан Латынцев

Эпизоды из жизни ленского речника, которому в октябре исполняется 80 лет

Конец октября 1944-го. Шел четвертый год Великой Отечественной войны. Красная армия победоносно громила ненавистного врага, все ближе продвигаясь к его логову — городу Берлину. А в тылу все тяжелейшие военные годы по-ударному трудились под лозунгом «Все для фронта!» наравне со взрослыми и дети, особенно в сельской местности.

Но на протяжении всего лихолетья мальчишки еще и играли в войну — шли ватагой на ватагу, а зимой рыли окопы в снегу, строили доты, использовали любое укрытие. «Воевал» со своими друзьями в бомбоубежищах города Свободного и Юра Латынцев. Однажды в этих баталиях он получил хороший удар по голове кирпичом, вдобавок угодил в яму с водой и сильно простудился. До сих пор не любит молоко, особенно горячее, которым отпаивала его мать.

Сыны полка

Юрины друзья по школе, с которыми он вместе играл в войну, — Ваня Яценко, Гриша Лапшин. В 1944 году, прочитав повесть «Сын полка» писателя Валентина Катаева, мальчишки захотели попасть на фронт и по примеру главного героя, Вани Солнцева, стать сынами полков. Ребята задумали побег. Началась подготовка. Прежде всего нужно было запастись харчами, а с ними было ох как туго. Юра помаленьку, незаметно от матери, припрятывал хлеб — ведь кроме него в семье еще четыре рта. Мать, Агния Васильевна, сильно болела и не работала. Кормильцем был отец, Леонид Романович, фоторепортер газеты «Амурский железнодорожник». Он часто бывал в командировках, в том числе и на китайской стороне, выполняя особые задания.

... Когда пришел благовещенский поезд, народу собралось очень много, все лезли, началась давка. В вагон забрались только четверо друзей, двое остались на перроне. Вчетвером забились на верхнюю полку. Поезд тронулся, и они поехали на запад, на фронт. На следующую ночь состав прибыл на конечную станцию Шимановскую. Нужно было где-то переночевать. Побродив по вокзалу, забрались в старые вагоны, но в них не нашлось чистого места, и ребята вернулись на перрон. Вот тут-то нос к носу и столкнулись с милицией. Всех четверых привели в дежурную комнату и начали допрашивать. Беглецы стали утверждать, что у них нет родных и они едут на фронт, чтобы стать сынами полка.

Вдруг один из милиционеров увидел у Юры на плече сумку от противогаза. Он подошел, взял ее и вынул содержимое. А там — о, Боже! — учебники и тетрадки ученика 4-го класса Юрия Латынцева. Дежурному не составило труда дозвониться в Свободный, а затем в Благовещенск, где отец был в командировке. Беглецов оставили ночевать в дежурке.

Утром дежурный милиционер выгнал ребят, надеясь, что они поедут домой. Но тут подошел воинский эшелон, шедший на запад, и пацаны вмиг оказались в тамбуре товарного вагона. «Ура! Едем на фронт!» Ехали весь день. Вечером поезд сделал остановку на станции Талдин — оказалось, будут стоять до утра. Солдаты высыпали на перрон, пели песни и плясали. Но ребятам-то нужно было спешить. Когда появился скорый поезд, мальчишки вскочили на подножки вагонов и под покровом темноты продолжили путь. Проехали до станции Большой Невер, промерзли до костей. Хорошо, что у Юры был полушубок. На вокзале нашли укромное местечко, где, голодные и холодные, провели остаток ночи. А утром отправились на базар. Ужасно хотелось есть, но денег не было. Их немного раздобыл Ваня Яценко. Впроголодь провели день. Поезда не шли. А на ночлег опять устроились на вокзале. Тут-то их и усмотрели дежурные по вокзалу. Женщины есть женщины, они по-матерински поговорили с ребятами, расспросили, пожалели и накормили. А беглецы к этому времени уже выдохлись.

Ночью ребят посадили в один из вагонов воинского эшелона, шедшего на восток. Военные взяли их в купе, накормили, отогрели, а те опять за свое: «Возьмите нас с собой бить японцев!» Солдаты хохотали, но все же попросили офицеров взять ребят с собой. Ответ был — «Нет!».

Вот и родимый город Свободный... Мальчишек потянуло домой. Глаза застилали слезы после мучительного путешествия. Так закончился побег на фронт. Дома Юру встретили спокойно, без наказания. Родители сочувствовали ему, а младшие братья посмеивались над неудачливым воякой.

Первая навигация

Год 1947-й. Семья Латынцевых переехала в Благовещенск — большой город, стоящий на берегу Амура-батюшки.

Юра частенько проводил время на реке. Он с восхищением смотрел на суда, которые шли в неизвестную даль и звали с собой его юное сердце. Именно река сыграла главную роль в выборе его будущей профессии. После окончания семи классов Юрий поступил в Благовещенское речное училище, на судоводительское отделение. Во время учебы он проходил практику на судах Амурской военной флотилии и уже твердо знал, что посвятит себя российскому флоту.

Быстро пролетели 4 года учебы. Вот уже и выпускной. На плечах Юрия Латынцева — погоны лейтенанта речного флота, а в кармане направление работать на флоте в далеком северном Ленском пароходстве. Юрий Латынцев совсем не думал, что поедет той же дорогой, Благовещенск — Большой Невер, по которой в 1944 году стремился мальчишкой попасть на фронт.

От Большого Невера до города Якутска Юрий со своими друзьями, выпускниками училища Анатолием Загребиным и Федором Карпушкиным, поехал сразу после выпускного вечера. Стоял март. В Благовещенске уже весна, а здесь, по дороге на Север, друзья с удивлением смотрели на высокие белоснежные гольцы и бесконечную тайгу. Якутск встретил молодых речников лютым морозом. Термометр показывал -43. Для ребят было неожиданным из весны попасть в настоящую зиму. В легких ботинках и шинелях на морозе им пришлось отбивать чечетку.

В отделе кадров Ленского пароходства друзей встретили очень тепло. Юрия Леонидовича назначили вторым помощником капитана на пароход «Тобол», который зимовал в городе Олекминске. И опять 600-километровый путь, но только уже по воздуху. А под крылом самолета простиралось зеленое море тайги.

...Май. С шумом и грохотом идет ледоход. Он очень страшен, так как все сметает на своем пути, если что-то ему мешает. Бывает, что на берегах и островах остаются высокие горы льда, которые исчезают только с приходом паводка.

Но вот и первый рейс. Пароходом «Тобол» в то время командовал один из прославленных ленских капитанов — Николай Александрович Солодовников. В межнавигационный период он передавал свое мастерство судоводителя курсантам Якутского речного училища. Под командованием этого легендарного капитана молодой судоводитель Латынцев начинал свою первую навигацию 1955 года. Экипаж судна занимался в основном проводкой плотов от 15 тысяч до 20 тысяч кубов. Река-матушка Лена хоть широка и глубока, но в мелководный период сотни перекатов по всему бассейну представляют опасность. Для судоводителей-плотоводов риск был и в большую воду. Стоило допустить ошибку, и плот всей своей массой опоясывал приверх острова с последующей обсушкой. Такие случаи бывали, а это огромные убытки. Вот какая ответственность ложилась на плечи будущего капитана Латынцева.

В первую навигацию Юрий Леонидович не только учился мастерству судоводителя-плотовода, но и был пленен неповторимыми ленскими восходами и закатами, красотой знаменитых Ленских столбов и еще более знаменитыми скалами под названием Ленские Щеки, утесом Пьяный Бык и всей красотой ленской природы. Рад был, очень рад второй помощник капитана Латынцев, что судьба забросила его именно в этот суровый северный край, где работают сильные, мужественные, но душевные люди.

Якорь в Бубновке

В конце второй навигации по стечению обстоятельств Юрий Леонидович Латынцев оказался в этой же должности на пароходе «10 лет ЯАССР». Судно шло на отстой с караваном барж в Сосновский затон Киренского района. Вот здесь-то Юрий и встретил свою первую любовь Машу. Зимой сыграли свадьбу, а весной вместе пошли работать на пароход. Маша трудилась судовым поваром.

Третья навигация — и Латынцев уже первый штурман, правая рука капитана. Пароход «10 лет ЯАССР» имел мощность всего 160 лошадиных сил. Вот здесь-то и пригодилось молодому старпому знания своих учителей, полученные по проводке плотов. Действительно, нужно было проявлять мастерство: силенок у буксира мало, а у плотоводов одна цель — взять на буксир плот 15—20 тысяч кубометров, пройти с ним 1200 километров в любую погоду, в туман или снегопад, через затрудненные участки, и в целости доставить груз до столицы Якутии — города Якутска. Мобилизация экипажа судна на ударную работу в период всей навигации была успешной.

В конце октября встали в новом Бубновском отстое Киренской РЭБ флота. Строился новый поселок речников. В этом месте будущий капитан Латынцев и бросил свой якорь на долгие 50 лет.

Окончание в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  18 696