Ювелирных дел мастер

Александр Алсаткин черпает вдохновение в легендах своего народа

Его работы хранятся в Оружейной палате Москвы, частных коллекциях, а многие имеют такую ценность, что даже запрещены к вывозу за границу. Совсем недавно он отметил тридцатилетие, а ему уже знакомы удовлетворение от побед, зависть коллег, восхищенные взгляды поклонников... Александру Алсаткину, в отличие от большинства, не приходилось задумываться о том, кем стать в будущем: «В керамических мастерских вырос, у мамы на работе в Краснокаменке, ходил там в художественную школу, а после того как семья переехала в Иркутскую область, учился в Усть-Ордынском и областном центре. Мыслей о том, какую профессию выбрать, не было. Было бы крайне странно для всех, и в первую очередь для меня самого, что я — человек из творческой семьи — пойду, например, в военные. Вот только ювелиром я стал, конечно, не сразу».

После окончания художественного училища в Иркутске Александр приехал домой, в поселок Усть-Ордынский, и устроился сразу на три работы: преподавал в местной художественной школе, был художником в Центре народных ремесел и параллельно учил детей эстетике в общеобразовательной школе. После года такого напряженного графика молодой учитель решил, что ему нужно двигаться дальше, набираться опыта. Александр решился уехать. Москва его особенно не привлекала, а вот Петербург — Мекка всех художников — подходил по всем параметрам. Ехал наобум, даже не зная, где учат творческих личностей. О художественно-промышленной академии имени В.Мухиной рассказали друзья. Александр выбрал факультет художественной обработки металла. Успешно сдал экзамены.

— На факультете в «Мухе» готовят будущих кузнецов и ювелиров. Конечно, не все идут по специальности работать, из 13 человек потока только человека 4 остаются в профессии, — рассказывает Александр. — После первого курса у меня финансовые проблемы возникли. Знал, что можно найти подработку прямо на факультете, но чтобы зацепиться, нужно хорошо сделать работу преподавателю. Помню, как мой учитель дал пакет с какими-то обрезками железа, остатками старой сантехники. «Сделаешь — оставайся». Пришлось попотеть. Вообще, ювелирами становятся те, у кого терпения хватает. Вы только представьте, все вручную делается, берешь кисточку, обрезаешь, оставляешь три-четыре волоска и сидишь, корпишь несколько часов подряд.

Через некоторое время работы Александра стали занимать места на международных выставках, а его ножи, которые он часто делал в основном для частных коллекций, даже попали в музей Оружейной палаты.

У бурят кузнецы всегда приравнивались к шаманам. Кузнецы (дарханы) делились на черных, работающих с грубым металлом, и белых, занимающихся изготовлением изделий из серебра, ножей, украшений. Силы для творчества Александр черпает в истории своего народа.

— А вы знаете, что бурятские ножи не похожи ни на один нож в мире, — оживленно говорит Алсаткин. — В старину у каждого мужчины он должен был висеть на поясе. В специальных ножнах был большой и малые ножи. Они были заточены под таким углом, чтобы было удобно разделывать тушу животного. Ножи вешали на специальную цепь, тоже уникальную по форме.

Его знания и мастерство не остались незамеченными. Последовали предложения. Многие были заманчивыми. Предлагали уехать на работу в Америку и даже Австралию. Но Александр неожиданно решил переехать не за границу, а вернуться в небольшой поселок Усть-Ордынский.

— Я нужен тут. Моя мама, дизайнер Анжелика Борисовна, годами вынашивала проект совместного творчества — создание этнической студии, ну как я мог ее подвести? Хотя я не буду скрывать и сочинять, что переезд из Петербурга дался мне легко. Все-таки за годы я успел обрасти друзьями, связями, полюбил этот город. А на малой родине меня ждала неизвестность.

Сейчас о своем переезде Александр не жалеет. В Иркутской области он работает всего около года, а уже успел сделать две коллекции, совместно с Анжеликой Алсаткиной и художницей Людмилой Банаевой создать студию «Алма Алсатэ», взять Гран-при Международного фестиваля-конкурса модельеров и дизайнеров одежды, мастеров прикладного народного творчества «Этно Подиум», привезти Гран-при международной выставки «Сокровища севера». Последняя победа Александра — Гран-при Международного конкурса высокой моды национального костюма «Этно Эрато».

Но победы не даются легко. Каждый день ювелира расписан по минутам. Чтобы не забыть о важной встрече, на стене висит календарь, на котором отмечены все дела. Свободных дней практически нет.

— Вообще-то ювелиру для работы нужен только стол, инструменты и время, — говорит Александр. — Но когда создаешь коллекцию, вкладываешь всю душу и все средства. Один костюм может стоить около ста тысяч рублей. Поэтому на конкурсах бешеная конкуренция. Всем хочется добиться признания. Вот, например, в Якутии на «Этно Эрато» было более ста коллекций. На улице тридцать градусов жары, в зале духота, жюри внимательно осматривает каждую коллекцию на каждом этапе, модели и дизайнеры, как говорится, на взводе. Очень сложно спокойствие сохранять. Поэтому нужно ко всему философски относиться. Выиграл — хорошо, не получилось — работаем дальше.

А работать приходится много. Есть мелочи, не видные простому человеку. Тот же отбор моделей. Девушек, которые могут достойно представить коллекцию, Александр находит на улице, в клубах. Подходит, представляется, уверяет в том, что у него только серьезные, деловые намерения, предлагает набрать для уверенности его фамилию в Интернете и приходить попробовать себя на подиуме.

— Моделям приходится тяжело, и хочется им спасибо сказать. Ведь нужно подолгу ходить на пятнадцатисантиметровых каблуках, не обращать внимания на погоду, настроение, всегда улыбаться, приезжать вовремя на показ. Есть даже специальный набор, который должна носить с собой каждая девушка-модель. Я его в шутку тревожным чемоданчиком называю. Туда входят колготы телесного и черного цветов, черная резинка для волос, две пары туфель, специальное белье. Так что они у меня как солдаты, — шутит он.

Планов у Александра много. Покидать малую родину он точно не собирается. Кроме частных заказов и создания коллекций есть и глобальные проекты. Мечта семьи Алсаткиных — строительство этнографического комплекса «Бурятская деревня мастеров». Работы предстоит много. Согласно проекту, рядом с Усть-Ордынским должно появиться несколько благоустроенных юрт, в которых можно было бы познакомиться с творчеством местных мастеров, узнать о традиционном быте бурят. Поток туристов там большой, недостатка в посетителях не будет. Но главным направлением комплекса станет развитие декоративно-прикладного творчества. В «Бурятской деревне» могли бы заниматься начинающие художники и дизайнеры. И видя упорство молодого Алсаткина, верится, что и этот проект станет реальностью.

Татьяна Швыдченко. Фото из архива героя публикации

Сергей Ерощенко, губернатор Иркутской области:

— Безусловно, я знаком с творчеством Александра Алсаткина и всегда восхищался его работами. Но вот некоторые подробности его биографии я узнал только сейчас. Уехать из Петербурга, чтобы создать этническую студию здесь, в Усть-Ордынском, — этот поступок многого стоит.

Проект, который развивают Александр Алсаткин и его мама, Анжелика Борисовна, имеет для региона огромное значение. Говоря о развитии туризма, мы почему-то всегда подразумеваем Байкал, забывая, что этническая уникальность нашего региона не менее привлекательна, чем его природное своеобразие.

Сейчас правительство региона уделяет огромное внимание Усть-Ордынскому Бурятскому округу. Здесь возводятся новые объекты, и в целом уровень жизни, как мне кажется, заметно повышается. Александр Алсаткин — один из наших помощников в этом деле, потому что создание и продвижение культурных проектов не менее важно для развития территории, чем строительство новой больницы или школы.

Метки:
baikalpress_id:  18 632