Оголтелая гуманизация

Новации в охотничьей отрасли вызывают шок и недоумение

Продолжение. Начало в № 35, 36

Между прочим, США упомянутое в начале этой статьи соглашение о международных стандартах на гуманный отлов диких животных не стали подписывать. Без оглядки на чужое мнение. А мы? Спрашивается, зачем, не имея ловчего гуманного оборудования, не подготовившись как следует, нужно было торопиться вступить в сообщество стран, желающих гуманно добывать диких зверей? И как теперь быть? Ведь соглашение уже действует. Вспоминается незабвенный Виктор Степанович Черномырдин: «Мы обычно уж если начнем куда-то вступать, то обязательно куда-нибудь и наступим!»

Конечно, говорят охотники, многие как добывали соболя или белку старыми орудиями лова, так и будут это делать. Но такую пушнину можно сдать лишь на черный рынок. Нам это надо? И медведя в берлоге добывать не прекратят. Только будут делать это скрытно. Не станут покупать разрешения, чтобы не светиться. Региональный бюджет от этого только потеряет.

Что касается волка, то тут мнение моих собеседников едино: Москва создала своими запретами очень большую проблему для сибиряков. Нельзя, считают они, бездумно перетаскивать метод облавной охоты, в том числе с флажками, пригодный в европейской части России с ее перелесками, полустепями, к нам, в таежную Сибирь. Это нереально. И просят вернуть охотникам право добывать серых с применением фторацетата бария. Под строгим, разумеется, контролем. Руководители некоторых сибирских регионов отправили письма с такой просьбой уже не министрам, а самому председателю российского правительства Дмитрию Медведеву...

Хищники тем временем бесчинствуют. Нападают на домашний скот не только за пределами населенных пунктов, но под прикрытием ночи и на улицах, даже на огороженных усадьбах. Селяне стали бояться ходить в одиночку далеко в лес за грибами, ягодами, другими дикоросами. Позапрошлой зимой в некоторых деревнях и поселках Баяндаевского района на уличных столбах появились невиданные ранее «волчьи» объявления, призывающие людей быть предельно осторожными. В прошлом году серые вроде бы ушли, но нынче вновь появились. Недавно, 13 июня, в региональную службу по охране и использованию животного мира с просьбой принять меры, выдать разрешение на отстрел серых («есть факты нападения на сельскохозяйственных животных») обратилась глава администрации муниципального образования Васильевск Татьяна Крапусто.

Люди уже не в состоянии справиться с волчьим террором. Хотя у деревенских мужиков есть ружья и многие из них охотятся, знаток по добыче волков всего один на четыре населенных пункта — Харагун, Васильевск, Лидинское, Хандагай. Вот и бегает он за хищниками по огромной территории. Удалось добыть только двух. Специалисты говорят: скорее всего, в округе бесчинствует одна или две стаи. В прежние годы, когда можно было применять в привадах яд, их бы нейтрализовали быстро. А так вот идет игра в кошки-мышки с серыми уже три года. За это время они задавили десятки телят, овец. Так, например, в старинном бурятском селе Хандагай серые разбойники загрызли 13 овец за один день. Напали на отару, пасшуюся от жилых домов на расстоянии всего 500 метров. При этом страховых выплат за погибший от волчьих зубов скот сегодня нет — в отличие от советского периода, когда они были.

Аналогичное обращение в службу в эти же дни пришло и из Эхирит-Булагатского района, где хищники тоже появились.

Дивлюсь я — у нас теперь, оказывается, и на добычу волка требуется разрешение. Раньше охота на него была свободная в течение всех промысловых сезонов. Потому что волк, в отличие, скажем, от медведя, значился как вредный хищник — читай, особо опасный. В новых уже не значится. Стал этаким паинькой, простым хищником, по степени опасности не выше лисицы или рыси. Говорят, так надо. Дескать, любая добыча охотресурсов должна контролироваться, это поможет борьбе с браконьерством. Известно, что нахождение человека в промысловых угодьях с охотничьим оружием без разрешения на добычу того или иного дикого животного считается правонарушением. Раньше как было: задержит охотнадзор такого гражданина, а он в ответ — «Не имеете права! Я на волка приехал поохотиться, на него лицензия не нужна». А сам на изюбря или косулю нацелился. Поди потом его поймай и проверь. Вот и решили перестраховаться, обязали охотников приобретать разрешение на добычу серого. Хотели сделать как лучше, но получилось...

В той же самой Европе, откуда дует в нашу сторону «гуманный» ветер, не церемонятся и поступают жестко с любым хищным зверем, если он создает для местного населения проблемы. Недавно разговаривал с одним известным иркутским специалистом по организации охотничьего хозяйства, в том числе зарубежного. Знаком ему и чешский опыт. Волков в Чехии нет, но есть другая напасть — расплодились лисы. Чтобы снизить их численность, правительство этой страны разрешает охотиться на рыжих бестий без лицензий в течение всего года да еще и выплачивает людям за это солидные премии. Чем и как лису добыли, никого особо не интересует, важен конечный результат.

— Возможно, для охотничьей отрасли это невыгодно, ведь она теряет солидный доход от непроданных лицензий. Но узковедомственные интересы в Чехии не принято ставить выше интересов общества, населения! Ни одному чешскому чиновнику не позволят нарушать этот принцип, — говорит мой собеседник.

Гуманизация — штука сама по себе неплохая, если ко времени да на пользу. В том числе и по вопросам добычи зверей, птиц. Она характеризует уровень развития общества. Я не против гуманизации. Я против ее оголтелого, непродуманного, не подготовленного заранее внедрения — в первую очередь при добыче таких опасных хищников, как волк и медведь. Где-то их мало, в некоторых европейских странах нет вообще, а у нас ну очень много. Так много, что люди оказываются не только в осаде, под угрозой, но и подвергаются нападению. Региональные СМИ постоянно сообщают о таких фактах. В Усть-Илимском районе косолапый покалечил местного жителя, а еще раньше, весной, насмерть загрыз рыбака. Должны ли были руководители страны учесть такую опасность? Конечно. Но не учли. Не подумали о последствиях. У нас часто так случается: в заботах об имидже государства о простых гражданах никто и не вспоминает. Более того, их мнения даже не спрашивают. Испокон веков велась в России охота на медведя и волка так, как было нам удобно. И ничего — численность этих хищников только росла. Может, мы и дальше будем жить все-таки своим, а не чужим умом? Или мудрый кот Матроскин из известного отечественного мультика «Зима в Простоквашино» был прав, когда утверждал: «Средства у нас есть. У нас ума не хватает!» Говорил он так о себе и своем друге Шарике. Но что-то в этой фразе, вложенной в его уста талантливыми создателями мультфильма, угадывается мистическое, общее для России, для всех нас, для нашей власти в первую очередь.

Метки:
baikalpress_id:  18 630
Загрузка...