Забросив топор

Иркутские студенты смогли сказать новое слово в домостроении

Говорят, что строителем надо родиться. Наверное, это так. Например, студент Павел Сорокопуд в поиске призвания даже вуз решил поменять: вместо самолетов, как раньше хотел, теперь строит дома. Все сошлось таким образом — и то, что Павел лес любит, и то, что с деревом работать умеет, и то, что инженерная смекалка имеется. Она-то и помогает ему воплощать современные идеи на производстве. Технология, которую Павел вместе с товарищем Андреем Назаровым реализовал на одном из индивидуальных предприятий под Ангарском, позволила заметно увеличить производительность труда. То, что в старину, складывая бревна в венцы, деды рубили топором, сейчас делает новый станок — быстрее получается и надежнее. Студенческий проект иркутских Кулибиных в этом году получил грант мэра. А изобретение, которое собираются тиражировать, должны вот-вот запатентовать.

В длинном ряду менеджеров и юристов с психологами, обильно наводнившими теперешний рынок труда, молодые ребята с инженерными мозгами, способные сотворить техническое чудо, все же встречаются. Что, безусловно, радует и заставляет с неким оптимизмом смотреть в будущее. А ведь поколение, любимым журналом которого была «Наука и техника», уже совсем махнуло рукой на нынешнюю молодежь, и гвоздя-то вбить не способную — где уж тут изобретать новые космические корабли... И все же... Если опыт объединится с молодостью, тем более в интересах не только прогресса, но и коммерческой прибыли, из затеи выйдет толк.

Так, можно сказать, повезло иркутским студентам Павлу Сорокопуду и Андрею Назарову. Нашелся работодатель — индивидуальный предприниматель, который предоставил ребятам право на свободу и техническую революцию: «Дерзайте, чем смогу — помогу».

На этом предприятии под Ангарском, похожем на одно из многих, выросших вокруг городов и поселков, богатых лесом, собирают дома из цилиндрованного бревна. Обычный производственный участок, где венец за венцом возводят под крышу деревянные срубы — будущие дома и баньки, предназначенные для продажи. И проблемы подобного производства как у всех — общие, российские: низкая производительность труда, много ручных операций, не хватает квалифицированных кадров.

Парни-студенты, конечно, повсеместной панацеей от головной боли для стройпредприятия и его руководителя не стали, но кое-что все-таки улучшить взялись. Присмотрелись повнимательнее к производству, его мощностям, понаблюдали за линией по обработке бревна. Ведь бревно поступает на участок далеко не в виде вызывающих восхищение, одинаковых в диаметре и ровненьких цилиндров — как и полагается в России: сосны да лиственницы из леса приходят кривые, влажные, какой уж тут калибр. До нужной для строительства кондиции дерево доводят здесь, на месте: сушат, снимают кору, шлифуют, готовят под кладку. Эти и другие операции рационализаторы прохронометрировали, умом пораскинув: а где же утекают время и деньги? Слабым местом в конструкции оказались, к примеру, пазы.

— Руками все постоянно обрабатывать невозможно, — горячо убеждает Павел. И скромно утверждает: — Да ничего мы такого нового не придумали, до нас этим сотни лет деды в деревне занимались, строили топором без единого гвоздя. Просто приемы, известные еще в старину, мы усовершенствовали.

Да-да, ведь все-таки двадцать первый век на дворе...

— Так как у нас идет кругляк, а не брус, подготавливая бревно к укладке, мы выпиливаем специальные пазы, — говорит студент. — Они неквадратные — закругленной формы, поэтому более плотно прилегают друг к другу, а значит более теплоустойчивые. В обычном пазу бревна не полностью стыкуются, какие-то щели обязательно остаются, нужен утеплитель. А мы тепло не теряем.

— Придумали, в общем, каким образом выпиливать эти пазы, — продолжает Павел. — Ну а чтобы выполнять операцию, пришлось создать новый станок. Для этого разобрали старый — по частям он представлял для нас больший интерес. Первым делом взяли от него каркас, поставили туда три двигателя, два здоровенных вала и пилы-фрезы. Установили в нужной последовательности — и все. Стремились, чтобы было удобно, быстро, механизированно. Станок наш в высоту получился метра полтора и в длину метра два с половиной. Поставили его на рельсы — чтобы двигать можно было. Месяца два-три собирали. Наставник, конечно, нам помогал.

Теперь бревно проходит через станок и через 20—30 минут готово для дальнейшего использования — в противовес 45 минутам на старом, неусовершенствованном, агрегате. Вот такая экономия.

Павел и Андрей на своем станке трудятся сами. Перспективы есть, говорят. К новой технике здравое любопытство проявили коллеги — бригады строителей из Иркутского лесхоза готовы осваивать современный агрегат, приедут обучаться. Из Москвы, откуда поступают заказы на продукцию, собираются присылать специалистов на обучение, а значит, будут и приобретать станок — изобретение наших иркутских студентов. А Кулибины на достигнутом останавливаться не хотят. Павел Сорокопуд мечтает в будущем ввести компьютерное управление станками. "Программу написать недолго, — улыбается он. — Мне бы только ангар отдельный да оборудование... "

Метки:
baikalpress_id:  34 002