Невзоров Юлий — коллекционер, меценат

Окончание. Начало в № 27

Школа, где обучались извозчики и чиновники особых поручений

 В семь лет Юлий поступил на обучение в 5-ю Советскую школу — (бывшая
1-я Хаминовская гимназия), ныне это средняя школа № 72 города Иркутска. В то же
время мальчик под влиянием дяди, Н.Ф.Шестерикова, в студии художника Копылова
увлекся рисованием акварелью пейзажей.

 Школа Ивана Лавровича Копылова располагалась на улице Почтамтской, 11
(ныне Степана Разина), в двухэтажном деревянном доме в глубине двора. Учебные
классы занимали весь второй этаж, затем школа переехала на улицу Транспортную
(ныне ул. Польских Повстанцев). Учащиеся делились на три группы: студийцы,
подмастерья и мастера. Студийцы платили за обучение, а мастера и подмастерья и
учились, и работали, выполняли заказы. Часть денег выплачивалась исполнителям,
другая поступала в фонд школы — на ее содержание, из них выплачивались даже
стипендии студийцам из бедных семей или беспризорникам. Школа Копылова
относилась к типу студийных школ, поэтому никаких списков и учета учащихся не
велось. И.А.Шафер — ученик Копылова, писал, что состав учеников был пестрый: «
...Тут можно было увидеть студента и ученика начальных классов, бывшего
псаломщика и чиновника особых поручений при губернаторе, учительницу и домашнюю
хозяйку, блестящего знатока нескольких иностранных языков... известного в городе
маляра, ломового извозчика и столяра-краснодеревщика».

Первый раритет

Вкус к живописи у Юлия формировался с детства, тяга к коллекционированию
появилась позже. Первую антикварную работу он принес в дом в 17 лет. Собранным
семейством Невзоровых пейзажам уже к тому времени мог позавидовать любой музей,
ведь приобретать понравившиеся полотна начинал брат деда.

Вот что по этому поводу сказано в записях Юлия Невзорова, которые хранятся в
музее Семипалатинска: «Брат Петра Ивановича, Игнатий Михайлович, мой дедушка,
был сослан в Сибирь за революционную деятельность. Туда, в Иркутскую губернию,
за Бодайбо, пешком по этапу пошла и его жена, Анна Гавриловна Невзорова
(Попова), мать моего отца, который родился в далеком селе Витим. А уж там, в
Иркутске, в 1913 году на свет явился и я.

Свою коллекцию Петр Иванович завещал Анне Гавриловне, моей бабушке. Позднее
владельцем коллекции стал мой отец, Владимир Игнатьевич. В 1924 году его
перевели в Москву, где он работал начальником планового управления Внуторга.
Человек высокой культуры и разносторонних знаний, он был влюбленным в живопись,
страстным собирателем. Будучи в командировках, обязательно посещал антикварные
магазины, базары, был знаком со многими владельцами коллекций и искусствоведами.

 Мне запомнилась одна история, рассказанная отцом. В двадцатые годы
прошлого века в Ленинграде, на Сенном рынке, он увидел картину, стоявшую у ног
дамы явно из «бывших». Это был великолепной работы пейзаж, выполненный в
традициях передвижников. Не купить было невозможно! Ведь вот так, запросто,
сколько их, замечательных шедевров, ушло неведомо куда, в неведомо чьи руки, в
неведомо какую страну. Отец приобрел картину неизвестного художника, не
подписанную.

Первым, кто верно определил автора, был Алексей Викторович Щусев — знаменитый
архитектор, один из директоров Третьяковской галереи, знаток живописи, друг
отца. Он высказал предположение, что это Федор Васильев, один из прославленных
русских пейзажистов, проживших непростительно короткую жизнь. Позднее, уже в
пятидесятые годы, к его мнению присоединились другие ведущие искусствоведы».

Получил гонорар — купил картину

 Постепенно собирательство произведений стало неотъемлемой частью жизни
Юлия Владимировича. Даже учеба в Московском строительном институте, работа — все
это, по мнению Юлия Владимировича, было способом и средством собирательства.
Удивительно, но в этом эмоциональном, с тонким художественным чутьем человеке
жил еще и прагматик с техническим складом ума. Невзоров — автор 33
запатентованных изобретений, за которые получал совсем неплохие гонорары. Но все
деньги уходили на приобретение картин. Семейное счастье Юлий Владимирович обрел,
будучи уже зрелым человеком. С Антониной Михайловной Невзоровой (в девичестве —
Перекальской) они встретились в Иркутске и больше не расставались никогда. Она
подарила ему дочь Юлию. Сегодня Юлия Юльевна Невзорова — искусствовед, окончила
МГУ; в настоящий момент молодая мама, воспитывает двух прелестных
девочек-двойняшек.

Юлий Владимирович не занимался коллекционированием ради коллекционирования,
тем более не рассматривал это как способ наживы, хотя некоторые полотна из
семейного музея стоят целого состояния. Невзоров изучал интересных авторов,
разыскивал их работы, реставрировал и показывал людям.

Щедрые подарки музеям

 Богатый подарок Юлий Владимирович преподнес Иркутску в 1964 году:
областной художественный музей получил от него около 70 произведений искусства,
в том числе картины таких мастеров как И.А.Акимов, А.Е.Архипов, С.А.Виноградов,
В.Е.Маковский, И.Е.Репин, и других. В предисловии к дарственной он писал:
«Являюсь иркутянином — уроженцем города Иркутска, в котором вырос, провел свое
детство, и являюсь потомственным сибиряком. В знак моего желания помочь
дальнейшему развитию художественного музея моего родного города и стремления
внести посильную помощь в деле изучения истории любимого мною изобразительного
искусства и его популяризации прошу Вас принять от меня в дар Иркутскому
областному художественному музею следующие художественные произведения и книги
(каталоги) по изобразительному искусству...».

В 1970—-1980-е гг. коллекция Невзорова путешествовала по городам, даже не
заезжая домой, в Москву. С огромным успехом прошли выставки в сибирских городах
— Омске, Новосибирске, Кемерово, Барнауле, Новокузнецке, Томске, Улан-Удэ,
Северобайкальске. Потом коллекция отправилась на Украину — в Луцк,
Ивано-Франковск, Тернополь, Лубны, Винницу. Свыше 200 картин из собрания
Невзорова путешествовало по стране в течение почти 10 лет. В 1985 году в
Семипалатинске городские власти решили создать музей искусств. Искусствоведы,
знакомые с работами из коллекции Невзорова, отправились в Москву на переговоры.
Более двух лет музей готовился принять передвижную выставку «Русское и советское
искусство конца XVIII—XX вв.» из собрания Невзоровых. Юлий Владимирович
предъявил ряд требований, основным из которых было обеспечение музейных норм
хранения его коллекции, что еще раз свидетельствует о его профессионализме.
Позднее Антонина Михайловна и Юлий Владимирович сообщили, что в их традиции в
каждом музее, где состоялась выставка, оставлять в дар несколько работ. В музее
был праздник. Однако никто и предположить не мог, что 6 октября 1988 года на
вернисаже семья Невзоровых (Юлий Владимирович, Антонина Михайловна и Юлия
Юльевна) передаст в дар музею искусств 272 произведения, а затем еще 295 — в
общей сложности 567 произведений живописи, графики, предметов
декоративно-прикладного искусства!

Сегодня Восточно-Казахстанский музей изобразительных искусств по праву носит
имя семьи Невзоровых, и в городе его называют не иначе, как Невзоровским. Далеко
не все способны понять поступок Невзоровых. Словно отвечая на многочисленные
вопросы относительно того, что же именно побудило коллекционеров сделать столь
щедрый дар, Юлий Владимирович написал в дарственном заявлении: «Считаю, что
изобразительное искусство является важнейшим фактором воспитания молодежи». По
мнению историка, научного сотрудника Государственного исторического музея, члена
правления иркутского землячества «Байкал» Надежды Полуниной, это редчайший
случай в истории частного собирательства, когда коллекция в таком объеме по воле
и желанию владельца побывала в многолетнем турне по отдаленным городам. Это
настоящий подвиг коллекционера, который он совершил во имя любви к искусству и
своему народу.

Елена Щапова, заместитель директора по основной деятельности ОГКУ
«Государственный архив Иркутской области При подготовке использованы материалы
сайтов businesswomen.kz, baikal-irkzem.ru.

Метки:
baikalpress_id:  33 871