Невзоров Юлий — коллекционер, меценат

В январе 2013 года исполнилось 100 лет со дня рождения Юлия Владимировича Невзорова, известного коллекционера, ценителя живописи, подарившего Иркутскому областному художественному музею около 70 произведений искусства, в том числе картины С.Виноградова, Ю.Клевера, В.Маковского, И.Репина и т. д.

Добровольно следующие за арестантами

 Игнатий Михайлович Невзоров — дед Юлия Владимировича, крестьянин
Тамбовской губернии — был сослан в Иркутскую губернию на поселение. К тому же
Иркутск выполнял пенитенциарную функцию, являясь главным пунктом ссыльного
тракта Восточной Сибири. Основная партия арестантов поступала в Иркутск с
Московского тракта, здесь арестантские партии переформировывались и направлялись
через Байкал до Николаевска или на север сухопутно, по Якутскому тракту.

 Игнатия Невзорова сослали в село Мухтуйское Витимской волости
Киренского уезда, граничащего с Якутской областью. За ним в ссылку следовала
жена Анна Гавриловна — бабушка Юлия Невзорова. Известно, что, по Уставу о
ссыльных, членам семей разрешалось следовать за этапированными. В статистических
сведениях тюремной инспекции даже учитывалась особая категория людей,
«добровольно следующих» за арестантами. По статистике тюремной инспекции, за
каждым десятым арестантом, пришедшим в Восточную Сибирь в 1883 году, шла женщина
с ребенком.

 Зафиксирована точная дата прибытия семьи Невзоровых в Иркутск: 23
октября 1883 года. В этом же документе далее указано, что при Игнатии Невзорове
были жена Анна Гавриловна, 25 лет, и сын трех лет.

 Несомненно, Анна Гавриловна была женщиной героической, с сильным
характером, любящей супругой, наравне с мужем испытавшей все тяготы этапа. Были
случаи, когда жены, дойдя по этапу до Иркутска, отказывались далее следовать за
мужьями, несмотря на то что мужья хотели, чтобы они шли за ними до места
поселения. В этих случаях арестанты подавали прошения в адрес Иркутского
губернского управления с просьбой повлиять на жен, но получали от управления
ответ: «Оставить просьбу без удовлетворения» — и супруг арестантов выдворяли на
родину. Поскольку Игнатий Невзоров относился к категории ссыльных, лишенных всех
прав и состояния, то ему запрещалось иметь при себе деньги. Конвоиры проводили
обыски, деньги отбирали, поэтому сбережения хранила Анна Гавриловна. Если
учесть, что уголовники и политссыльные, мужчины и женщины шли в одной партии, то
понятно: в любое время Анна Гавриловна могла быть ограблена или убита. А ей надо
было уберечь еще трехлетнего сына Ивана.

По данным заведующего Иркутской пересыльной тюремной больницей, в 1883 году в
проходивших этапных партиях свирепствовал тиф. Невзоровы пришли в Иркутск в
октябре, когда наступали холода. А предстояло идти до Киренска и далее — до
Витима. По Якутскому тракту партии ссыльных в 30—50 человек двигались на
подводах, которых не хватало, при необходимости переправлялись сплавом. Уберегла
или нет Анна Гавриловна своего старшего сына Ивана — неизвестно.

Жена и пятеро детей

Сохранилось донесение горного исправника частных золотых промыслов Витимской
системы со сведениями о составе семьи Невзоровых в 1902 году, в котором читаем
дословно: « ...при нем (имеется в виду, при И.М.Невзорове. — Авт.) жена и пятеро
детей, старшему из них, сыну, 18 лет...» В данном документе речь идет о сыне,
родившемся в семье в 1884 году. Можно выдвинуть только две версии: либо Иван не
выжил, либо на этот момент ему исполнилось 22 года и он при отце уже не
проживал.

Внешность Игнатия Михайловича в статейном списке описана так: « ...росту 2
аршина 6 вершков, волосы на голове светло-русые, бороду бреет, усы светло-русые,
глаза карие, нос широкий, рот большой, зубы черные, частые, подбородок круглый,
лицо чистое, красное. Особые приметы: немного раскос». Мухтуйское сельское
общество было назначенным местом поселения для Игнатия Невзорова и местом
причисления для его жены Анны Гавриловны, так как ссыльнопоселенцы первые четыре
года ссылки не имели права причисляться к крестьянам.

 Вероятно, в Киренске или Витиме Игнатий Невзоров получил разрешение
Иркутского губернского правления на работу на частных золотых приисках. Семья
Невзоровых какое-то время находилась в Витиме, где необходимо было встать на
полицейский учет и получить отпускной билет. Здесь же, в Витиме, в 1888 году
родился отец Юлия Владимировича — Владимир Игнатьевич.

Из казармы — в свой дом

 В 1852 году начались разработки золотых месторождений при впадении в
реку Витим реки Бодайбо, на земле, выкупленной золотопромышленниками у
государственной казны. Как поселение Бодайбо было основано в 1864 г. В
приисковом районе действовали три крупнейшие золотодобывающие компании:
Лензолото, Компания промышленности и Прибрежно-Витимское золотопромышленное
товарищество.

 Игнатий Невзоров работал по найму в Компании промышленности. Компания
имела в Бодайбо специальные казармы, в которых жили рабочие. Семейные стремились
обзавестись собственными домами, поскольку в казарменных условиях было трудно
воспитывать детей, когда, по официальным данным, ежегодная норма потребления
водки на одного жителя равнялась шести ведрам! В 1894 году Невзоровы приобрели
свой дом, Игнатий Михайлович, по сведениям горного исправника, занимался
кирпичной работой. В архивном фонде «Бодайбинская городская управа» в списке
домовладельцев г. Бодайбо под номером 131 записана А.Г.Невзорова, здесь же
имеется ее личная подпись (автограф) в получении окладного листа. Этот документ
свидетельствует не только о наличии недвижимости у Невзоровых, но и подтверждает
тот факт, что в 1910 году А.Г.Невзорова находилась еще в Бодайбо.

Иркутский период

 В 1911 г., к началу учебного года, Невзоровы переехали в Иркутск. Это
подтверждается записью в алфавите учеников иркутского городского 4-классного
училища за 1911 г.: под литерой Н значится ученик 3-го класса Невзоров
Александр. В сведениях о родителях написано: отца нет, мать — Анна Гавриловна,
адрес проживания — ул. Ямская, д. Бякова, № 3. Запись в журнале за 4-й класс
1912/1913 учебного года гласит: «Невзоров Александр — по определению совета
училища — удостоен получения аттестата». В документах архива найдены также
сведения, подтверждающие состав семьи Невзоровых. Так, например, в фонде
Иркутской духовной консистории за 1913 г. есть сведения об Антонине Игнатьевне
Невзоровой, с указанием возраста — 18 лет от роду — и происхождения: « ...из
крестьян Иркутской губернии Киренского уезда Мухтуйской волости». Антонина
Игнатьевна (тетя Ю.В.) была на тот период прихожанкой Успенской церкви и
проживала с матерью Анной Гавриловной по ул. Ямской, 3.13» В метрической книге
иркутской Воскресенской церкви за 1912 г. в графе сочетавшихся браком от 29
апреля имеется запись о том, что Владимир Игнатьевич Невзоров, крестьянин
Иркутской губернии Киренского уезда Мухтуйской волости, 24 лет от роду,
православного вероисповедования, сочетается первым браком с дочерью мещанина
области войска Донского посада Азова — девицей Иулианией Михайловной Матвеевой,
17 лет от роду, православного вероисповедания, первым браком. Поручителями по
жениху были: крестьянин Иван Титович Базыль и Иван Григорьевич Рожков, по
невесте — иркутские мещане Василий Дмитриевич Сусаков и Дмитрий Иванович Соснин.
Совершали таинство протоиерей Григорий Цветков с дьяконом Владимиром Каблуковым
и псаломщиком Александром Казанцевым.

 В 1913 году в метрической книге той же Успенской церкви имеется запись
о рождении 17 января (по старому стилю) Иулия у крестьянина Иркутской губернии
Киренского уезда Мухтуйской волости Владимира Игнатьевича Невзорова и законной
жены его Юлии Михайловны. Воспреемниками вписаны иркутский мещанин Дмитрий
Иванович Соснин и бабушка — крестьянская вдова Иркутской губернии Киренского
уезда Мухтуйской волости Анна Гавриловна Невзорова. В графе «Крещение» записано:
19 марта 1913 г.

Окончание следует.

Елена Щапова, заместитель директора по основной деятельности ОГКУ
«Государственный архив Иркутской области

Загрузка...