Наша заповедная надежда

Скоро, впервые за последние 20 лет, на карте Иркутской области появится новый природный заказник регионального значения

Есть широко известный афоризм: о зрелости государства судят по тому, как оно заботится о своих детях и стариках. Выражение, что о нем судят и по отношению к природе, то есть к среде обитания человека и диких животных, произносят реже, но от этого оно не менее значимо. В Приангарье часть природных заповедных уголков особо охраняется Федерацией, часть — регионом. Важное место в ООПТ (особо охраняемые природные территории) занимают 11 областных заказников. Судьба их становления была трудной, порой драматичной. К тому же в течение 20 последних лет не появилось ни одного нового заказника. И это плохо, считают специалисты. Но вот, кажется, лед тронулся — намечается открытие еще одного заказника, Окунайского («Лебединые озера»), в Казачинско-Ленском районе... Впрочем, обо всем по порядку.

Непочетное предпоследнее место

В Иркутской области заказники регионального значения занимают меньше одного
процента от общей территории области. На долю всех ООПТ приходится чуть больше —
3,1 процента, но все равно это очень мало по сравнению с соседями. По этому
показателю, как явствует из вышедшего в свет в 2012 году атласа «Особо
охраняемые природные территории Сибирского федерального округа», разработанного
и подготовленного в печать Институтом географии СО РАН им. В.Б.Сочавы, наша
область занимает предпоследнее (11-е) место среди регионов СФО. Хуже дела
обстоят только в Омской области. В Кемеровской, например, этот показатель
составляет 13,5%, в Бурятии — 8,7%, в Новосибирской области — 8,6%, в
Красноярском крае — 5,9%.

Что касается непосредственно заказников регионального значения (а их в СФО
больше всех — 187 из 241 ООПТ), то картина здесь такая. На первом месте —
Алтайский край, там действует 35 региональных заказников, в Красноярском крае —
32, в Забайкальском — 17, в Новосибирской области, которая по площади в разы
меньше Приангарья, — 24, в Республике Тыва — 15. Составители атласа относят
Иркутскую и Омскую области к не очень благоприятным в этом плане субъектам РФ.

— Неужели в дикой природе Приангарья так мало уникальных мест, требующих
охраны? — в некотором удивлении спрашиваю я заместителя руководителя службы по
охране и использованию животного мира Иркутской области, заместителя главного
государственного инспектора региона по охране природы Павла Жовтюка.

— Да нет, наоборот — таких территорий у нас много. Вот, скажем, верховья реки
Уды в Тофаларии: эти места уже зарезервированы для возможной организации ООПТ.
Было бы просто замечательно создать там областной заказник по охране снежного
барса, козерога, других краснокнижных диких животных... Есть в Иркутской области
участки, где в течение многих лет существуют действующие гнезда орлов. Эти
крупные птицы устраивают их на деревьях, и, если подходящих деревьев нет, орлы
не гнездятся и не выводят потомство, даже когда кормовая база богатая. Подобные
места надо охранять, иначе местные жители могут спилить выбранные орлами деревья
на дрова. Такие случаи, к сожалению, нередки. Нет у нас и ни одного
регионального степного заказника, хотя потребность в них назрела — в частности,
в Аларском и Нукутском районах. Можно привести немало и других примеров.

— Павел Иванович, а от кого зависит создание новых региональных заказников?
От областной власти, от вашей службы, от ученых?

— От всех. Нужны политическая воля, инициатива и финансовые средства.

— Слышал, что сроки создания в первом квартале нынешнего года нового
областного заказника Окунайского («Лебединые озера») в Казачинско-Ленском
районе, 12-го по счету, сорваны?

— Я бы так вопрос не ставил: идет согласование. Процесс этот небыстрый, в нем
задействованы различные организации. Наша служба еще в 2012 году направила в
региональное министерство природных ресурсов и экологии свои предложения, проект
положения о заказнике, карту-схему его границ с особым режимом. В ноябре
госэкспертиза была проведена, рекомендовано создать Окунайский заказник на
площади 213 тысяч гектаров. Все заинтересованные стороны, в том числе агентство
лесного хозяйства, свою позицию обозначили. Ждем заключения других
государственных органов и окончательного постановления Сергея Ерощенко. Надеюсь,
что все решится положительно. Ведь создание заказника Окунайского записано в
программе «Защита окружающей среды в Иркутской области на 2011—2015 годы» и
утверждена постановлением регионального правительства от 18 октября 2010 года.

Из бесед со специалистами других организаций я узнал, что не все
«заинтересованные стороны», в частности агентство лесного хозяйства, горят
большим желанием отдать 213 тысяч гектаров под будущий заказник. И не потому,
что там сидят ретрограды, не понимающие великого значения нового ООПТ в
сохранении дикой живой природы для наших потомков. Просто, как часто водится в
РФ в последние годы, одни не до конца проработанные федеральные законодательные
акты приходят в противоречие с другими. По закону об ООПТ и Земельному кодексу,
создавать заказники без изъятия земельных участков у их собственников и
пользователей (арендаторов) можно, а по пресловутому Лесному кодексу — нельзя.
От этой законодательной неразберихи страдают больше всего регионы. Им порой
очень трудно принять юридически правильное решение, поскольку вопрос о
необходимости перевода земель лесного фонда в земли ООПТ в России до сих пор не
решен. «Это сущее безобразие, безобразие на высшем законодательном уровне!» —
так прокомментировал сложившуюся ситуацию один известный иркутский
ученый-охотовед.

Про лебедей, сурков и других

Что касается идеи создать в Казачинско-Ленском районе новый заказник —
Окунайский («Лебединые озера»), то предложения об этом выдвигались давно. С ними
неоднократно выступали преподаватель факультета охотоведения Иркутской
государственной сельхозакадемии Петр Наумов, депутаты, общественность. Мнения
высказывались самые разные... Дебаты затянулись, и дума МО «Казачинско-Ленский
район» не захотела больше ждать. Своим решением от 20 ноября 2006 года она
постановила создать на небольшом участке водосборного бассейна реки Окунайки
мини-заказник местного значения «Лебединые озера». Это была временная мера, ибо
заказник «местного розлива» проблему не решал. Да и не мог решить в принципе:
российским законодательством существование в стране такой категории особо
охраняемых природных территорий не предусмотрено. У муниципальных властей не
было нужных денег на серьезную охрану своего мини-заказника. Но и сидеть сложа
руки, ничего не делать, в районе больше не могли. Угроза над уникальным уголком
дикой природы нависла реальная — использование лесосырьевой базы стремительно
расширялось. Слава Богу, сегодня эта угроза снята.

Площадка для новой ООПТ выбрана уникальная во всех отношениях, поскольку
заказник имеет огромное значение не только для Казачинско-Ленского района,
Иркутской области, но и для всей Восточной Сибири. Богатая здешняя система
водно-болотистых угодий и озерного комплекса реки Окунайки служит местом отдыха
при массовых миграциях водоплавающих птиц, в том числе многих краснокнижных —
таких как лебедь-кликун, таежный гуменник, клоктун, краснозобая казарка. На
берегах окунайских озер благополучно гнездятся и выводят птенцов
орлан-белохвост, скопа — это виды, включенные в Красную книгу РФ и Иркутской
области, нуждающиеся в особой охране.

Сначала планировалось создать заказник в границах только водно-болотных
угодий, площадью около 60 тыс. га. Однако благодаря проведенным исследованиям
охраняемую территорию было рекомендовано увеличить до 213 тыс. га, включив в нее
верховья Окунайки — места летних концентраций дикого северного оленя. Маршруты
его вековых миграций в Казачинско-Ленском районе были сильно нарушены из-за
строительства БАМа, и у этих животных осталось совсем немного мест, где они
могут летом укрыться, чтобы выводить и выхаживать потомство. Верховья реки
Окунайки — одно из них.

В горах, где берет свое начало река Окунайка, сохранились колонии
черношапочного прибайкальского сурка, тоже включенного в Красную книгу РФ и
Иркутской области. Зверек обитает еще в горах Бодайбинского района, а также в
Бурятии и Забайкальском крае. В верховьях Окунайки его численность около 600
особей.

Повезло у нас и диким кабанам — для них был создан в 1967 году заказник
Иркутный (Шелеховский и Слюдянский районы). Зверь для Восточной Сибири тоже
довольно любопытный, хотя и не такой уж редкий. Обитает в Приангарье очагами.
Один из них как раз и находится в Иркутном заказнике. Здесь, кстати, самая
северная в мире широта его обитания. Основатели заказника поступили мудро:
включили в него все основные места зимних концентраций зверя. Это горные склоны
Иркута — крутые, на них мало снега. Сюда приходят на зимовку дикие свиньи из
соседних районов — Усольского, Ангарского, Иркутского и даже из Бурятии.
Заказник Иркутный помогает им всем пережить суровые зимы и сохраниться.

Самый большой по площади областной заказник, 109,6 тыс. га, — Туколонь.
Находится в уже упомянутом Казачинско-Ленском районе. Существует 37 лет.
Специалисты отмечают его большие заслуги в сохранении самых крупных в Сибири
диких копытных — лося, изюбря, северного оленя. Благодаря особым климатическим
условиям здесь выпадает мало снега, что и привлекает зверей, они приходят сюда
со всей округи, чтобы пережить суровые зимы. Заказник раскинулся на таежных
землях в среднем течении реки Киренги, в него полностью входит ее приток
Туколонь. Места эти, богатые рыбой, птицей, в том числе водоплавающей,
облюбовали и некоторые редкие хищные птицы, занесенные в Красную книгу РФ, — в
частности, скопа и орлан-белохвост. — Семья орланов загнездилась недавно, в 2012
году, — уточняет Павел Жовтюк. — Вывела потомство, а затем все улетели зимовать
на юг. Надеемся, что нынче они вернутся.

Ну а самый маленький заказник — Кочергатский, (Иркутский район) — занимает
площадь в 12,4 тыс. га. Он тоже играет очень важную роль в сохранении популяций
лося, изюбря и косули. Копытные здесь размножаются, затем многие из них уходят
на прилегающие охотничьи угодья. Таким образом и численность диких животных
поддерживается на должном уровне, и охотникам есть кого добывать. Рядом с
заказником находятся охотхозяйство «Иркутское море», принадлежащее Иркутской
областной общественной организации охотников и рыболовов, и учебно-опытное
хозяйство факультета охотоведения Иркутской государственной сельхозакадемии.

Продолжение в следующем номере.

Загрузка...