К святому источнику

В верховьях реки Риты Байкало-Ленского заповедника установлен православный крест в память о протоиерее Дионисии (Садовникове), открывшем и освятившем природный родник

Эта история началась семь лет назад, когда во время похода к истоку Лены отец Дионисий случайно обнаружил на вершине одного из байкальских гольцов ключик холоднющей воды. И хотя с высоты более двух тысяч метров, где снег тает до середины лета, устремляются вниз сотни ручейков, просачиваясь сквозь заросли стланика, подпитывая Риту, этот родничок имеет совсем другое происхождение, он не пересыхает с сезонным исчезновением ледников. Живительная влага пульсирует круглый год. После освящения вода обрела особую силу, мгновенно утоляя жажду и снимая усталость. Совершавший обряд протоиерей Дионисий погиб в автоаварии в августе 2009 года, а вскоре с благословения владыки Вадима было решено поставить возле источника православный крест.

 Путь к намеченной цели выдался трудным, и поездка на внедорожниках, с
форсированием таежных рек до кордона Онхолой Байкало-Ленского заповедника
впоследствии показался отдыхом. Настоящие испытания начались на мысе Рытом,
обросшем в течение веков легендами, тайнами, мистикой и откровенными фантазиями
редких туристов.

Известно, шаманы категорически запрещали посещать Хэр-Хушун (так по-бурятски
звучит название мыса), а тем более заходить в ущелье, даже в поисках заблудшей
скотины. Говорят, в старину мужчины укутывали копыта лошадей тряпками, дабы не
разбудить злых духов, а покидая берег, оставляли на нем свои стельки. Здесь
повышен радиационный фон, который ученые объясняют земным разломом и наличием
полиметаллов, в грозу притягивающих молнии.

 Однако группа иркутян, в которую вошел и автор этих строк, не
собиралась подтверждать или опровергать древние сказания и современные гипотезы
относительно загадочных явлений. Нам предстояло преодолеть ущелье Рытого по
руслу Риты, подняться в гольцы и установить крест у источника. Композицию из
нержавеющей стали, цемент, продукты, спальники, сменную одежду — все несли на
себе. Точки старта и финиша разделяли примерно 16 километров, и многим казалось
(в число оптимистов входил и ваш покорный слуга), что одолеть это расстояние
достаточно легко. Радужные перспективы множил главный проводник, один из авторов
мероприятия — Владимир Петрович Трапезников, старший госинспектор
Байкало-Ленского заповедника.

— Да что тут идти?! — восклицал он. — Доберемся до того утеса, после одолеем
пару прижимов, а там трень-брень — и на месте.

 Мы еще не знали, что скинуть рюкзаки и, переодевшись в сухое, вытянуть
ноги у костра мы сможем только через 13 часов!.. К проблеме преодоления огромных
валунов, мощных, холодных перекатов прибавлялось наличие зверей. И если
встреченными красавцами изюбрями можно было любоваться бесконечно (правда,
мгновения длились секунды), то лицезреть медведей хотелось меньше всего. Хотя
уже первый косолапый попался, едва мы высадились с катера: не зря ведь данный
отрезок Байкала называют берегом бурых медведей. После долгой зимы хищник
выходит к воде, где слизывает личинки ручейника, и, переворачивая камни,
лакомится икрой байкальской широколобки. На открытом пространстве зверь вряд ли
осмелился бы напасть на группу людей, но была опасность неожиданно столкнуться
нос к носу на камнях, омываемых Ритой. Временами шум воды заглушал все вокруг,
скрадывал шаги, и внезапное появление людей могло быть расценено медведем как
нападение. По заверениям Трапезникова, встреча медвежат, опекаемых мамой,
практически всегда заканчивается атакой последней.

— Да не переживайте, — тут же успокаивал Владимир Петрович, который шел без
ружья, — я много раз встречал медведя на тропе. Бывало, он пасть едва откроет, а
я ему: «Ты, че, старый, ворчишь на меня?» А он лапы вскинет: «Извини, не
признал, тебя, Петрович, редко бываешь у нас!»

В нашей ситуации оставалось только верить проводнику. Вечером в верховьях
Риты с неба сыпала крупа, изо рта шел пар, поэтому многочисленные баллончики
репеллентов из-за своей бесполезности вмиг стали в разы тяжелее...

Сложно проспать, находясь хоть и в спальнике, но на открытом воздухе, да еще
при минусовой температуре. Поэтому подъем случился даже немного раньше, чем
планировали. Перед заключительным подъемом и установкой настоятель храма Ксении
Петербуржской отец Александр и дьякон Игорь провели службу. Кстати, в момент
окропления креста неожиданно пошел дождь — надо полагать, это хороший знак.

Обогнув белую шапку на склоне горы, Владимир Трапезников и отец Игорь без
труда нашли источник протоиерея Дионисия. Установка креста заняла около часа. —
Уверен, что источник, освященный отцом Дионисием, несет особую силу, — громко
произнес Владимир Петрович по окончании работ. — Уставший путник, испив воды,
обретет здесь силу, больной — здоровье.

Спуск к Байкалу занял около восьми часов, особое ускорение на заключительном
отрезке придали свежие следы медведя, в один из которых я спокойно положил свою
бейсболку.

— Петрович, он что — такой старый?

— Необязательно. Скорее просто большой...

Метки:
baikalpress_id:  18 283