Легенда телеграфа

Связист Михаил Яковлев первым в Иркутске принял страшное сообщение о нападении фашистской Германии на СССР

Иркутянин Михаил Яковлев родился в царской России, видел репрессии, самоотверженно трудился в Великую Отечественную, пережил Советский Союз. В свои 96 он бодр и весел, хотя потерь в своей жизни перенес немало. Найти Михаила Николаевича было непросто: совсем недавно у него умерла жена, с которой он прожил 70 лет, и поэтому он переехал к детям в Москву. Михаил Николаевич рассказал «Копейке» об испытаниях, которые ему выпали, о долге, большой сибирской стройке и о людях, которых стоит помнить.

«Никто не задавал вопросов»

Работа на Иркутском телеграфе для Михаила Яковлева началась в 1937 году.
Тревожное время, когда все приходили на рабочее место с вещами: а вдруг заберут?
Михаил Николаевич вспоминает:

— После Иркутского ремесленного техникума я был направлен механиком в
Киренск, в 37-м вернулся в Иркутск, и коллектив у нас был огромный! Тогда по
Союзу работало 13 крупных узлов связи: в республиках, четыре — по Сибири;
обеспечивали Читу, Бурятию, северные районы... А за несколько лет перед войной
наша команда поредела. На работу придешь и видишь: нет человека. Но не
спрашиваешь. Кто есть — тот есть. И подставляли, и клеветали — много народу
ушло, и никто не возвращался.

Правда, однажды, уже после войны, Михаил Николаевич все-таки встретил
сослуживца — в черемховской гостинице:

— Гляжу, лицо знакомое, как у Мишки Ларионова! Его забрали, жена осталась с
ребенком. Я подошел, спросил: «Ты?» Говорит: «Да. 10 лет отсидел, вернуться не
разрешают, вот тут работаю». Столько семей развалилось! Свою половинку Михаил
Яковлев встретил в 1940 году. Елена Ивановна пришла трудиться на телеграф
и сразу приглянулась ему.

Людей увозил НКВД, а наш герой задумался, как жить дальше: — Сказал ей:
заберут так заберут, не будем время терять. Собрали чемоданишки, сняли
комнатушку. Да так и остались на 70 лет вместе. В июле 42-го родился сын, а в
год Победы — дочь.

Яковлева так и не забрали тогда, перед войной, не забрали и в войну —
специалисты такого класса нужны были на телеграфе.

Иркутск на проводе!

Утром 22 июня 1941 года Михаил Яковлев, старший инженер телеграфа, как
обычно, пришел на работу. Воскресный день был погожий, солнечный... Вдруг Москва
запросила подключение по телетайпу, который обычно не включали по выходным. И
потянулась лента сообщения: «На рассвете 22 июня без объявления войны войска
немецкой армии атаковали пограничные части...» Стало понятно, почему тихо
перебрасывали с востока на запад боевую технику, — началась война. В войну
Михаил Николаевич работал практически в женском коллективе — мужскую половину
сотрудников телеграфа призвали на фронт. Связистов не хватало, присылали
специалистов из других районов, на 90% это были женщины.

Полуголодные, изможденные, они днями и ночами получали, переправляли
сообщения Генштаба из Москвы на восток. Порядки были как в армии: за малейшую
опечатку лишали премии и даже сажали на гауптвахту. Паек был скудный, только
местная столовая подкармливала связистов продуктами из подсобного хозяйства. —
Работали в три смены, по ночам приносили чай. Сорок-пятьдесят телеграмм за смену
— такая была норма. Утром смотрю — женщины белые сидят.

С Москвой в войну держали связь через девятикратный аппарат Бодо —
шестиметровую махину. Приемом и обработкой занимались одновременно 18 человек,
всего 600 работников трудилось круглые сутки у аппаратов. Михаила Николаевича
после войны наградили орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За трудовую
доблесть».

На фронт Михаилу Яковлеву попасть не удалось — несколько раз приходили за ним
из военкомата, но возвращал своего связиста Иркутский телеграф. — Один раз, в
42-м, лейтенант забрал меня и еще двоих ребят — по-видимому, в десантники.
Собрались, пошли уже... Шагаем по мосту через Ангару, и тут главный инженер нас
догоняет: «Освободите Яковлева!» И меня отпустили.

«Как я стал председателем профкома»

С 1955 года Михаил Яковлев 8 лет избирался председателем областного комитета
профсоюза работников связи, автотранспорта и шоссейных дорог. Из-за квартирного
вопроса в новостройке от дела отстранили прежнего председателя, и надо было
кого-то выбрать. Все проголосовали за Михаила Николаевича. — А я председателей в
жизни не нюхал! Но надо так надо, — говорит он. — Рабочих в области много, 50
тысяч! А отдыхать негде. Вот и начали мы строить лагеря, строительство пришлось
взять на себя.

Стараниями Михаила Яковлева появился лагерь «Приморский» на 500 человек —
всего за год, и лагерь в Мишелевке. Такими быстрыми темпами работали тогда
профсоюзы, о долгостроях и не слышали! Иркутский музей связи тоже отчасти
заслуга нашего героя.

Он рассказал, как возникла идея создания постоянной экспозиции: — Начальник
телеграфа узнал, что в 1864 году поступила первая телеграмма царю от иркутян, и
предложил отметить 100-летие. С этого времени праздник вошел в традицию. Когда
начали менять оборудование, отслужившие машины собирали, военные и довоенные,
фотографии, документы... Так постепенно и накопили. Сейчас Михаил Николаевич
живет в Москве, у дочери. — Люблю Иркутск, вся моя жизнь там, с тридцать второго
года! Но пришлось... — с сожалением говорит наш герой.

В Москве — родственники, лето они проводят на даче: трехэтажный домик,
беседки. Михаил Николаевич выбрал комнату на втором этаже, но говорит, улыбаясь,
что может подняться и на третий. Сил у нашего ветерана связи еще полно —
сибирское здоровье у него и в 96 лет!

Загрузка...