Почетный дворник

Всю свою зарплату ангарчанин Александр Середкин тратит на исследование истории родного города

Ангарчанин Александр Середкин — личность незаурядная. Внешне выглядит как человек из прошлого века: одевается по моде 60-х, не имеет ни компьютера, ни мобильного телефона. По городу предпочитает передвигаться исключительно пешком. По специальности Александр Иванович дворник, по натуре — краевед-любитель. Всю свою зарплату он тратит на сбор литературы об Ангарске, а приобретенные книги отдает в городские библиотеки. За преданность и любовь к родному городу местные активисты даже предлагают сделать его почетным гражданином Ангарска.

Карта, которую можно прочитать

Александр Иванович Середкин родился в Якутии, в городе Алдане, школу окончил
в Свирске, а в Ангарск приехал в 1959-м, поступать в строительный техникум.

— Стройка — это ключевое слово для тех лет, — говорит он сегодня. —
Центральная часть Ангарска, которую сегодня многие называют старой, тогда только
строилась. Если бы в то время можно было посмотреть на город сверху, то видны
были бы одни строительные краны — одно здание сдавалось, другое рядом
возводилось.

Окончив техникум, Александр Иванович стал работать инженером-проектировщиком.
Для нашего героя это стало пропуском в настоящую, полную приключений и свободы
жизнь. О том, как жил Александр Середкин в молодости, не знают даже многие его
знакомые. А между тем это во многом объясняет его сегодняшние пешие прогулки,
его страсть к изучению Ангарска и раскрывает личность необычного дворника в
полной мере.

— У меня дома на стене висит карта Советского Союза — она вся разрисована, —
говорит он. — На ней я отметил места, где мне приходилось бывать. И эта карта
для меня жива, потому что я годы потратил на путешествия. Александр Середкин
проектировал разные здания, в том числе промышленные, по всей Иркутской области.
Кроме Бодайбо и Ербогачена, Приангарье знакомо ему не хуже Ангарска. Ездил он в
командировки и по городам Советского Союза — строил объекты в Якутии, Заполярье,
Хакасии, Московской области... Летом в работе проектировщика возникали паузы, и
тогда он отправлялся в геологические экспедиции маршрутным рабочим. Обошел
Магаданскую, Читинскую, Иркутскую области. Был инструктором по туризму.
Исследовал Байкал вместе с братом Леонида Гайдая — Александром, который снимал
кино и фотохронику для ТАСС. Параллельно путешествовал: Кемерово, Новокузнецк,
Тюмень, Сочи, Новгород, Поволжье...

— В определенный момент становился бродягой в полном смысле этого слова, —
говорит он. — Если откровенно, то иногда и по году ходил. Деньги зарабатывал на
плодоовощных базах — и делал очередной рывок. Часто ночевал на вокзалах.
Подобная романтика, конечно, не всегда оборачивалась положительной стороной.
Бывало, что жизнь путешественника висела на волоске — он тонул в Забайкалье,
Чукотке и на Байкале.

Один случай вспоминает особо: — Были мы как-то в экспедиции на Байкале. Я,
кстати, только потом понял, что места там действительно сакральные и не зря
нужно бурханить. Сижу рядом с геологом, а у него карабин на коленях. Хорошо, я
маленький ростом и мои колени находились чуть ниже его... Внезапно его карабин
выстрелил, а пуля прошла выше моих коленей.

Александр Середкин не был равнодушен, как он говорит, и к печатной продукции.
Любопытства ради в 70—80-е годы писал разные заметки в ангарское «Знамя
коммунизма», «Восточно-Сибирскую правду».

Особенный асфальт Ангарска

Обо всем этом Александр Иванович рассказывает с большим волнением и
признается: к Ангарску он сейчас привязан поневоле. Нет у него средств, чтобы
жить прежней жизнью, а тягу к новому побороть он не в силах. Вот и ходит по
городу разными дорогами — кольцевым маршрутом, как говорят в геологии. И это
затягивает как омут — обратной дороги уже нет.

— Я пешком хожу, а почему? — спрашивает он. И сам отвечает: — Это шанс быть
краеведом. Я полюбил серый асфальт Ангарска. Даже анекдоты сочиняю. Вот чем
отличается ангарский асфальт от петербургского? Да тем, что по ангарскому ходят
ангарчане, а по петербургскому — петербуржцы! Перестройка, грянувшая в стране в
90-е годы, раз и навсегда изменила судьбу всех россиян, в том числе и Александра
Середкина. В 1996 году организация, в которой он работал на тот момент,
окончательно развалилась. Тогда он устроился дворником в городскую поликлинику №
1. Думал, что на два месяца, но задержался на 15 лет и менять ничего не хочет.
Сейчас он даже географически мыслит как настоящий ангарчанин — кварталами.

— Все знают, что Ангарск строили осужденные, но не всем известно, что
нумерацией кварталов мы обязаны лагерям, — Александр Иванович проводит экскурс в
историю. — Так, строящиеся дома обносили колючей проволокой, повсюду стояли
вышки с надзирателями. Когда объект был готов, его разгораживали, снимая колючую
проволоку и перенося на следующую стройку. Номер объекта автоматически
становился номером квартала. А жители города, когда спрашиваешь их адрес, и по
сей день называют номер квартала и номер дома.

Официально Александр Иванович никогда не был женат, и детей у него нет. Сам
он объясняет это тем, что характер у него сложный, непредсказуемый, поэтому
никто с ним не может ужиться. Живет сейчас один, а все, что зарабатывает,
подметая тротуары, тратит на литературу об Ангарске.

— Если в книге за полторы тысячи рублей будет хотя бы пять строчек об
Ангарске, он все равно ее купит, — рассказывает об Александре Ивановиче
ангарский экскурсовод Надежда Елькина, которая уже написала несколько брошюрок
об истории Ангарска.

Причем в создании одной из них, посвященной первой улице города —
Октябрьской, ей помогал и дворник Середкин.

— Мы вместе ходили по улице, останавливались возле каждого дома и собирали
информацию, — рассказывает Надежда Петровна. — А потом, когда пришло время
печатать брошюру (потребовалось 35 тысяч рублей, а из городского бюджета нам не
дали ни копейки), мы с ним скинулись: он из зарплаты — я с пенсии.

В 1997 году в центральной библиотеке города создали отдел краеведения, и
Александр Середкин был одним из тех, кто этому способствовал. И собирает он не
только книги, но и всевозможные старые вещи. Причем подбирает их в основном на
улице. Когда в 2006 году в 1-м квартале открылся музей «Старая квартира», у него
даже появилось место, где все это можно безболезненно складировать. Сюда он
доставил семь мраморных слоников, самовар, пионерскую форму, диван с откидными
валиками и патефон, а также огромное число карт и схем Ангарска. Причем печать
некоторых из них он опять-таки оплачивал из своего кармана.

В этом году осуществилась еще одна его мечта — наконец-то был издан
«Путеводитель по Ангарску», о необходимости которого Середкин задумался еще 10
лет назад. Кроме того, последние два года ангарский дворник активно сотрудничает
с журналом «Признание», чья редколлегия и предложила выдвинуть кандидатуру
Александра Ивановича на звание почетного жителя города.

Жизнь по-прежнему яркая

Будни дворника Александра Середкина невозможно назвать серыми. После основной
работы у него наступает насыщенная жизнь: выставки и экспозиции, художественные
галереи, музей «Старая квартира»... Он везде желанный гость. Для него встречи с
живыми людьми — это источник информации о городе. — Дворник — личность
демократическая абсолютно, — говорит краевед Александр Середкин. — За день
раскланиваешься с десятками людей, и зернышко по зернышку — информация
появляется и аккумулируется в отделе краеведения. Пока еще нет книги, написанной
об Ангарске историком-профессионалом, но я уверен, что мой скромный вклад в
историю обязательно пригодится такому специалисту в будущем.

Метки:
baikalpress_id:  33 928
Загрузка...