На одном дыхании

Многодетная семья Токарских из деревни Куды Иркутского района не понаслышке знает, что такое счастье

К многодетным семьям в наше время отношение неоднозначное. На тех, кто решается родить больше, чаще смотрят с недоверием, на отважившихся взять приемных детей — подозрительно: понятно, дело благое, но, как говорится, родных бы поднять. Семья Токарских из деревни Куды Иркутского района выглядит нестандартно даже на фоне остальных приемных семей. Супруги Ирина и Александр стали родителями для 13 (!) мальчиков и девочек, причем большинство детей они взяли в самом трудном — подростковом возрасте.

Взрослый выбор

История этой семьи началась 17 лет назад — именно тогда познакомились Ирина и
Александр Токарские. Как признается сегодня Ирина, если бы не надежный тыл, она
никогда бы не решилась на столь отчаянный поступок — усыновление.

— Мы с мужем похожи, — говорит она. — Когда люди в одну сторону дышат — так
проще. Он мужчина, на которого можно положиться, а это очень много значит. Без
него я бы не стала рисковать — я понимаю, какая это ответственность.

На момент знакомства у будущих супругов уже росли дети от предыдущих браков:
у Ирины — дочь Алиса, у Александра — Ольга; обе учились в школе. В 2001 году
Токарские решили купить участок земли в Куде для бизнеса — у Александра тогда
был свой коптильный цех. Со временем участок, на котором не было даже
электричества, превратился во вполне порядочную ферму с большим домом, огородом.

Казалось, что в жизни все хорошо, но в семью пришла беда — общий ребенок
Ирины и Александра умер в возрасте 4 месяцев из-за врожденного заболевания. Боль
утраты была настолько нестерпимой, что и сегодня Токарские не очень хотят
разговаривать об этом. Со временем у Ирины возникло желание как-то заполнить
возникшую пустоту, и она стала уговаривать мужа съездить в приют. Алиса и Ольга
к тому времени стали совсем взрослыми, покинули родителей, а Ирине хотелось,
чтобы в доме снова звучал детский смех.

— Я его два года уговаривала — просто съездить, посмотреть, — вспоминает
Ирина.

Наконец в 2008 году супруги впервые посетили приют в Урике. Им хотелось
девочку.

— Пока мы ждали директора, вокруг нас собрались дети, — продолжает рассказ
Ирина, — и я услышала, как они между собой говорят: маленьких опять заберут, а
большие никому не нужны.

И как-то само собой получилось, что уже во время второго визита Токарские
вместо девочки взяли к себе домой на майские каникулы... трех мальчишек в
возрасте 12—13 лет: Влада, Вову и Толю. Взяли просто присмотреться, а в итоге
получилось, что остались мальчишки навсегда. Остались — каждый со своим
характером, со своими проблемами и болячками.

Цирк, да и только!

— Почему решились подростков взять? — задумывается Ирина. — Наверное, потому
что я педагог по образованию и люблю работать именно с подростками. Мне с
малышами очень тяжело. А у этих характеры разные — интересно. Когда они к нам
пришли, абсолютно ничего не умели, ни к чему не были приучены. Даже чай заварить
и тот не могли. Получается, что мы им заново мир открываем. И это увлекает...

Мальчишки не один раз проверяли новых родителей на прочность. Бывало, и
воровали, и ленились. Чтобы заставить их что-то сделать, родителям приходилось
каждый раз придумывать некий стимул. Так, перед вскапыванием поля под картошку
Ирина с Александром зарывали на участке «клад». Чтобы пацаны не болтались без
дела, всех троих записали в поселковую цирковую студию. Постепенно дети оттаяли,
и даже Влад, которого однажды уже брали в приемную семью и вернули обратно, стал
называть Ирину мамой.

Через год после того как Влад, Вова и Толя нашли свою новую семью, Токарским
позвонила 13-летняя Лена, которая воспитывалась в том же приюте. Она рассказала,
что пришло указание: ее и брата Колю распределить по разным детдомам. Ирине и
Александру стало жалко их — так в доме появились брат и сестра. Чуть позже всем
— и приемным родителям и детям, захотелось разбавить мужской коллектив. И в доме
появилась Аня. Через год — еще одна Аня. В 2010 году Токарские стали лауреатами
конкурса «Почетная семья». На полученные деньги построили комнату и еще детей
взяли. Появились первые малыши — 5-летняя Наташа и 4-летний Артем. Как стало
известно позже, у Наташи плохое зрение, она почти не видит, Артем ходит во сне.

— У всех приемных детей есть одна особенность, — говорит Ирина, — в первый
месяц они все по ночам плачут. У Наташи что-то в жизни случалось, она даже ночью
чувствует, когда кто-то подходит, и в испуге соскакивает. Бедный ребенок...

В пять лет девочка не разговаривала, и Токарским сказали, что уже не
заговорит. Однако сейчас девочка не только разговаривает, но даже и поет.
Последними в приемное семейство влились четыре родные сестры — Юля, Катя, Лиза и
Женя. Их взяли вместе, чтобы не разлучать.

Теперь в семье 13 приемных детей и новые традиции. По субботам пекут блины и
жарят шашлыки, в воскресенье ходят в храм. Несмотря на диагнозы врачей (четверо
учатся в коррекционной школе), каждый ребенок в семье Токарских по-своему
талантлив. Среди них есть гимнасты, певцы, парикмахер, повара, оператор,
продюсер. Старшая Аня и Вова хорошо рисуют — их работы даже показывают на
выставках. Дети сами разучивают цирковые номера, а по вечерам развлекают
родителей. Причем не только дома — регулярно устраивают выездные концерты.
Выступают в приютах и детских домах, участвуют в конкурсах. Жизнь в семье
насыщена яркими событиями. У каждого ребенка при этом свои обязанности: одни
наводят порядок в доме, другие готовят еду, третьи ухаживают за животными. В
своем хозяйстве фермеры держат коров, коз, свиней, кур, гусей, пчел, а в доме
живут семь кошек, собаки, кролики, говорящий попугай Жако и даже улитки.

— Нет, больше пока не собираемся никого брать, — предвосхищает мой вопрос
Ирина. — Дом большой, но и здесь уже комнат не хватает. Хотя что там лукавить —
когда показывают других детей в приюте, то начинаешь задумываться...

Норма жизни — счастье, а счастье — это дети

— Ирина, но ведь прокормить такую ораву, несмотря на поддержку государства,
непросто. Не жалко вам денег?

— Нет. Нас поэтому сумасшедшими и считают, наверное. Муж у меня фрукты
ящиками покупает. Но с финансовой точки зрения, безусловно, все непросто. Если
бы муж бизнесом не занимался, это вообще было бы нереально. Они столько
перебили-переломали, что никто этого не покроет. Умудрились даже плиту кухонную
расколоть пополам. Загадка природы: каким образом? Никто так и не сознался.

— А какую цель в конечном счете вы перед собой ставите?

— Знаете, они раньше думали, что когда взрослые пьют, матерятся, дети ходят
полуголодные — это норма жизни. Потому что другого не видели. Я хочу дать им как
можно больше. Научить жизни. Чтобы они могли сами выбрать дорогу, а не идти по
наклонной. Старшие уже понимают, что у нас возможностей больше. Так и говорят:
«С родными матерями сейчас бы за бутылкой только бегали...» При этом я
принципиально не заставляю никого работать. Я могу только заинтересовать. Если
вижу, что посуда грязная, сама мыть начинаю. У кого-то обязательно совесть да
проснется. И муж такой же. Мы их всему учим на своем примере. И если из
тринадцати хотя бы половина в итоге будет жить нормально, это значит, что мы
справились со своей задачей и какую-то миссию свою выполнили.

— Были такие минуты, когда вы жалели о своем выборе?

— Одного ребенка я пять раз в неделю намеревалась отдать обратно. И два раза
в неделю прощала его и про все забывала. Вот ради таких минут я все готова
терпеть. Они ведь запущенные просто, а в целом с ними совсем не сложно. В
обычных семьях с нормальными детьми иногда проблем больше. Кроме того, мы уже
без них не можем, им без нас тоже плохо.

— Живете мирно?

— Даже дети между собой не ссорятся. Ругаются-то от безделья, а у нас все
чем-то заняты. Можно сказать, времени вообще ни на что не хватает, поскольку,
если есть свободная минута, они жонглировать начинают, тренироваться.

— Вы уже думали о том, куда они пойдут жить, когда станут совершеннолетними?

— Сейчас много программ по обеспечению детей из приютов жильем. Я боюсь
одного — что они вернутся в свои дома, к родителям, а там все вернется на круги
своя.

— Ирина, а как ваши родные дочери отнеслись к тому, что семья неожиданно
стала просто огромной?

— Первое время, конечно, удивлялись, возмущались. Теперь помогают деньгами,
вещами и продуктами... Я же сама сейчас не вижу разницы между родными и
приемными детьми. Привыкаешь к ним быстро, как будто они всегда были. Хотя, если
честно, я никогда не думала, что у меня такая большая семья будет. Мы с
Александром городские — в моей семье трое детей было, он вообще один у своих
родителей — и к деревенской жизни приучены мы не были. Но жизнь так все изменила
— сама удивляюсь.

— Ирина, когда старшие вырастут и уйдут, а место освободится, будете еще
брать детей из приюта?

— Да, наверное, мы уже без этого не сможем. К тому же теперь я точно знаю,
что счастливый человек — это тот, у кого есть дети. Главное — их любить надо
искренне. Они это чувствуют.

Метки:
baikalpress_id:  18 087
Загрузка...