Полный кавалер

Кинооператор Евгений Корзун вспоминает о встрече с обладателем трех орденов Славы Семеном Ивановичем Батагаевым из Онгурена

Работа в документалистике в один год свела меня с героями-фронтовиками, жившими в то время на расстоянии пяти тысяч километров друг от друга, но имевшими общие — сибирские — корни. Зимой в Москве общался с генералом армии, дважды Героем Советского Союза Афанасием Павлантьевичем Белобородовым, а летом выпала мне командировка на западный берег Байкала, в бурятский улус Онгурен, где я познакомился с кавалером ордена Славы всех трех степеней — сержантом Семеном Ивановичем Батагаевым. Его награды уравнены в своем величии со званием Героя Советского Союза.

Онгурен в переводе означает «конец дороги». Правды ради надо сказать, что и
до самого поселка дороги тоже нет. Ее не построили в царское время, и у Советов
руки не дошли. Летом туристы ездят туда на внедорожниках по протоптанной за
несколько веков извилистой широкой тропе, объезжая валуны, пересекая вброд
небольшие речушки, впадающие в Байкал. Эти речушки не опасны, пока не пойдет
дождь, а после ливня или затяжного дождя — держись!

В творческих планах Восточно-Сибирской студии кинохроники стоял фильм о
Семене Батагаеве. Мы познакомились, поговорили. Но в первый день я снимать его
не стал — сказал, что надо подготовиться. А на самом деле хотел, чтобы следующий
мой визит с камерой его не смутил, поскольку со мной он уже познакомился.

Семен Иванович с виду мужчина небольшого роста, худенький, но очень
подвижный, словоохотливый, говорит эмоционально, жестикулируя, с бурятским
акцентом. Он ушел на войну в сорок первом, воевать с немцами, а вернулся в сорок
шестом, после победы над японцами. Прошел две войны, и все время на передовой.
При этом умудрился остаться живым. Интересно, что воевал он рядом с Афанасием
Белобородовым, участвовал в операции по взятию Кенигсберга, но под командованием
Ивана Черняховского — в соседней 5-й армии.

 Утром я появился у Семена Ивановича во дворе. Мой герой встретил меня в
орденах и медалях. Господи, что же делать? Мне ведь надо снимать его, когда он
занимается по хозяйству. Сказать, чтобы он снял все свои награды, боюсь. Он ведь
меня ни за что не поймет: приехал делать фильм о фронтовике, герое, а ордена
велит снять...

Батагаев при всех регалиях ставит во дворе самовар. Я снимаю как-то сбоку, со
спины, или крупно одно лицо, обрезая грудь с орденами. С горем пополам снял
первый фрагмент. Попили чайку. Семен Иванович снял пиджак с орденами, и мы
занялись всеми домашними делами. Ходили на Байкал рыбачить, пасли общественную
отару овец недалеко от села. Сложно было в этом щупленьком пастухе с ботожком в
руках представить человека, отважившегося ночью в Кенигсберге пойти за «языком»!

Ночь была темной, вспоминал Батагаев, хоть глаз коли. Полгорода занято
немцами, вторая половина — в наших руках. Прошли несколько кварталов,
удерживаемых противником. В темноте прямо перед Семеном Ивановичем вырос немец.
Он был выше и мощнее сибиряка. Они схватились. Семен Иванович до войны немного
занимался вольной борьбой. Через пару секунд этот маленький, жилистый солдатик
провел прием, и увесистый немец оказался на земле. А еще через пару секунд его
скрутили наши подоспевшие ребята и поволокли с кляпом во рту в свое
расположение. Рассказывая, Семен Иванович жестикулировал, хлопал ладонями —
заново переживал момент.

Мы с ним говорили о войне, о тяжелой пехотной работе. Как языков брал,
хитрил, как под деревней Чернушки осколочное ранение получил. В том бою за
деревню Чернушки Александр Матросов закрыл собою вражеский дзот.

— Чернушки никак взять не могли. Немцы в землю зарылись, дзотов настроили,
прямо беда... Перед наступлением нас построили, майор речь сказал: «Гитлеровцы
хотят нас поработить, а потом всех кастрировать, только некоторых оставить —
производителями. (Это, стало быть, как быков и баранов, пояснил он мне). —
Поэтому будем драться до последнего человека в роте...» Тут жена Ивана
Семеновича по-бурятски громко что-то стала говорить внучке. Семен Иванович
подождал немного, жена не останавливается.

— Помолчи ты, — потом тирада слов по-бурятски, — надоела! Пи...шь, пи...шь...
Тишина. Я оторопел. Семен Иванович стал припоминать, что он говорил мне.
Вспомнить ему никак не удавалось.

— Все забыл, че говорил-то... — он с укором посмотрел на домочадцев.

Я напомнил ему: — Вы говорили, что всех кастрируют и только некоторых
оставят...

— Да, да... Раз такое дело, — продолжил Семен Иванович, — стали мы,
комсомольцы-сибиряки, готовиться к обходу по болоту в тыл. Надо было отвлечь
силы немцев. Пошли. По болоту тащить боевое вооружение — это не передать как
тяжело. Грязь, топь, а то и вовсе вода, не пройти... Как только немцы нас
обнаружили, повернули свои орудия и ослабили удар против главных сил. Там меня и
царапнуло. Пока выходили, пока везли в госпиталь, крови потерял много. Помню,
бежит она по телу и прямо в сапоги. От потери крови шатало, как пьяного. В
госпитале лежу, перед глазами мушки летают, слабость — ни рукой, ни ногой... Тут
одному стали переливание крови делать, а он на глазах скончался. Испугался я.
Теперь-то понимаю, что, видимо, парню другую группу крови влили он и умер, а
тогда думаю: «Вон как чужая-то действует... А где врачи возьмут бурятскую кровь?
Дадут мне какой-нибудь другой нации, что со мной тогда будет? А вдруг цыганскую
— еще воровать начну...» «Не надо мне, — говорю, — никакой крови, никакого
переливания, так буду выздоравливать». Ничего, выжил и опять на передовую...

 Прошло, вернее промчалось, с тех пор четверть века. Я часто вспоминаю
Семена Ивановича и Афанасия Павлантьевича, их любимые фразы, крепкие словечки,
сказанные к месту, рассуждения...

Евгений Корзун, кинооператор, заслуженный деятель искусств России, лауреат
Государственной премии

Подвиги Семена Батагаева

Семен Иванович Батагаев родился 5 марта 1915 года в селе Онгурен Ольхонского
района. С 16 лет работал в бригаде рыбаков на Байкале, затем охотником в
Гослове. В 1936 году вновь пошел учиться, в 1939 году окончил 7 классов
Усть-Баргузинской неполной школы. Работал счетоводом, бухгалтером,
прорабом-маркировщиком в Усть-Баргузинском речном пароходстве.

В Красной армии с декабря 1941 года. Боевое крещение принял в 1942 году в
составе 74-й особой стрелковой бригады на Калининском фронте. Был дважды ранен.
После второго тяжелого ранения долго был в госпитале и в свою часть уже не
попал. В феврале 1944 года окончил сержантскую школу и был направлен в 449-й
стрелковый полк 144-й стрелковой дивизии, командиром расчета 82-миллиметрового
миномета. С этой частью прошел до конца войны. Принимал участие в освобождении
Белоруссии, Прибалтики, в боях на территории Восточной Пруссии.

Командир расчета 82-миллиметрового миномета 449-го стрелкового полка (144-я
стрелковая дивизия, 5-я армия, 3-й Белорусский фронт) младший сержант Семен
Батагаев 25 июля 1944 года у реки Неман севернее местечка Румшишкес (Литва)
вместе с подчиненными подавил две пулеметные точки, истребил свыше 15
гитлеровцев, что помогло стрелковой роте форсировать реку без потерь. Приказом
командира 144-й стрелковой дивизии (№ 059/н) от 10 сентября 1944 года за
мужество и отвагу, проявленные в боях, младший сержант Батагаев Семен Иванович
награжден орденом Славы III степени (№ 124184).

В наступательных боях 15—22 октября 1944 года в районе города Кибартай и
населенного пункта Эйдткунен (Литва) старший сержант Семен Батагаев, командуя
расчетом, подавил четыре пулеметные точки и уничтожил более 10 солдат
противника. В боях за город Вильнюс вынес из-под огня раненого командира взвода,
лично захватил «языка», давшего ценные сведения. Приказом по войскам 5-й армии
(№ 0167/н) от 19 декабря 1944 года за мужество и отвагу, проявленные в боях,
старший сержант Батагаев Семен Иванович награжден орденом Славы II степени (№
9350).

В боях за города Инстербург (ныне город Черняховск Калининградской области) и
Алленбург (ныне город Дружба Калининградской области) в Восточной Пруссии 13—20
января 1945 года с расчетом уничтожил три пулеметные точки, пушку и свыше 15
гитлеровцев. На подступах к городу Кенигсбергу был ранен — в третий раз за
войну.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за образцовое
выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками
старший сержант Батагаев Семен Иванович награжден орденом Славы I степени (№
1733) и стал полным кавалером ордена Славы. В середине 1945 года 5-я армия была
передислоцирована на восток и в составе 1-го Дальневосточного фронта участвовала
в боях с японцами. При наступлении на город Харбин Батагаев был вновь тяжело
ранен. Полгода пролежал в госпитале в городе Ворошилове-Уссурийске. В феврале
1946 года был демобилизован по ранению, с инвалидностью.

Вернулся на родину. Работал рыбаком-охотником в Золотопродснабе, заведующим
сельской библиотекой, техником-аэрологом на метеостанции, киномехаником в селе
Онгурен. С 1965 года на пенсии. Затем жил в городе Иркутске. Скончался в 1992
году. Награжден орденом Отечественной войны I степени, орденами Славы I, II и
III степени, медалями.

22 июня 2006 года в Иркутске на доме № 61 по бульвару Рябикова, в котором
С.И.Батагаев жил более 20 лет, установлена мемориальная доска.
(Использованы материалы сайта
href="http://www.warheroes.ru">www.warheroes.ru.)

Загрузка...